Коротко

Новости

Подробно

Говорит и рассказывает президент

ГЕНЕРАЛЬНАЯ ЛИНИЯ

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 25

Рубрику ведет Александр Куколевский

За последнее время Дмитрий Медведев сделал целую серию весьма странных заявлений, которые наводят на мысль, что президент начал говорить то, что думает.


Отсчет следует вести с 25 января, когда Дмитрий Медведев распекал подчиненных за происшедший накануне в аэропорту Домодедово теракт и приводил все новые и новые доказательства их вины. Одним из них стала мощность бомбы — 7 кг в тротиловом эквиваленте. "Такое количество взрывчатки пронести — это уметь надо",— возмущался президент. Все бы ничего, но он не учел ряд существенных обстоятельств. 7 кг — это весьма незначительный вес для взрослого мужчины, каковым являлся террорист. Бомба была сделана из пластита, который примерно на 25% мощнее тротила, и, следовательно, ее масса составляла не 7, а около 5,5 кг. 1 кг пластита имеет размеры 7х7х14 см, что эквивалентно пачке чая. То есть, несколько огрубляя, случившееся в Домодедово можно описать так: взрослый мужчина скрытно пронес под зимней курткой в неохраняемое помещение пять-шесть небольших предметов общим весом 5,5 кг. Очевидно, что для того, чтобы это осуществить, не нужно обладать какими-то особыми умениями.

27 января глава государства посетил станцию московского метро "Охотный Ряд", где ему показали в работе целый набор передовых антитеррористических устройств. Правда, сразу после его ухода новейшее оборудование было отключено, о чем много писали в СМИ и интернете. 10 февраля Медведев нагрянул с инспекцией на Киевский вокзал. Убедившись в его абсолютной незащищенности от террористов, он привел в пример метро. Это породило вторую волну сообщений о казусе с "Охотным Рядом", после чего 15 февраля президент все же признал, что в метро "был тест". Однако это уточнение не сильно способствовало исправлению ситуации. Ведь если Медведев все это время знал, что в метро имела место постановка, то становится непонятно, зачем он на полном серьезе хвастался им на Киевском вокзале.

8 февраля президент объявил, что отменил переход на зимнее время. Но такого времени не существует, есть только летнее время — сдвинутое на час вперед относительно времени, принятого в данном часовом поясе. Последнее иногда ошибочно называют зимним, хотя в действительности оно является просто нормальным временем, с которого весной переходят на летнее и к которому возвращаются осенью. То есть то, что сделал президент, является не отменой перехода на зимнее время, а введением постоянного летнего времени.

11 февраля Медведев устроил настоящий бенефис. С утра он провел антитеррористическую инспекцию аэропорта Внуково, где ему все понравилось. Впрочем, по-другому и быть не могло: безопасности во Внуково всегда уделялось особое внимание, так как там по соседству с гражданским терминалом расположен правительственный терминал, которым регулярно пользуются все без исключения высшие чиновники России.

Через несколько часов в Уфе состоялось заседание Госсовета, посвященное межнациональным проблемам. На нем президент сначала заявил, что СМИ не следует повторять за террористами их самоназвания — джамаат и эмир: "Какой эмир? Какой джамаат? Мы же с вами понимаем, что это не борцы за веру, а убийцы и бандиты". Тем самым он продемонстрировал отличное знание памятных цитат президента Владимира Путина и предельно близко к тексту повторил сказанное своим предшественником почти ровно шесть лет назад (21 февраля 2005 года): "Не нужно употреблять их терминологию: джамаат какой-то. Бандиты — они и есть бандиты".

На этом же заседании Госсовета разговор отклонился от заявленной темы и перешел на необходимость стимулирования граждан к занятию сельским хозяйством. Медведев с этим согласился и от себя добавил: "Важно, чтобы люди помнили свои корни — где растут и где выросли. Я считаю, что руководители регионов максимально должны способствовать закреплению — в том числе и предоставлять юридические возможности — закреплению людей на земле, где они живут, где проживали их предки". Эти слова, произнесенные за 8 дней до 150-летнего юбилея отмены крепостного права в России (19 февраля 1861 года), безусловно, придают этому событию особый колорит.

Если бы вышеперечисленные заявления Дмитрия Медведева были сильно разнесены по времени, то их можно было бы признать досадными осечками, которые случаются у каждого политика. Однако их кучность скорее свидетельствует о появлении у президента персональной генеральной линии, заключающейся в том, что с приближением окончания полномочий он, похоже, решил лично заняться собственным имиджем и привести слова в соответствие с мыслями. Правда, нельзя однозначно утверждать, что стремление к подобной гармонии идет Медведеву на пользу.

Комментарии
Профиль пользователя