Коротко

Новости

Подробно

Стабильный застой

Журнал "Огонёк" от , стр. 24

Владислав Иноземцев

В нынешнем и будущем годах выйти из застоя в рамках созданной в 2000-е системы силового контроля и ручного управления просто невозможно


Прогнозы — дело неблагодарное: прежде всего потому, что люди, хотя и часто надеются на перемены, редко их ожидают. С одной стороны, все хотят чего-то нового, но, с другой, "стабильность" привлекает подавляющее большинство отнюдь не только в России. Умом мы понимаем, например, что шарик, вылетающий из согнутой в полукруг трубки, полетит вперед по касательной к последнему ее изгибу, но опросы общественного мнения в "просвещенной" Америке показывают: 49 процентов студентов лучших вузов страны уверены, что он и дальше полетит по кругу. Пытаясь вглядеться в будущее, мы надеемся, что оно будет не хуже настоящего, и верим, что оно станет определяться трендами, которые сложились в предшествующем периоде. Именно поэтому в прогнозах ищут оптимизма, и поэтому же значительная их часть не подтверждается.

Например, в начале 2000-х годов, когда мировая экономика столкнулась с кризисом, вызванным крахом компаний высокотехнологичного сектора, и когда фондовые индексы на основных рынках падали три года подряд, 50 ведущих экспертов, опрашивавшихся журналом Business Week, четыре раза (все три года спада и один год подъема) ошибались не то чтобы в уровнях, но даже в самом направлении движения котировок, причем по итогам 2002 года прогнозы и реальность разошлись почти вдвое. В те же 2001-2004 годы специалисты МВФ, выпускающего дважды в год бюллетень World Economic Outlook, ошиблись в направлении и темпах роста экономик семь раз из восьми. В начале 2008 года консенсусный прогноз на значение индекса ММВБ на конец года составлял 2760 пунктов (+42,9 процента к началу года), тогда как реальный показатель опустился на уровень 617 пунктов (-68,1 процента).

Сегодня прогнозировать развитие российской экономики, пожалуй, даже сложнее, чем мировой в начале 2000-х годов. Двумя основными факторами, в борьбе которых определится тенденция наступившего года, станут глобальное экономическое оживление, сопровождающееся ростом цен на нефть и некоторые другие базовые товары, с одной стороны, и стремительная деградация системы управления отечественной экономикой, с другой.

В глобальном масштабе год практически наверняка окажется благоприятным, хотя одним из последних в ряду лет, прошедших под знаком безудержных денежных инъекций в ведущие экономики. Меры государственной поддержки финансового сектора и политика низких процентных ставок продолжит приносить плоды. В Германии по итогам прошлого года зафиксирован самый высокий темп роста ВВП с 1990 года (3,6 процента); восстанавливаются экономики США и Великобритании (рост на 2,8 и 1,7 процента) — и этот рост продолжится и в 2011 году. Новые индустриальные страны, активно использующие ранее накопленные резервы, стимулирующие внутренний спрос и расширяющие свое присутствие на рынке промышленных товаров в США и Европе, уже растут невиданными темпами: прирост ВВП Малайзии составил 6,8 процента, Бразилии — 7,5, Индии — 8,8, Китая — 10,2, Вьетнама — 11,2, а Сингапура — 14,8, и продолжат расти. Соответственно повышаются цены на нефть, а именно они, и только они, определяют состояние российской экономики, которая лишь видится некоторым прожектерам основанной на технологиях и знаниях. Российская нефть марки Urals уже торгуется на уровнях, средних для рекордного 2008 года (когда цена составила 94,4 доллара за баррель) и на 17 процентов дороже, чем в среднем в 2010 году. Это создает благоприятный фон, повышает экспортные возможности и увеличивает приток валюты в страну. Судя по всему, Россия в 2011 году установит рекорд по стоимостному объему экспорта (480-500 млрд долларов) и покажет устойчивый профицит торгового баланса и счета текущих операций. Отражающие цены на сырье российские биржевые индексы тоже продемонстрируют положительную динамику и смогут вырасти по итогам года на 10-15 процентов. На валютном рынке доллар останется под давлением в паре с рублем, и можно предсказать небольшие колебания вокруг уровня в 30,5-31 рубль за доллар, но без явного тренда к усилению или ослаблению рубля (первое не нужно властям, а второе маловероятно в связи с благоприятной конъюнктурой). Поэтому большинству россиян в наступившем году не следует беспокоиться о сохранности сбережений, но не стоит ждать и сверхвысоких доходов от финансовых вложений.

