Коротко

Новости

Подробно

Нефабричное кружево

Екатерина Истомина о коллекциях Inbar в Москве

Журнал "Коммерсантъ Weekend" от , стр. 31

Inbar — это израильская по происхождению ювелирная марка, ведущая свою родословную от небольшой тематической мастерской, созданной в конце 1950-х годов. Идеи артистического ателье, элегантного ювелирного бюро, где изготовляют драгоценные предметы крошечными, едва заметными партиями, актуальны для Inbar и сегодня. Мини-серии, а то и вовсе — единичные (то есть тот самый вожделенный "piece unique") украшения,— постоянная творческая забота двух нынешних художественных лидеров Inbar.

Галит Шлуш и Одед Борштейн вспахивают непростую почву: их любимое творческое пространство — это пряная, дремотная Азия, которую они в своих единичных предметах стараются разбавить европейскими штрихами. Ателье Inbar не только выпускает мини-собрания и украшения в одном экземпляре, но и принимает заказы от потенциальных клиентов, которым срочно требуются "эксклюзивные" драгоценности.

Основной технический конек Inbar — это крайне трудоемкая резьба по камню, в первую очередь по нефриту и различным типам кварца. Основной элемент украшения Inbar, тонкое резное полотно, довольно хрупкое, получает драгоценную рамку из золота, с бриллиантовым или же сапфировым pave. К рамке также могут быть добавлены декоративные, пикантные, трепетные подвески — из бриллиантов, сапфиров или цветного жемчуга. В итоге у Inbar получается микс Азии и Европы, и это микс как стилистически удачный, так и профессионально выполненный.

Главными историческими украшениями ателье Inbar являются серьги, очень большие по размеру, однако не выглядящие массивными и громоздкими. Дело в том, что центральный элемент серег — это и есть резное полотно, каменное кружево с драгоценной рамкой. Рисунки почти прозрачной резьбы, конечно же, могут быть совершенно разными, но по большей части они все равно напоминают о Востоке.

Так, мы можем увидеть симметричные мавританские мотивы, немного хаотичные мотивы китайские (они, разумеется, получают материальное воплощение в нефрите, священном для Китая камне), ритмичные и при этом изысканные, томные, гаремные "рисунки" эпохи Оттоманской империи.

Кроме серег резные, кружевные элементы получают также колье и кольца Inbar. Они тоже очень большие, коктейльного класса. Как правило, украшения Inbar не сочетаются друг с другом, то есть их не следует носить, так сказать, могучим лапидарным комплектом.

Ниша, выбранная Inbar для артистической жизнедеятельности, на первый взгляд выглядит весьма утрамбованной: вне сомнений, безбрежный ювелирный Восток, великая драгоценная Азия никогда не были обойдены вниманием европейских и американских мастеров. Однако далеко не каждая европейская марка или американский ювелир старались следовать точности рисунков или верности аутентичным материалам. Для Галит Шлуш и Одеда Борштейна аутентичность имеет важное, принципиальное значение: их украшения — бесконечное драгоценное движение, путешествие на далекий, недостижимый, необъятный Восток.

Для Inbar нет вопроса переосмысления, перелицовки, переделки этнических украшений: ведь они — вовсе не отправная точка для лихих экспериментов. Inbar фокусируется на национальных (марокканских, китайских, оттоманских) подробностях, и мастера марки и согласны на технические сложности, лишь бы получилось красиво. Слово "красивый", такое банальное и, чаще всего, не означающее ничего конкретного, в случае с Inbar имеет действительно существенное, глубинное значение. Хрупкое нефритовое кружево, нежное, беззащитное, тонкое, всего лишь в несколько миллиметров толщиной, каменное полотно с природными вкраплениями и "нитями" и правда напоминает о пагодах столичного Пекина, о деревянных храмах шумного Шанхая, о священных буддистских капищах финансового Гонконга.

Комментарии

обсуждение

Профиль пользователя