Коротко

Новости

Подробно

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 27
 Мелкие дрязги большого блока

       В прошедшую субботу блок "Отечество — Вся Россия" доказал свою жизнеспособность. Объединение состоялось, и этому не смогли помешать ни внутренние противоречия, ни Кремль. Однако уже сейчас ясно, что разногласий у Лужкова и губернаторов ничуть не меньше, чем оснований для блокирования.

       Объединение "Отечества" и "Всей России" отмечали с размахом. Празднество, над сценарием которого трудились целая команда имиджмейкеров и сценаристов, прежде всего должно было продемонстрировать смену привычного помпезного стиля "Отечества" на неформальный.
       Поборов в себе гигантоманию, лужковцы отказались от киноконцертного зала "Россия", где неделей раньше под звуки фанфар собирались щедро надушенные фирменным одеколоном "Отечество" делегаты съезда движения. Москвичи и гости столицы съезжались к театру "Новая опера", специально украшенному к мероприятию символикой сливающихся в блок организаций и бодрыми плакатами. Не обошлось без фирменной песни, сочиненной лужковцами.
       
Прокрустово ложе списка
       Празднику, впрочем, предшествовала тяжелая неделя. Уже на съездах "Отечества" и "Всей России", которые одновременно прошли в Москве и Уфе 21 августа, стало ясно, что у этой пары не все гладко. Первые трения появились при обсуждении предварительного списка блока "Отечество — Вся Россия" из 350 кандидатов, который параллельно рассматривали обе организации. Предчувствуя накал страстей, москвичи даже удалили из зала прессу. Однако напряжение выдал лидер движения "Держава" Константин Затулин, изречение которого заметно выбивалось из царившего на съезде "Отечества" пафоса борьбы с ельцинским режимом. "Мысли всех витают вокруг второй части съезда, на которой будут определяться списки,— сказал он.— Понятно, что в прокрустово ложе списка мы все не уляжемся".
       Мысли Затулина двигались в правильном направлении — вокруг его собственной персоны на съезде "Отечества" разгорелись ожесточенные споры. Впрочем, Затулин не только попал в общефедеральный список, но и отвоевал на этом прокрустовом ложе к 28 августа еще три места для кандидатов от "Державы".
       Рядовых членов "Отечества" смущало даже не это. Прежде всего лужковцев смущали претензии регионалов на равноправие при формировании списков. В кулуарах лужковцы откровенно возмущались тем, что к существующему реально "Отечеству" присоединяется весьма виртуальная политическая организация, которая даже не спешит регистрироваться. А потому, по мнению москвичей, претензии провинциалов на равноправие в блоке неоправданны. "Мы объединялись со 'Всей Россией'! — восклицал в перерыве съезда один из лужковцев.— А не с какими-то не известными никому партиями".
       Регионалы, впрочем, отдали должное коллегам. Больше всех негодовал президент Ингушетии Руслан Аушев. По его подсчетам, из 350 мест в списке 110 досталось москвичам. "Я с уважением отношусь к Москве,— сказал Аушев,— но наше движение поставило задачу отстаивать региональные интересы. Иначе наше движение можно смело именовать не 'Вся Россия', а 'Вся Москва'".
       Недовольны остались регионалы и персональным составом "Отечества". По мнению того же Аушева, такие политики, как Рамазан Абдулатипов, Валентин Степанков, Сергей Шахрай или Шамиль Тарпищев, которые уже были во власти и ответственны за ее "сегодняшнее тяжелое положение", только дискредитируют блок. "Мы уже голосовали за Партию российского единства и согласия в 1993 году, за НДР — в 1995-м. Но практика показывает, что ни одна из московских партий, придя в органы власти, не отстаивает интересы регионов",— согласился с Аушевым президент Башкирии Муртаза Рахимов.
       За прошедшую после двух съездов неделю скандал старательно заминали обе стороны. Изъяны списка в "Отечестве" поспешили объяснить тем, что его формирование шло в сложный период становления, когда каждый новый партнер движения представлял несколько кандидатур, которые автоматически включались в список.
       Поняли в Москве и Аушева: он, дескать, отец-основатель "Всей России" и, как отец, болеет за дитя. Может быть, предположили лужковцы, он хотел большего представительства в блоке своего движения "За равноправие и справедливость", составившего вместе с морозовскими "Российскими регионами" костяк "Всей России". Сам Морозов успокаивал аудиторию: "Объединение с Лужковым идет не по принципу старших и младших братьев".
       
