Коротко

Новости

Подробно

Правила смерти Джейсона Стэтема

Лидия Маслова о ремейке "Механика"

Журнал "Коммерсантъ Weekend" от , стр. 22

Очередной фильм, в котором Джейсон Стэтем играет убийцу, "Механик" — ремейк одноименной картины 1972 года, основным достоинством которой был сыгравший главную роль Чарльз Бронсон. С переменой лица главного исполнителя, задававшего всю стилистику картины, соответствующим образом поменялась и атмосфера истории: герой адреналиновых боевиков Джейсон Стэтем самим своим видом требует больше динамизма и агрессии, чем мудрый и неторопливый эстет старомодного бронсоновского покроя. По словам режиссера ремейка Саймона Уэста, Джейсон Стэтем показался ему идеальным преемником Чарльза Бронсона, потому что он не менее прекрасно умеет обходиться в кадре без слов и может одними глазами дать понять, что порвать десятерых человек голыми руками для него не проблема.

Теперь уже никого не удивишь наемным убийцей в качестве главного героя, а в 1972 году это еще не было такой банальностью. Особенный романтический ореол первому "Механику" придавало то, что герой не просто тупо мочил своих жертв, лежа на крыше со снайперской винтовкой, а каждое убийство тщательно обдумывал и вынашивал, как живописное полотно, сидя на диване с бокалом красного вина и всматриваясь под классическую музыку в фотографии жертвы. После нескольких часов этой медитации рождался очередной гениальный замысел, результатом которого становилась высокохудожественная инсценировка самоубийства или несчастного случая, так что полиции толком и подкопаться было не к чему. Помимо безупречного профессионализма, Механик щеголял и соответствующей жизненной философией, подчеркивая, что главное для него не деньги, а возможность быть хозяином самому себе и следовать любимому принципу — standing outside, то есть "оставаться в стороне". Он не упускал случая ввернуть в разговор всякие сверхчеловеческие соображения вроде того, что тот, кто стоит вне закона, часто превращается в героя и такие выдающиеся политические деятели, как Наполеон и Чингисхан, тоже по сути своей были убийцами. Герой Джейсона Стэтема еще более немногословен, чем Механик Чарльза Бронсона, но думается, идеологическую платформу своего предшественника вполне разделяет.

Доведя свою философию до логического конца и отточив мастерство до предела, Механик, как это бывает со многими достигшими потолка и начинающими стареть виртуозами, задумывается о том, чтобы уйти на покой. Тут как раз подворачивается интересное и необычное задание — убить своего единственного друга и наставника Гарри (Дональд Сазерленд), самоубийство которого Механик по-дружески обставляет с особой заботой и артистизмом. Переписывая сценарий старого "Механика", создатели нового постарались почетче прописать отношения между убийцей и жертвой, а также психологические мотивировки героя, который в первом фильме выглядит абсолютно непроницаемым, невозмутимым и бесстрастным. Теперь у Механика появились веские причины для ярости: обнаружив, что коварные заказчики обманным путем убедили его убить лучшего друга и сделали его пешкой в своей игре, он решает отомстить. Это решение совпадает с намерениями сына покойного (Бен Фостер), которого киллер берет под свое крыло и начинает обучать своему ремеслу, потихоньку подготавливая себе преемника. Интересна тут не только техническая сторона дела, но и отношения между героями, на которых лежит налет завуалированного фрейдизма, связанный с эдиповым комплексом и мотивом отцеубийства. Механик фактически заменяет отца своему юному другу и ученику, а дополнительный драматизм их отношений заключается в том, что приемный отец сам же убил настоящего. До поры до времени герой Джейсона Стэтема не подозревает, что его подопечный не так прост и о многом догадывается, несмотря даже на то, что персонаж Бена Фостера — юноша более открытый, темпераментный и эмоциональный, чем холодный нордический блондин в старом "Механике". Впрочем, по сравнению с ожидающим нас в ремейке экшеном, которого надо ожидать от режиссера Саймона Уэста, автора "Воздушной тюрьмы" и "Лары Крофт: Расхитительницы гробниц", фильм 1972 года вообще кажется едва ли не классической европейской психологической драмой.

В прокате с 27 января

Комментарии

обсуждение

Профиль пользователя