Коротко

Новости

Подробно

Спектакль со смертельным исходом

Роман Должанский о "Будденброки" в Молодежном театре

Журнал "Коммерсантъ Weekend" от , стр. 21

Конечно, если кто-то из современных режиссеров и должен был бы вспомнить о пылящемся на полке "литературных памятников" романе Томаса Манна "Будденброки", то это именно Миндаугас Карбаускис. И не только потому, что он любит ставить прозу и вообще тяготеет к "большой" литературе. Но и потому, что с первых же работ на сцене режиссер заявил свою тему — так отчетливо, как мало кто из новой режиссерской волны.

Если говорить попросту, можно сказать, что Карбаускис всегда ставит про смерть. На самом деле все гораздо сложнее и интереснее — он ставит про то, как жизнь и смерть ведут диалог. Исход диалога известен, но напряжение от этого не становится слабее. Человек перед лицом смертельной опасности; смерть, отвоевывающая человека у жизни; сама тайна умирания — вот что волнует режиссера. В лучших его спектаклях — "Старосветские помещики" в МХТ, "Когда я умирала" и "Рассказ о семи повешенных" в театре под руководством Олега Табакова — Карбаускис словно делал преграду между жизнью и смертью проницаемой, прозрачной, так что герои этих спектаклей оказывались совсем близко к борющимся за них невидимым силам.

На волнующего каждого тему режиссер говорит без надрыва, без угрозы и без назидания, но внимательно, спокойно и порой даже по-медицински холодно. Таким, бесстрастным и расчисленным, как шахматная партия стал его спектакль "Ничья длится мгновенье" — впрочем, там и речь шла о шахматах. Но играли в них не где-то, а в еврейском гетто во время Второй мировой войны, и ставкой в этих партиях была жизнь.

Умение вот так отстраняться наверняка пригодилось режиссеру и в работе над увесистым романом "Будденброки": действие семейной саги Томаса Манна происходит на протяжении нескольких десятилетий. Роман начинается с того, что почтенное семейство перебирается в недавно приобретенный дом. Конечно, в этом большом доме есть свои "скелеты в шкафу", но все-таки жизнь, образно говоря, поставлена на прямые рельсы — у семьи есть капитал, есть дело, есть сверхзадача — богатеть и размножаться. Среди членов семьи и их ближнего круга встречаются, конечно, люди разные: накопители и растратчики, верные семьянины и ветреники, весельчаки и пуристы. Но, кажется, ничто не может помешать общему "вектору" развития.

На самом же деле Манн рассказывает о вымирании рода Будденброков: подзаголовок романа — "История гибели одного семейства". Точно рок тяготеет над ними, и вот один за другим члены семьи сходят в могилу, а капитал их постепенно умаляется — фирма "Иоганн Будденброк" постепенно опускается до грошовых оборотов. Наконец, последний, на кого возлагали надежду на продолжение некогда могущественного рода, умирает от тифа. От славной семьи остается только тетрадь-летопись, в которую на протяжении многих десятилетий заносились значительные события.

Режиссер Миндаугас Карбаускис считает, что герои Томаса Манна оказались удивительно современны. Его "Будденброки" словно готовят зрителя к тому, что в какой-то момент жизни все может разрушиться и исчезнуть. Хотя, конечно, подготовить к такому никто никого не может.

РАМТ, 23 января, 19.00

Комментарии

обсуждение

Профиль пользователя