Коротко


Подробно

КоммерсантЪ-Weekly
Авторитет
Номер 034 от 31-08-99
Полоса 006
 Новая власть

       Назначение 33-летнего подольского борца Бориса Иванюженкова министром спорта прошло достаточно незаметно. Между тем это знаковое событие. До сих пор ни один человек, значащийся в милицейских базах данных как "авторитет преступного сообщества", не занимал столь высокого поста.

Новая элита
       Узнав о назначении Иванюженкова, из Главного управления по борьбе с организованной преступностью МВД России в другие, более спокойные подразделения перевелись несколько опытных оперативников. "Нет больше сил это терпеть. Дождемся другого времени",— так объяснили они свои действия. И хотя этот поступок больше напоминает жест бессилия, понять оперативников можно: информацию, которой они обладают, использовать нигде нельзя, оперативное дело ни к чему не пришьешь.
       Назначение Иванюженкова совсем не противоречит закону. Более того, как признался в интервью газете "Коммерсантъ" сам Иванюженков, Степашин, в прошлом глава ФСБ и МВД, сам нашел его: "Позвонил, мы с ним побеседовали, и в результате он предложил мне занять этот пост. Я думал четыре дня, после чего дал согласие". Словом, этому назначению, которое активно лоббировал известный борец Александр Карелин (советник главы правительства по спорту), трудно дать однозначную оценку.
       Следившие за подольской карьерой Иванюженкова оперативники комментируют этот факт так: во властные структуры проходят представители совершенно нового поколения российской элиты, выросшей и окрепшей в эпоху "общего беспредела" в конце 80-х — начале 90-х годов. Всплывающих на этой волне людей, с одной стороны, поддерживают криминальные структуры, с другой — государственная власть. А это сейчас две самые могущественные в России силы.
       
       ОПС
       О подольской оргпреступной группировке написано и сказано немало. В ходе боев за раздел сфер влияния в Подольском и Чеховском районах Московской области полегло много бандитов и бизнесменов. Сейчас войны нет. Все поделено. О том страшном времени все стараются забыть. Как и свои боевые прозвища. Никто не осмелится назвать почетного гражданина Подольска Сергея Лалакина Лучком, а тем более министра Иванюженкова — Ротаном. Это очень уважаемые в Подольске люди. И, как утверждают горожане, вполне заслуженно. Именно им приписывают относительное спокойствие в районе, они тратят большие деньги на благотворительность, поддерживают спортивные секции. Те же милиционеры отдают им должное: "Мало того, что они умеют держать ситуацию под контролем. Они еще и деньгами умеют распоряжаться. В общем, голова у них варит, этого не отнимешь".
       Поэтому не кажется странным, что того же Иванюженкова в декабре 1997 года на ура избрали депутатом в Московскую областную думу от Подольска, хотя он ни разу не встречался с избирателями.
       В той же оперативной справке по Подольску четко говорится: "Сейчас практически все члены ОПС работают в легальном бизнесе". ОПС — это "организованное преступное сообщество". Сотрудники управления по борьбе с оргпреступностью расшифровывают ее еще и так: "общественно-политическая сила". По их мнению, это ближе к истине. Пройдя этап первоначального накопления и установления криминального контроля над районом, члены группировки активно входят в общественно-политическую жизнь. Причем небезуспешно.
       Аналитики МВД говорят, что происшедшее нельзя назвать сугубо подольским феноменом. Аналогичная ситуация сложилась практически во всех регионах страны. Подобное, уверены в министерстве, стало возможным только благодаря целенаправленной политике, проводимой как спецслужбами, так и местными властями.
       
