Боао открытого типа

Главной приметой завершившегося форума в Давосе стал плохо скрытый бойкот мероприятия со стороны китайских властей. Не прислав своих высокопоставленных чиновников, Пекин начал игру по перетягиванию мирового форума на собственную площадку.

Александр Габуев

Российская ярмарка

"Россия — главный гость на этом форуме",— безапелляционно говорила информагентствам пресс-секретарь президента РФ Наталья Тимакова 26 января перед вылетом в Давос российской делегации. Ту же мысль выразил и помощник президента по экономике Аркадий Дворкович, сказав, что участие в нынешней 41-й сессии Всемирного экономического форума (ВЭФ) Дмитрия Медведева станет ключевым событием во всем этом мероприятии.

У зрителей российских госканалов к концу недели наверняка сложилось четкое ощущение, что все 2,5 тыс. участников форума только затем и приехали в Давос со всего мира, чтобы послушать рассказ Медведева о небывалых успехах российской модернизации и борьбы с коррупцией. Выражением колоссального интереса всего развитого мира к России стало и то, что в рамках форума было организовано заседание специальной секции, посвященной российской модернизации. Москву на этом мероприятии вместо президента, из-за теракта в Домодедово сократившего программу пребывания в Давосе до нескольких часов, представлял первый вице-премьер Игорь Шувалов.

Создать иллюзию, что Россия — самая важная тема для всех собравшихся, могло также обилие российских чиновников и близких к власти бизнесменов. Прибывшие на форум владелец "Базэла" Олег Дерипаска, президент ВТБ Андрей Костин, владелец АФК "Система" Владимир Евтушенков и глава госкорпорации "Роснано" Анатолий Чубайс в один голос говорили, что иностранным инвесторам Россия очень интересна и даже результаты процесса Михаила Ходорковского и Платона Лебедева иностранцев совершенно не пугают. Еще больше успокоил всех предпринимателей, потенциально готовых вкладывать деньги в Россию, вице-премьер Игорь Сечин, который назвал главным итогом процесса экс-владельца ЮКОСа "определение правил игры для инвесторов".

Богатые гости

Впрочем, одного взгляда на программу нынешнего форума было достаточно, чтобы понять, какое место на ВЭФ на самом деле занимала Россия и кто был в Давосе важнейшим гостем. Хотя на форум приехали 25 глав государств и правительств, в том числе канцлер ФРГ Ангела Меркель, президент Франции Никола Саркози и премьер Японии Наото Кан, ключевую страну можно было вычислить по количеству посвященных ей сессий. Безусловным лидером оказался Китай. На одну сессию о России приходилось сразу три, посвященные КНР: "Взгляд на Китай", "Будущее китайских предприятий" и "Влияние Китая на мировую торговлю и экономический рост".

В 2008 году приезд иностранных гостей на китайский экономический форум в Боао еще считался событием (на фото слева — президент Чили Мишель Бачелет)

Фото: AP

Именно Китай, обогнавший в прошлом году Японию по объему ВВП и ставший второй после США экономикой мира с десятипроцентным ростом в год, скопивший золотовалютных резервов на астрономическую сумму $2,8 трлн, оказался страной, которую в Давосе живо обсуждали все без исключения. Мировые же СМИ, освещавшие давосский форум, почти полностью сконцентрировались на теме возвышения Поднебесной. А глава рекламного концерна WPP Мартин Сорель, говоря о Китае, в первый же день форума вообще предложил больше не называть страну развивающейся.

Организаторы ВЭФ сделали все, чтобы привлечь максимальное число влиятельных участников из КНР и превратить Давос в площадку для встречи глав крупнейших мировых корпораций с партийными бонзами Поднебесной и директорами крупнейших китайских госпредприятий. Зная, что большинство представителей КНР не в ладах с иностранными языками, организаторы отступили от правил проводить форум исключительно на английском и фактически сделали китайский вторым рабочим языком ВЭФ. Так, интернет-трансляция выступлений на официальном сайте переводилась только на китайский. Да и сам сайт существовал только на двух языках — английском и китайском.