Однако российская экономика — именно экономика, а не мир финансов — в 2011 году вряд ли похвастает значительными успехами. "Восстановительный" рост, который стремительно вывел страну из "штопора" в 1999-2000 годах, сейчас практически незаметен (спад ВВП в 2009 году составил 7,8 процента, тогда как рост в 2010-м — всего 4: для сравнения эти же показатели в США выглядят как 2,6 и 2,8 процента, в Германии — как 4,9 и 3,6). Добыча нефти и газа не растет, строительство восстанавливается медленно, так как сектор долгое время ориентировался на запредельные нормы прибыли и теперь с трудом адаптируется к нормальности. Розничная торговля, финансовые услуги и "информационный" сектор, бурно развивавшиеся в предшествующие годы, выходят на уровень насыщения рынка и не смогут быть драйверами роста. При этом не стоит забывать, что экономический рост в 2010 году прослеживался далеко не на всех фронтах и, что особенно важно, отнюдь не на протяжении всего года.

Владислав Иноземцев, доктор экономических наук, директор Центра исследований постиндустриального общества

Владислав Иноземцев, доктор экономических наук, директор Центра исследований постиндустриального общества

С июня стало заметно ускорение инфляции, обусловленное непомерными госрасходами, а с лета — и быстро растущими ценами на продукты питания. В новом году власти продолжили повышение тарифов на газ и услуги естественных монополий, стремясь улучшить финансовые показатели "Газпрома", теряющего высокодоходный европейский рынок (сейчас концерн обеспечивает 18,6 процента потребляемого в ЕС газа против 23,3 три года назад, а ряд стран — например, Хорватия — вообще отказываются от контрактов, предпочитая более дешевый газ из Ливии и Катара). Поэтому наше "национальное достояние" будет и далее доить национальных потребителей, раскручивая маховик инфляции. Постоянно растущие госрасходы тоже будут подстегивать цены, и в результате мы с большой вероятностью можем увидеть инфляцию выше, чем в прошлом году,— на уровне 9-10 процентов.

Другой проблемой станет снижение инвестиционной активности. Решив свои наиболее острые проблемы, российские бизнесмены вновь стали наращивать вывод капитала за рубеж: он резко ускорился с сентября прошлого года, составив по итогам 2010-го более 35 млрд долларов, из которых около 20 млрд пришлись на последний квартал. "Вдохновленные" решением по "делу Ходорковского" и близостью возвращения в Кремль Владимира Путина, предпочитающего силовые методы решения проблем экономическим, предприниматели, по всей вероятности, не остановятся в своем стремлении защитить свои деньги и в наступившем году. Иностранные же инвесторы будут, скорее всего, осторожны, так как крупные промышленные проекты в России буксуют (классический тому пример — знаменитый самолет SSJ-100, на который потрачено в три раза больше денег, чем намечалось, но который по техническим характеристикам весьма далек от предполагавшихся), в стратегические секторы экономики западный капитал не допускается, а Сколково пока остается красивой, но мечтой. В итоге снижение инвестиционной активности породит предпосылки к возобновлению стагнации в реальном секторе уже летом 2011 года.

Крайне опасным трендом является продолжающийся рост издержек, во многом задающийся государственными монополиями. Рост их тарифов за 2000-2010 годы составил: по грузоперевозкам РЖД — 6,1 раза, по газу (для промышленных потребителей) — 7,2 раза, по услугам ЖКХ — более 11 раз. При этом тариф на электроэнергию для населения в Москве сегодня составляет 105 процентов от уровня США, а бензин стоит на 11 процентов дороже, чем в Америке. В подобной ситуации рост возможен лишь при условии сверхвысоких доходов населения, но в России таковых не наблюдается. Единственным выходом является повышение эффективности, но именно к этому российские компании, привыкшие оперировать в обстановке постоянного роста цен, не готовы. Поэтому никакие внешние факторы не смогут в ближайшие годы компенсировать неэффективности нашей экономики, и ее неизбежно ждет замедление темпов. 2010 год был годом перехода от неуверенного, но роста, к уверенной стагнации.