Первый шаг
       Хаос, вызванный развалом СССР, привел к краху правоохранительной системы. Постоянные реорганизации, смены руководства и направлений деятельности играли на руку криминалитету. Города заполонили банды рэкетиров, вымогателей. Государство практически не имело возможности защитить граждан. Карательные органы, работавшие с полной нагрузкой, не могли справиться с валом преступности. Именно тогда, как мне признался один из сотрудников ГУБОПа, и появились так называемые программы борьбы с преступностью в нынешних условиях. Конечно, они не были обязательны. Но поскольку помимо подобных негласных рекомендаций ничего другого не было, многие руководители как центральных, так и региональных органов внутренних дел стали применять их на практике.
       Смысл действий был простой. Сначала спецслужбы пытались стравливать бандитов между собой. Но обычно это не приводило к желаемому результату: на освободившиеся места приходили новые "авторитеты", и войны вспыхивали с новой силой.
       Более успешной оказалась "тактика одного лидера". Обозначалась наиболее сильная и адекватная по поведению фигура в криминальной среде, после чего ему фактически выдавали карт-бланш на наведение порядка. Негласно заключался своего рода пакт о ненападении. Такое положение устраивало обе стороны. Местное милицейское начальство переставали дергать сверху за очередное громкое преступление, а теневой лидер постепенно прибирал к рукам наиболее прибыльные отрасли. При этом он был заинтересован в том, чтобы его бизнесу ничто не мешало. Поэтому и стали как грибы после дождя появляться различные фонды поддержки правоохранительных органов, откуда сотрудники милиции получали надбавки к зарплатам, мобильные телефоны, талоны на бензин.
       Иногда, конечно, схема давала сбой. Так случилось с известным ореховским (по названию района Москвы) "авторитетом" Сергеем Тимофеевым (Сильвестр), который в начале 90-х почти полностью подчинил себе юг Москвы. Криминальные разборки в Орехове вспыхнули с новой силой только после того, как осенью 1994 года Тимофеев был взорван в своем "Мерседесе", а оставшиеся после него "авторитеты" начали драться за лидерство.
       Первый опыт проникновения такого лидера во власть — деятельность Отари Квантришвили. Он, пожалуй, стал первым в высших слоях криминалитета, кто понял, насколько необходима политическая опора. Отари создал партию, с которой собирался идти на выборы в Госдуму. Его планам помешала пуля снайпера, выпущенная в том же 1994 году.
       И, наконец, самый свежий пример. Анатолий Быков (негласный хозяин Красноярского края, председатель совета директоров КрАЗа, крупнейшего в крае предприятия) собирается зарегистрироваться кандидатом в депутаты Госдумы. Ему нужна защита от санкции на арест, которая в отношении его уже дана. В случае избрания в Госдуму (что вполне возможно из-за большой популярности Быкова) он окажется вне досягаемости правоохранительных органов. Пока Быков отсиживается за границей.
       Так или иначе, очевидно, что криминальных лидеров перестал устраивать их нынешний статус. Их амбиции выросли пропорционально финансовому благополучию. И потребовалась власть. Первый шаг на самый верх уже сделан.
       
ДМИТРИЙ ПАВЛОВ
       
--------------------------------------------------------
       "Когда меня назначили в правительство, все хотели меня увидеть.Я — единственный министр за всю историю существования Подольска"
       
       "Вызвали, предложили стать министром. Спросили: 'Можешь?' Я говорю: 'Вопросов нет'. Отказался сперва, потом через три дня дал согласие"
       
"В Подольске порядок, дисциплина, все тренируются. Когда так будет везде, тогда и страна подымется"
       
________________________________________________________
       Нужна молодая кровь
       В своем интервью корреспонденту "Коммерсанта" Дмитрию Павлову министр спорта Борис Иванюженков доходчиво объяснил, почему его имя связывают с криминальными кругами.
       
       — Почему милиция связывает вас с криминалом? Ведь есть даже оперативное дело на вас, где вы значитесь лидером подольской ОПГ.
       
       — Из оперативного досье: "Иванюженков Борис Викторович, 1966 г. р., уроженец г. Подольска. Правая рука и близкий друг лидера подольского организованного преступного сообщества Сергея Лалакина (прозвище — Лучок). Прозвище — Ротан. Отвечает за финансовые потоки. 14.09.89 в отношении Иванюженкова возбуждено уголовное дело по ст. 117 ч. 3 УК (изнасилование). Дело позже прекращено. 29.08.92 в отношении Иванюженкова возбуждено уголовное дело по ст. 218 ч. 1 (незаконное хранение оружия). Дело позже прекращено".
       
