Коротко


Подробно

 Борис Федоров: не нравятся мне их концерты


       О причинах, которые вынудили Бориса Федорова покинуть "Правое дело", он рассказал корреспонденту "Ъ" Ольге Пестеревой.
— Как получилось, что вы, один из лидеров, вышли из "Правого дела"?
       — "Правого дела" больше нет. Оно исчезло. Я входил в коалицию, в которой были Немцов, Гайдар и Федоров. Потом появилась Хакамада, сейчас — Кириенко. Почему-то стало всем очевидно, что Чубайс всем этим руководит. А я не вступал в партию Чубайса, хотя я к нему очень хорошо отношусь. Но это — уже другая коалиция. Дай Бог им победить, и я очень хочу, чтобы они перешли 5%. Возможно, даже мое движение останется в коалиции. Но я лично иду на губернаторские выборы и не могу быть привязанным к людям, которые явно не пользуются популярностью в стране. К тому же мне эти их концерты не нравятся...
       — Когда вы решили уйти?
       — Когда стало ясно, что от имени коалиции Чубайс ведет переговоры с НДР. У всех нормальных людей в стране такая ассоциация: кто ведет переговоры, тот и лидер. У вас есть сомнения в том, что лидер правых — Чубайс? У меня таких сомнений нет.
       Когда я вступал в коалицию, не создавалось ощущения, что это партия Чубайса. И он первые месяцы не светился. Для меня коалиция — это не присоединение к одному человеку. Большинство людей в этой коалиции — мои товарищи, я с ними в хороших отношениях. У меня были перед ними обязательства. Я твердо сказал, что из "Правого дела" не выйду. И свое обещание сдержал. А раз "Правого дела" больше нет и начинается новый процесс, я заново рассматриваю дилемму вступать или нет.
       Одним из условий коалиции было, что ни Чубайс, ни Гайдар не будут первыми. Выборы — это же не дружеская компания. Я готов с ними пиво пить, а на выборах нужно добиваться реальных результатов.
       — Значит ли это, что ради результатов на выборах вы готовы поменять свои взгляды?
       — Я свои взгляды не меняю и никого не предаю. Я буду говорить то, что говорил всегда. Если я говорил, что залоговые аукционы — это плохо, значит, я буду так говорить всегда. Если я узнаю, что Чубайс берет деньги из РАО ЕЭС, я первый выступлю против этого. Мне принципы дороже.
       На заседании "Правого дела" я сразу сказал, что мне категорически не нравится ориентация на узкий демократический электорат. Любой политик должен стремиться завоевать максимальное количество голосов избирателей. Для меня бабушка так же дорога, как человек с мобильным телефоном. Большинство тех, кто голосовал за меня в 1995 году, были против реформ Гайдара.
       — Теперь ваше движение "Вперед, Россия!" пойдет на выборы самостоятельно?
       — Движение пойдет в Думу. Есть вариант, что меня не будет в списках, если только мы не примем самого радикального решения и не пойдем в Думу сами. Тогда мы точно "поможем" СПС или НДР не набрать пять процентов.
       Идут консультации с НДР, пока никаких решений не принято. Если результаты переговоров удовлетворят движение — хорошо. Лучше всего остаться в "Правом деле". Я не считаю их своими противниками. В парламенте я готов сотрудничать и с "Правым делом", и с НДР, и с Явлинским.
       — Почему, на ваш взгляд, рассыпалась коалиция "Правого дела" и НДР и как Степашин оказался в списках "Яблока"?
       — Формула, которая обсуждалась на переговорах между "Правым делом" и НДР, не устраивала Черномырдина. Блок должен был выглядеть так: Степашин--Рыжков--Кириенко. Но НДР не хотел иметь Кириенко в первой тройке. Он не хотел впрямую иметь дело с ДВР и ассоциироваться с Чубайсом и Гайдаром. Это были два ключевых момента, из-за которых все и рассыпалось. Если бы ДВР шла в региональных списках, это бы НДР устроило больше. Но это было неприемлемо для "Правого дела".
       А Степашин был согласен возглавлять широкую коалицию, чтобы там были все. На него из Кремля оказывалось давление, а ему с самого начала хотелось в блок к Явлинскому — вариант безопасный, мягкий. Явлинский сумел построить политическую конфигурацию, при которой у него личных врагов нет. Вроде так он оппозиционер, но никакой ненависти к нему во властных структурах нет. Это больше подходит Степашину по характеру.
       — Почему вы решили баллотироваться в губернаторы Московской области?
       — Мне надоел федеральный уровень. Я уже три раза был в правительстве, и мне ни разу не дали там нормально поработать. На областном уровне, я думаю, все будет иначе. Здесь тебя избирают на четыре года, и никто уже не снимет. Есть конкретное дело, есть над чем работать. Я в прошлом году пришел в правительство работать. Через три месяца правительство возглавил Черномырдин. Потом и он ушел. А я-то здесь при чем? Я пришел работать... Это же просто издевательство. А четыре года — реальный срок, за который я смогу добиться реальных результатов.
       Думаю, что мой приход в губернаторы возможен даже под боком у Лужкова. Я не считаю, что в нашей стране все до такой степени схвачено... С Лужковым вполне можно побороться, тем более что мне это интересно.

Тэги:

Обсудить: (0)

Журнал "Коммерсантъ Власть" от 31.08.1999, стр. 26
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

Социальные сети

обсуждение