На этом фоне вызывают много вопросов методы государственного регулирования, основанные на фундаментальном, на мой взгляд, заблуждении — мысли о том, что увеличение финансирования способно решить любые проблемы. И хотя мы в последние годы видели, что повышение ассигнований, например, на строительство дорог приводит лишь к росту их цены, но не протяженности (и то же можно сказать о многих других госпрограммах), правительство уверено в том, что следует извлекать из экономики максимально много денег, чтобы потом распределять их по собственному усмотрению. Классическим примером такого подхода является повышение страховых платежей, ранее известных как ЕСН, с 1 января. Хотя это не является самым эффективным средством финансирования бюджетного дефицита, данная мера была реализована и приведет к резкому уходу части экономической активности в тень. Только один этот шаг способен замедлить рост ВВП на 1-1,5 процента в течение 2011 года. При этом деньги, полученные от роста налогов, вряд ли будут использованы эффективно: уже 2010 год показал ограниченность возможностей властей в развитии социальных программ: впервые за последние годы выросла смертность, а средняя продолжительность жизни снизилась с 69 лет в 2009 году до 68,8 года в 2010-м. Также пока не приносят видимых результатов рост ассигнований на оборону и правоохранительную деятельность. Поэтому государство сегодня выступает скорее ограничителем, чем стимулятором, экономического роста. Мы не говорим о засилье силовиков и регуляторов, которые на корню убивают желание предпринимателей инвестировать в новые проекты и развивать инновационные бизнесы.

Сегодня сложно сказать, что возьмет верх: повышательный тренд в мировой экономике, неотъемлемой частью которой стала Россия, или ее особенности, объективно делающие нашу страну слабым звеном глобальной экономической системы. Моя точка зрения сводится к тому, что в ближайшие два года некомпетентность и алчность российской элиты окажутся более значимым фактором. Россия продолжит терять свои позиции на мировом рынке сырьевых товаров и останется единственной из крупных незападных стран, где показатели роста ВВП превосходят показатели роста промышленного производства. Инфляция в стране останется высокой по мировым меркам — выше 8-9 процентов, а банковский кредит — дорогим и доступным лишь самым крупным компаниям. Продолжится монополизация экономики, а доля мелкого и среднего бизнеса будет стагнировать или даже сокращаться. Роль государственных компаний в экономике возрастет, и ни одна из госкорпораций в 2011-2012 годах не будет приватизирована. Темпы прироста ВВП окажутся не выше 3-3,5 процента, а реальные доходы населения по-прежнему будут расти быстрее как ВВП, так и производительности. Россия будет становиться все менее привлекательной для реального бизнеса страной, однако это не означает, что в наступившем году мы увидим приметы серьезного кризиса.

На протяжении всего года траты государственного бюджета будут расти за счет устойчивого повышения нефтегазовых доходов, использования резервных фондов и (возможно) новых заимствований. Рубль будет стабильным, а уровень жизни большинства граждан как минимум не снизится. Для спекулятивных инвестиций страна останется привлекательной, поскольку биржевые игроки будут ориентироваться на нефтяные цены. Итог очевиден: в экономике мы уверенно вползаем в тот застой, о котором упоминал в своем видеоблоге в ноябре прошлого года президент Дмитрий Медведев применительно к политике. И выйти из него в рамках созданной в 2000-е годы системы силового контроля и ручного управления невозможно. Только в текущем году ни власть, ни народ этого еще не прочувствуют.

Российские цены на автомобильное топливо уже выше американских и продолжают расти. Растут, впрочем, и все прочие тарифы — и куда быстрее, чем доходы граждан

Комментарии
Профиль пользователя