Коротко


Подробно

Чисто метет

Вскоре после 100 дней своего мэрства Сергей Собянин поставил рекорд: уволил сразу 27 чиновников. Что же это за новый человек и новый стиль вертикалестроения?


Дмитрий Орешкин, политолог


Мэр Собянин уволил 27 московских чиновников. За любовь к подрядчикам, которые не очень сильны в уборке снега, но зато невероятно искусны в нежном пилении муниципальных бюджетов. "Пускай,— говорит, — любят друг друга в другом месте". И не за казенный счет.

Правильно, конечно. Но прозвучало как-то резко. Тем более что идею гей-парада он тоже отверг. Куда бедному муниципалу теперь податься, где оскорбленному есть чувству уголок? Галеру мне, галеру!

Старожилы в пикейных жилетах не припомнят такого яркого сеанса одновременной игры. Чтобы сразу на 27 досках — и везде с матом. То есть бывало, конечно, но давно. Отвыкли.

С другой стороны, тот же мэр являет похвальную толерантность в ответ на предложение премьера Путина возглавить городскую организацию партии "Единая Россия". Да и что жеманиться, если с ноября он и так уже член Бюро Высшего совета партии. Тоже, кстати, отвыкли. Что это словосочетание значит: Политбюро? Президиум? Центральный Комитет? Господи, как же мы 20 лет без этого жили...

На самом деле Сергей Собянин политик совершенно нового типа. Или, что то же самое, очень старого. Мы живем стежками, как нитка за иголкой,— то лицо, то изнанка. Лужков — патриот в кепке, хозяйственник, близкий к народу миллиардер, истинный демократ, враг Чубайса. Говорун, отличается умом и сообразительностью, счастливый супруг самой удачливой бизнес-леди в России. Бывает же такое везение! Допустим, это лицо. Такое широкое-невысокое. Но раньше или позже ему на смену обязательно приходит человек, допустим, изнанки (смотря, от чего считать). Узкий, длинный, сухой, закрытый, слова в простоте не скажет, функционер в галстуке, непреклонный партиец. Воплощенная вертикаль. Ни тени бизнеса и вообще чего-то частного. Готовую докторскую диссертацию снял с защиты в последний момент. Может, померещилось что-то. Хотя кто ему, главе президентской администрации, мог что-то возразить? Но не стал. Потому что думал о будущем. Если что-то не так, потом враги непременно найдут и вытащат на свет божий. В самый неподходящий момент. Уж лучше остаться кандидатом. Зато придраться будет не к чему. Абсолютно.

Человек кристально чистой административной карьеры. На мелкие соблазны не отвлекается. Значит, потолка еще не достиг. Не то что Лужков, который выписывал себе патенты на изобретение кулебяки.

Как правило, на одной ступени более двух-трех лет Собянин не задерживался, делал следующий шаг вперед. Большой. Все выше и выше, и выше... Не дай бог, подвернуться под ноги.

Вообще-то это хорошо. Россия не утратила таинственной способности рождать в своих потаенных глубинах невероятно честолюбивых, организованных и целеустремленных мужчин, зачем-то рвущихся на самый-самый верх. Только важно, чтобы путь себе среди конкурентов они расчищали не пулей в лоб и не ссылкой на рудники, а более цивилизованными средствами. С тем чтобы уступившие оставались жить и могли реализовать себя в чем-то ином. Возможно, не менее важном, чем политическая карьера. Хотя бог его знает, что для России самое важное.

Главное, без посадок и расстрелов. Собственно, только в средствах конкурентной борьбы и проявляется прогресс человечества. Ну и еще в стремительно расширяющемся наборе сфер конкуренции. Новый московский мэр — типичный продукт путинской эпохи в том смысле, что его жизнь замкнута полностью и целиком на государственный статус. Даже жестче, чем у самого Путина. Который то песенку споет ("С чего начинается Родина? С вербовки в соседнем дворе..."), то на фортепиано сыграет, то осетра в щечки расцелует. Ну и прочих человеческих радостей не чурается.

Собянин, как явление, вызван к жизни и сформирован вертикалью. С ее ограничением сфер конкуренции, монополизацией и упрощением правил жизни: кто при власти, тот и прав. А всем остальным мы желаем всяческих удач, прогресса и процветания — если, конечно, это возможно помимо вертикали...

Интересно, что будет дальше. Пока выстраивается такая цепочка событий. Президент Путин, как в свое время президент Ельцин, ищет эффективных, четких и работоспособных людей, которым можно доверить дело государственного управления. В зависимости от того, как он это дело понимает. Собянин, безусловно, один из таких. Путин к нему приглядывался долго — начиная с 2001 года, когда тот получил неожиданную поддержку Центра на губернаторских выборах и сумел ею эффективно воспользоваться.

Став губернатором Тюменской области, Собянин, во-первых, выступает с инициативой продлить срок президентского правления до семи лет (наверху этот сигнал понимают правильно). И, во-вторых, почти сразу складывает к ногам президента полученный из рук избирателя губернаторский статус, испрашивая президентского дозволения на правление уже не в качестве народного избранника, но назначенца Москвы. Этот сигнал тоже принят правильно. Тюменский губернатор развивает наступление. Одним из первых отменяет прямые выборы мэра Тюмени и превращает его в ставленника депутатов городской думы. Решительно выстраивает свою собственную вертикаль регионального масштаба.