Однако все эти усилия, к огромному разочарованию организаторов и лично патриарха форума Клауса Шваба, оказались напрасными. Хотя Пекин в этом году прислал самую многочисленную делегацию за всю историю участия КНР в ВЭФ, добравшихся до Давоса 60 человек никак нельзя было назвать первыми лицами. Группу возглавлял министр торговли КНР Чэнь Дэмин, который не входит в узкий круг высшего руководства страны: он не только не включен в 25-местное политбюро, но даже в 300-местном ЦК правящей Компартии Китая является не полноценным, а альтернативным членом. Самыми заметными чиновниками в делегации оказались глава комиссии КНР по банковскому регулированию Лю Минкан и вице-председатель Китайской инвестиционной корпорации Гао Сицин — тоже далеко не первые люди в Пекине. Не меньше разочаровал хозяев состав бизнесменов из КНР: среди них не было глав крупнейших китайских госкомпаний, общение с которыми сулило бы многомиллиардные сделки.

Китайская проделка

Над причинами загадочного поведения китайцев, высший состав которых по сути бойкотировал в этом году Давос, ломал голову, похоже, весь форум. Внятного объяснения этому демаршу никто не нашел. Впрочем, в шагах Пекина есть собственная логика, которую приоткрыл сотрудник одного из китайских госбанков. "Если есть желание серьезно говорить о нашей стране и решать какие-то вопросы, это можно и даже нужно делать в Китае. Не обязательно ехать куда-то за границу",— говорил он корреспонденту "Власти" во время прошедшего в середине января в Гонконге Азиатского финансового форума. Работающий в КНР западный инвестбанкир подтверждает: "Я слышал, что в этом году Пекин принял решение не отправлять в Давос тяжелую артиллерию в виде первых лиц партии и правительства, а заодно посоветовал госкомпаниям не особо светиться на этом форуме". По мнению банкира, причина проста: чувствующий все большую уверенность в своих силах Пекин намерен постепенно перетянуть мировой экономический форум на свою площадку.

В 2009-м премьер госсовета КНр Вэнь Цзябао в последний раз удостоил давос своим посещением

Фото: AFP

Работать в этом направлении руководство КНР начало очень давно, задолго до начала кризиса и даже до того, как перспективы возможного взлета Китая начали обсуждать во всем мире. Ездить в Давос китайцы начали еще в далеком 1979 году, когда в стране только начались реформы Дэн Сяопина. Тогда маленькая делегация людей в потрепанных синих френчах, представлявших одну из беднейших стран мира, привлекала мало внимания на горнолыжном курорте, где собирались в основном хорошо одетые мужчины в дорогих часах. Своего экономического форума в КНР тогда, разумеется, не было, а Давос был для Пекина одним из немногих окон в мир глобального бизнеса. Лишь в 1990-е в КНР начали проходить мероприятия, напоминающие не унылые партийные заседания на хозяйственную тематику, а западные бизнес-форумы. Однако первые подобные собрания в Шанхае, Пекине и Сямэне носили скорее локальный характер.

Идея создать крупный экономический форум для всего Азиатско-Тихоокеанского региона впервые возникла в 1998 году, когда регион еще остро переживал последствия азиатского экономического кризиса. Ее авторами были не китайцы, а экс-президент Филиппин Фидель Рамос и бывшие премьеры Австралии и Японии Боб Хоук и Морихиро Хосокава. Они предложили создать площадку, на которой чиновники и бизнесмены всех стран региона могли бы встречаться и обмениваться информацией. Пекин немедленно ухватился за эту идею и пролоббировал для проведения форума свою территорию.

В 2001 году состоялось первое заседание, которое стало ежегодно проходить на тропическом острове Хайнань в местечке Боао, от которого и получило свое название. Секретариат форума при этом располагается в Пекине. В первые годы своего существования собрание не пользовалось особой популярностью у мировых бизнес-лидеров — отдохнуть в живописном месте приезжали в основном главы китайских госкорпораций, а также бизнесмены из Юго-Восточной Азии. Глобальные компании мероприятие упорно игнорировали.