Единство и борьба противоположностей
       Как бы то ни было, к концу прошлой недели "Отечеству" и "Всей России" и в самом деле удалось договориться о первых 18 кандидатах общефедерального списка. После первой тройки (Примакова, Лужкова и Яковлева) места разделятся так: два заберут себе аграрии, остальные поровну разделят москвичи и регионалы. К 2 сентября "Отечество — Вся Россия" рассчитывает получить первичную регистрацию в ЦИКе и начать сбор подписей, а 20 сентября, на объединительном съезде блока,— утвердить списки по одномандатным округам.
       При этом обе стороны утверждают, что раскола в блоке не будет ("серьезные люди собрались!"), а возможные трения с московскими политиками на предмет списка — вполне нормальное явление. По выражению Аушева, "один не женится, другая замуж не выходит". И обе стороны лукавят.
       Между Москвой и регионами есть и более серьезные разногласия, которые еще не раз всплывут на поверхность до выборов. Многие во "Всей России" уверены, что Лужков преждевременно поднял над "Отечеством" знамя борьбы с Кремлем, и явно не готовы сражаться вместе с ним против власти, превращающейся, по словам московского мэра, "в режим". "Они все сейчас критикуют президента,— заявил в разговоре с Ъ один из представителей 'Всей России'. — А где были они все несколько лет назад? Работали с Ельциным чуть ли не министрами, и ни один в отставку не подал!"
       Есть свои претензии и у "Отечества". Лужковцам, например, не понравилось, что с подачи Минтимера Шаймиева лидером "Всей России" был избран не он, а губернатор Санкт-Петербурга Владимира Яковлев. Яковлев, хотя и участвовал с самого начала в создании "Всей России", в качестве лидера движения не может заменить Шаймиева. Он не обладает тем авторитетом, который есть у президента Татарии, и еще больше, чем Шаймиев, подвержен влиянию правительства и администрации президента.
       Именно Яковлев был одним из тех, кто, по выражению руководителя штаба "Отечества" Георгия Бооса, побежал впереди паровоза. Накануне объявления губернаторами об объединении с "Отечеством" Яковлев заявил, что Сергей Степашин, тогда еще бывший премьером, может не только войти в блок, но даже и возглавить его (тогда именно на этом и настаивал Кремль). Еще один реверанс в сторону администрации Яковлев позволил себе на съезде, предложив немедленно принять закон, гарантирующий уходящим в отставку президентам России полную безопасность и достойную жизнь.
       Кстати, рядовые члены "Отечества" уверены в том, что Шаймиев намеренно ушел в тень, предложив вместо себя в лидеры "Всей России" Яковлева. Таким образом он получил возможность сохранить лицо перед единомышленниками и одновременно не испортить отношения с Кремлем. Не случайно сразу после субботней конференции Лужков засобирался в Казань — видимо, московский мэр решил получить из первых рук подтверждение, что Шаймиев по-прежнему солидарен с лидером "Отечества" и не поддался на уговоры администрации президента.
       Можно предположить, что разговор двух лидеров будет не самым приятным. Еще на съезде "Всей России" Шаймиев так высказался в адрес Лужкова: "Его острая критика аппарата президента России воспринимается неоднозначно. Смысл создания блока я вижу в объединении вокруг общих идей, а не против кого-то, тем более Кремля". При этом за прошедшую неделю самостийные атаки Лужкова на Кремль только усилились, что совсем не понравилось регионалам. И Рахимов, и Шаймиев ценят федеральную власть уже за то, что она до сих пор не трогала лидеров национальных республик, предоставив им максимум прав и свобод.
       Надо полагать, разногласия в еще только формирующемся блоке могут отчасти поднять дух Кремля. И хотя помешать появлению такого предвыборного монстра, способного похоронить власть, уже вряд ли удастся, Кремль наверняка попытается сделать все возможное, чтобы нарождающийся блок оказался колоссом на глиняных ногах. Даже несмотря на то, что, по выражению лужковцев, для войны с блоком у Кремля осталось единственное оружие — астрология и хронология.
       
       АНДРЕЙ КРАСНОВ
       
Комментарии
Профиль пользователя