       Вы ведь знаете, как у нас в стране. Тех, кто занимался борьбой, боксом, штангой, всегда считали "крутыми парнями" — широкие плечи, короткая стрижка. Когда меня назначали в правительство, все хотели меня увидеть. Интересно, конечно, посмотреть — борец, 33 года, ни дня не работал чиновником. Сломанные уши должны быть. А когда я пришел, они сказали: "О-о-о! Не его ждали". Увидели нормального человека.
       Что касается Подольска. Я в этом городе вырос, жил, учился в ПТУ, был тренером, работал. Затем создал клуб "Витязь". У нас занимается семь тысяч детей, 29 видов спорта, 200 тренеров. И в связи с тем, что обстановка в стране сложная, дети занимаются бесплатно.
       Как мы это сделали? Клуб — общественная организация. Я собрал всех бизнесменов (я и сам бизнесом занимался) и сказал: "Ребята, надо что-то делать, надо как-то помогать". И все начали помогать.
       Ко всему прочему я был весьма колоритной фигурой. И обо мне сложилось мнение. Не буду отрицать, что у меня в свое время были проблемы с милицией.
       — Это вы про два уголовных дела, которые против вас возбуждали?
       — Да. Но потом мне принесли извинения. Все обвинения сняты. Да ничего там и не было. Я со всеми милиционерами в городе, в области в нормальных отношениях. В принципе мы все на учете в этой стране, как я думаю. Никуда не денешься от этого. Я вам четко скажу: если бы что-то было, то и не предлагали бы мне стать министром.
       — Степашин предложил?
       — Ну, вызвали, предложили. Спросили: "Можешь?" Я говорю: "Вопросов нет". Отказался сперва, потом через три дня дал согласие. Я хочу, чтобы страна вспомнила, что у нее есть спортсмены.
       — Кстати, именно вокруг вашего спортклуба "Витязь" разговоры и ходят. Якобы бизнесмены ему помогают, и за это спортсмены им обеспечивают "крышу".
       — Да у нас там занимаются дети! До 16 лет. Они могут "крышу" обеспечить? Это тяжело, понимаете, "крышу" обеспечить; это дети. Я, например, не могу "крышу" обеспечить. Я министр, понимаете? Я даже не понимаю, в полном смысле, что такое "крыша". Нельзя сказать, что я не знаю, что такое "крыша", но мне интересно всегда было, как ее обеспечить.
       — Как? Приходишь и говоришь: "У тебя ни с кем не будет проблем. Ты только давай деньги".
       — Как я считаю, этот принцип уже не нужен. Объясню. Из-за чего все эти разногласия в бизнесе? Вот был один бизнесмен, и был другой. И вот когда один обманул другого, тогда начали появляться эти "крыши". А сейчас произошло что? Все начали договариваться. Все пришли к этому. Ну, если нет состыковок, то проблемы, конечно. Ну я всегда говорил, что нужен мирный путь. Надо договариваться. Но у всех же амбиции! А надо было чуть-чуть отодвинуться, а потом два шага вперед сделать.
       — А что вы думаете о словосочетании "подольская ОПГ"? Есть такая?
       — Вот вы говорите: лидер ОПГ, правая рука Лучка и прочее. Лучка я не знаю. Я знаю Сергея Николаевича Лалакина. Знаю его очень давно, 15-20 лет. Учились даже в одном ПТУ, он, правда, немного раньше.
       Подольск — город небольшой. Здесь проходят соревнования разные, общественные мероприятия. Сергей в этих мероприятиях участвует. Я постоянно там с ним встречался. Его считают лидером ОПГ. Но ни один человек не скажет, что его хоть раз вызвали в милицию.
       — А помните, у него был обыск дома?
       — Он-то не был в милиции.
       — Он-то не был. Но к нему приехали домой!
       — На этом все и закончилось. Он в городе уже личность. Для региона он нужен. Вот есть местная власть, региональная, областная — и он всех устраивает. Порядок, дисциплина, все тренируются. Как помощь нужна — идут к нему.
       Доходит до смешного. Вы, наверное, знаете: меня избрали депутатом областной думы. И вскоре в одном из домов лопнули трубы. Сергей Николаевич на свои деньги все отремонтировал, покрасил дом, а всем сказал, что это моя заслуга — депутата. Вот какие у нас отношения.
       Кто-то про него наговорил. И пошло-поехало. Как клеймо навесили. Мы даже встречались, обсуждали, как это убрать. Но потом поняли: пусть будет как есть. Главное — дела делать. Мы строим интернаты, детские дома.
       — У вас есть свой бизнес?
       — Был. Сейчас я не могу им заниматься. Я на государственной должности.
       — А в чем он заключался? Откуда брались деньги на благотворительность?
       — Помните, была такая мощная организация "Союзконтракт"? Это было головное предприятие, на котором все держалось. Оно финансировало многие соревнования. Подольские бизнесмены нам помогают.
       Один пример. Вот городской рынок. Знаете, что там обычно все черненькие. Мы поставили беленького. Это, знаете, было тяжело. И теперь человек зарабатывает. Тоже помогает спортсменам. И всем это выгодно. Молодые люди не наркоманят, не сидят по подъездам. Они занимаются спортом. Для города это хорошо.
       — То есть вы патриот Подольска?
       — Да. Когда так, как в Подольске, будет везде, тогда и страна подымется. У нас в городе все налажено, красиво.
       — Но о Подольске ходит дурная слава...
       — Это мнение, конечно, есть. Но раньше Подольск мало знали. А теперь, даже когда я приезжаю за границу, мне говорят: "О, Подольск!" — и рассказывают все, что написано в милицейских справках.
       — А криминальные войны, которые были в Подольске? Помните — стреляли, убивали...
       — Подольск — это единственный город, где никогда не было междоусобиц. Была одна стабильная ситуация. Она менялась немного туда-сюда, но в целом была стабильность. Были, конечно, какие-то точечные моменты.
       — А откуда у вас прозвище Ротан?
       — Это было, еще когда мне было лет шестнадцать. Мы поехали на соревнования по борьбе. Мама мне собрала большую сумку. Старшие ребята увидели ее и прозвали меня Ротаном. Это ведь такая рыба, которая ест все подряд. Они до сих пор смеются, когда я им напоминаю эту историю. Потом это все попало в милицейские источники и прицепилось.
       — Согласитесь, лет десять назад невозможно было представить вас министром спорта. Вы, наверное, сами этого не ожидали?
       — Это правда. Я единственный министр за всю историю существования Подольска.
       — Можно сказать, что вы представитель нового поколения, которое пришло во власть?
       — Так и есть. Здесь все устарело. Люди с другими формациями. Здесь люди проработали по тридцать лет и ничего не хотят менять. Нужна молодая кровь. Молодые должны завести. Я сплю по 4-5 часов в день. Моя задача — отладить здесь все. Не получится — я уйду.

Тэги:

Обсудить: (0)

Журнал "Коммерсантъ Власть" №34 от 31.08.1999, стр. 6

рекомендуем

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы

Социальные сети

все проекты

обсуждение