Наверху одобрительно кивают: в Тюменской области на глазах растет жесткий эффективный менеджер. В 2005 году его переводят в Москву — главой администрации президента. Один из самых удачных кадровых ходов Путина той эпохи. Надо было готовиться к передаче власти, и президенту был остро необходим человек, не входящий ни в одну из московских групп влияния, зависящий только от него, но при этом обладающий твердым характером и управленческими навыками.

Собянин не подвел. Его сделали главой избирательного штаба Дмитрия Медведева. Операция "Преемник" прошла блестяще. Тем временем в Тюмени на ключевых позициях, само собой, остались его люди. В частности, Владимир Якушев — сначала мэр Тюмени, а потом и губернатор. Тоже жесткий и эффективный. Политик даже уже не путинской, но постпутинской генерации. Молодой, 1968 года рождения. Под его руководством на прошлых выборах в думу Тюменская область впервые после советской власти проявила поразительную электоральную сплоченность. Почти как Чечня. При средней областной доле голосов за "Единую Россию" в 73,6 процента (по России в целом 64,3 процента) в 7 из 28 территориальных избирательных комиссий (ТИК) были показаны результаты свыше 90 процентов. Дотоле здесь неведомые. Цифры колебались от 92,8 процента (Вагайская ТИК, 17 148 избирателей) до 96,9 процента (Нижнетавдинская ТИК, 17 447 избирателей).

То есть приехали. Эффективность вертикального менеджмента, как и в советскую эпоху, определяется умением в нужный момент показать нужную цифру. В этой сфере человеческой деятельности нам, пожалуй, и вправду нет равных. Если только Куба с Северной Кореей. Вправду, поднялись с колен. Вернулись к лучшим отечественным образцам.

Вертикалестроение, как специфический вид творчества, нуждается в людях определенного типа. Они, в свою очередь, формируют определенную социокультурную среду. Которая — хотим мы этого или нет — с каждым годом будет все томительнее напоминать тот полустанок в степи, с которого 25 лет назад разболтанный советский состав двинулся к загадочной цели под названием Perestroyka. На перроне его провожали серьезные молчаливые товарищи в пыжиковых шапках, черных казенных пальто с красными гвоздиками в руках. Все как один жесткие управленцы, требовательные руководители, беззаветно преданные великому делу построения развитого социализма...

27 уволенных Собяниным московских чиновников, не в обиду будет сказано,— мелкая сошка. Эти ушли, придут другие. Хотя дисциплина, несомненно, улучшится. Вернется божий страх, который каждая земная тварь из чиновного племени должна иметь пред светлым ликом начальства. В этом смысле новый мэр молодец. Может, так кажется, но на улицах Москвы, и правда, стало свободнее. Хотя злобные таксисты (что за народ такой!) объясняют это ростом цен на бензин, из-за чего пенсионеры вместе со своими "жигулями" были вынуждены лечь в берлогу и сосать лапу. Ладно, допустим. Но ведь снега на улицах действительно меньше, чем в былые годы. И уж точно московским сосулькам далеко до эпических питерских сосулей. Значит, Собянин все-таки заставил вертеться среднее и мелкое звено городской бюрократии.

И за это ему будет низкий поклон от неизбалованного вниманием московского электората. Пусть не носит кепки и не ворует миллиарды — мы все равно его будем уважать. А пикейные жилеты непременно скажут: "Нет, Собянин еще себя покажет! Я бы ему палец в рот не положил..."

Конечно, покажет. Обязан показать. Иначе Путин бы не поручил ему в предвыборный год партийное руководство над городом, где проживает 7,5 млн избирателей. И уже примерно ясно, как именно покажет. На фоне решительного увольнения мастеров снегоочистки и привлечения не запятнавших себя профессионалов в социалку, транспорт и финансы, не тронуты такие столпы лужковского политического менеджмента, как Владимир Ресин, срочно принятый в "Единую Россию"; как глава Мосгордумы Владимир Платонов (перед тем, как стать членом "ЕР", побывавший и коммунистом, и членом СПС); как руководитель Мосгоризбиркома Валентин Горбунов, который управлял печально известными электоральными кампаниями в Москве последних лет. Их менять поздно. До выборов меньше года, рисковать с отладкой нового механизма никто не хочет. Следовательно, задача состоит в переподчинении прежнего механизма. Что может быть сделано или через запугивание, или через покупку. А на самом деле по обоим направлениям сразу.

Собянин с этой задачей справится. И не такие решал. В декабре "Единая Россия" получит в Москве ровно столько, сколько будет надо высшему руководству. Попросят превысить прежний результат — он будет превышен. А может, чтобы даром не злить народ, решат немного снизить "показатели надоев и яйценоскости". Тогда результаты будут немного снижены. При ясном понимании, что никакого отношения к реальным коровам, курам или избирателям эти цифры иметь не будут. Как не имели в лучшие советские времена. И ведь ничего — жили как-то.

Мы в самом деле живем некими странными циклами: от плохого к худшему и обратно. Наверное, это и есть особый российский путь. Сейчас проходим фазу движения под горку. Собянин в этом не виноват. Эпоха предъявляет требования, а он старается им соответствовать. Как всегда — лучше всех.

Знать бы еще, где и кем эти требования формируются. И, главное, зачем.

Тэги:

Обсудить: (0)

Журнал "Огонёк" от 21.02.2011, стр. 8
Комментировать

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы

Социальные сети

все проекты

обсуждение