В этих условиях Пекин, мечтавший заполучить собственный глобальный экономический форум, который подтвердил бы претензии страны на статус одной из мировых держав, даже пошел на сделку с фондом ВЭФ, который организует Давос. В 2005 году фонд открыл свой офис в Пекине (третий в мире после швейцарского и американского), а в 2007-м под брендом ВЭФ в Китае был создан новый формат форумов — так называемый Форум новых чемпионов, который сразу же окрестили летним Давосом. Если обычный Давос проходит в январе и собирает представителей компаний, чей ежегодный оборот должен быть не менее $5 млрд, то у "летнего Давоса" была несколько иная целевая аудитория — оборот компании должен был быть не менее $250 млн и расти не менее чем на 15% в год. Форум чемпионов проходит ежегодно либо в Даляне, либо в Тяньцзине, а с приветственной речью к участникам каждый раз обращается могущественный премьер госсовета КНР Вэнь Цзябао. На тот момент компромисс удовлетворял амбициям Пекина: хоть форум был и дочерним по отношению к ВЭФ и походил на настоящий Давос так же, как китайская подделка на швейцарские часы, однако все же он проходил на территории КНР.

2010 год показал, что форум в Боао весьма преуспел в перетягивании мировых бизнес-лидеров на свою площадку

Фото: AFP/ Imaginechina

Когда осенью 2008 года после крушения Lehman Brothers наступил мировой кризис, о Китае ходило много мрачных пророчеств. В связи с резким сокращением спроса на китайскую продукцию на рынках США и Европы в стране без работы осталось 20 млн человек, на усмирение волнений в некоторые города приходилось посылать спецназ. Казалось, что китайское экономическое чудо может рухнуть. Возможно, именно поэтому в январе 2009 года Китай вывез в Давос самую представительную на тот момент делегацию, которую возглавлял Вэнь Цзябао. Премьер вел себя подчеркнуто скромно, о "вставшем с колен Китае" не говорил и даже просил европейцев не возводить торговые барьеры на пути китайских товаров в ЕС.

Однако уже через пару месяцев выяснилось, что страхи в отношении китайской экономики сильно преувеличены: объявленный Пекином план спасения начал быстро давать эффект, так что в кризисном 2009 году КНР единственная сохранила крупную экономику с почти докризисными темпами роста. Более того, скопивший огромные резервы Пекин стал во многих странах самым желанным инвестором. Насколько неплохи дела, руководители КНР поняли в апреле 2009 года на форуме в Боао. На сей раз прибыли президент Казахстана Нурсултан Назарбаев (вскоре Астана взяла у КНР огромные кредиты под гарантии поставок нефти), президент Пакистана Али Асиф Зардари (Исламабад также получил от Китая кредит), премьер-министры Вьетнама, Монголии, Финляндии и Новой Зеландии и даже только что покинувший президентский пост в США Джордж Буш. Тогда же в Боао приехали руководители многих мировых корпораций. Некоторые, как, например, старший вице-президент Volvo Пар Остберг, прибыли договариваться о продаже бизнеса.

В прошлом году Китай начал постепенно снижать уровень своего представительства в Давосе — вместо Вэнь Цзябао тогда поехал его заместитель Ли Кэцян. Форум же в Боао продолжал укреплять позиции: на прошлогоднем мероприятии собралось около 2 тыс. человек — почти столько же, сколько в Давосе. И хотя по качеству аудитории китайский форум все еще заметно уступал швейцарскому, тенденция к росту значения Боао уже наметилась.

Возможно, за прошедший год Пекин окончательно уверился в том, что Китай уверенно шагает по пути к статусу сверхдержавы. А значит, ездить на модные у иностранцев курорты и пытаться вписаться в то, что на Западе называется приличным обществом, партийные бонзы уже не считают нужным. В конце концов, если кто-то из бизнесменов захочет получить место под солнцем на самом динамично растущем мировом рынке, придется оставлять лыжи и ехать на тропический Боао.

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...