Коротко

Новости

Подробно

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 4
 Есть такое дело?

       "Нет такого дела!" — так ответил недавно Виктор Черномырдин на предложение "Правого дела" выступить на выборах единым блоком. Неужели действительно нет?

       Григорий Томчин, президент Всероссийской ассоциации частных и приватизируемых предприятий. Дело-то есть, движения нет. Союз правых сил появился, а реально объединиться правые никак не могут, потому что каждый лидер считает, что у него партия власти. А уж борьбу за Степашина вообще все проиграли, и Степашин в том числе. Все упустили шанс создать двухпартийную систему, получилось непонятно что. Теперь интереснее другое: как генерал Степашин, воевавший в Чечне, войдет в партию Явлинского, которая против этой войны голосовала.
       
       Генрих Падва, адвокат. Раньше было, а сейчас — не знаю. Второй раз в жизни я разочаровался в политике и в политиках. Первый раз — когда я был депутатом Верховного совета. Мне казалось, что такие люди, как Немцов, Кириенко, Чубайс, могут помочь нашей стране. Они выглядели образованными и достаточно умными. А что теперь от них ждать, если они даже объединиться толком не могут?
       
       Лев Вайнберг, президент международного инвестиционного объединения "Солев". С философской точки зрения — есть, а с организационной — пока нет. Правые — это организация молодая, не успевшая твердо встать на ноги. Но будущее у них есть, и они имеют право существовать.
       
       Каха Бендукидзе, председатель совета директоров АО "Ижорские заводы". Что-то все-таки есть. А вот как их называть — вопрос. Если выбирать из существующих политических сил, то правее их нет. А по сути они не совсем правые.
       
       Виктор Зоркальцев, один из лидеров фракции КПРФ. Надеюсь, теперь все понимают, что их не было и нет. В новом союзе собрались одни несостоявшиеся, политика которых провалилась. Союз правых сил не пройдет на парламентских выборах в Думу. А намерение Кириенко соревноваться с Лужковым лишний раз продемонстрировало его авантюризм.
       
       Владимир Евтушенков, председатель совета директоров АФК "Система". Если идут дискуссии, значит, дело есть. И нельзя говорить, что они не имеют морального права существовать или называться правыми. В политике понятия "моральное право" вообще не существует. Хотя лично для меня есть только один представитель правых — Чубайс.
       
       Борис Сергеев, заместитель председателя правления Внешторгбанка. Смешные они все. Один останется в истории как человек, который хотел пересадить чиновников с иномарок на отечественные, другой — как "киндер-сюрприз". Самое страшное произошло, конечно, с Кириенко. Мы были на краю пропасти, и от него зависело, скатимся мы плавно вниз на пятой точке или же кубарем сорвемся в эту пропасть. Мы сорвались в пропасть 17 августа. А ему кто-то по-прежнему верит.
       
       Анатолий Собчак, бывший мэр Санкт-Петербурга. Есть, и нельзя правых называть неправыми. Надеюсь, что на этих выборах правые и НДР наберут наибольшее количество голосов. Тогда будет шанс принять нормальные законы и провести необходимые реформы. Все остальные партии — бюрократические, представляют интересы региональных или федеральных чиновников. О коммунистах и говорить нечего. А правое дело существует, и оно действительно правое.
       
       Марлен Манасов, генеральный директор компании "Брансвик Варбург". Для меня уже нет, хотя раньше я и был электоратом "Правого дела". Теперь, скорее всего, голосовать за них не буду. Они дискредитировали себя, наделав много ошибок, и сейчас почти не имеют шансов. Я сочувствую тем, кто раньше их поддерживал, сейчас наверняка они пребывают в большой растерянности.
       
       Артем Боровик, председатель совета директоров холдинга "Совершенно секретно". Те, кто думает, что правое дело в нищей России может быть, страшно оторваны от жизни. И им можно действительно посочувствовать. Так рассуждать могут либо глупцы, либо циники — ведь именно проводимые правыми реформы завели страну в тупик. Идея не виновата, виноваты люди, которые ею так распорядились. И много лет пройдет, прежде чем правая идея будет реабилитирована. Как, впрочем, и левая.
       
Александр Починок, министр налогов и сборов России. Есть — "Демократический выбор России".
       
       Кирилл Лятс, директор по стратегическому планированию и развитию ОАО "Уралмашзаводы". Есть право "уделаться" или "не уделаться", а уж каждый выбирает то, что ему по душе. К сожалению, большинство известных политиков выбрало последнее, и теперь мы все наслаждаемся этим благоуханием.
       
       Владимир Брынцалов, генеральный директор компании "Брынцалов А". Дела нет, есть незрелые, хотя и одаренные личности, которые об этом деле говорят. Но они пустые и неповзрослевшие мальчишки, которые не воспитали еще своих детей и жен, но уже пытаются воспитывать нас. У них только один серьезный человек — Чубайс, но он понимает всю несостоятельность, поэтому себя на всеобщий показ не выставляет.
       
       Иван Мельников, председатель комитета Госдумы по науке и образованию. Одного уже нет, а нового, судя по всему, и не будет. По крайней мере, у союза правых очень мало перспектив пройти на выборах в Госдуму. Сейчас они пытаются работать со студентами, причем младших курсов, которые не очень хорошо помнят события 5-6-летней давности, когда лидеры правых сил фактически потерпели политический крах. Но я знаю настроение студенчества и уверен, что студентов-старшекурсников лидерам правых уже не удастся обмануть на выборах.
       
       Сергей Марков, руководитель Института политических исследований. Перспективы у этого дела все-таки есть. И, может быть, дело будет, если правые сумеют хотя бы просто сохраниться. Речь идет даже не о политических перспективах его лидеров, а о выживании самой коалиции сил, которые являются носителями либеральной идеи. Если они сохранятся, то создадут себе задел на будущее. И тогда через какое-то время в России можно будет ожидать реанимации либеральной идеи.
       
       Архимандрит Тихон, наместник Сретенского монастыря. Нет, конечно. Правое — это прежде всего консервативное, выражающее национальные государственные интересы. А нынешние лидеры "Правого дела", по сути дела, революционеры-троцкисты либерального толка, укравшие правое название у партии, которой еще нет.
       
       Сергей Сидоровский, президент хоккейного клуба "Динамо". Правое — значит правильное, а правильного у нас пока нет. Хотя судить о том, что было ошибкой, а что правильным, можно только по истечении времени. К сожалению, в общественном сознании лидеры правых пока ассоциируются с приватизацией и дефолтом. Им бы побольше хороших и правильных дел, тогда бы никто и не говорил о том, что такого дела нет.
       
       Алексей Козлов, музыкант. Есть, конечно, только не у Черномырдина и не у тех, кто раньше был коммунистом. У большинства нынешних правых партбилет все еще лежит где-нибудь в загашнике. Никакие они не правые, а примитивные приспособленцы.
       
-------------------------------------------------------
       Андрей Вознесенский, поэт. Есть одна красивая и стриженая, как пантера, Хакамада. И больше ничего — ни дела, ни партии. Вообще, составлять партии из таких ярких личностей — наивно.
       
Комментарии
Профиль пользователя