Коротко


Подробно

Дирижер обыграл пианистку

Но публика так и не заметила превосходства Владимира Сиренко над Лилиан Акоповой

концерт / классика

В Национальной филармонии выступила немецко-армянская пианистка с киевским прошлым Лилиан Акопова. Восторженно встретившая долгожданную гостью публика, к сожалению, не заметила, что главным героем вечера стал дирижер Национального симфонического оркестра Владимир Сиренко. Исправляет ситуацию ЛЮБОВЬ МОРОЗОВА.


Лилиан Акопова уехала в Германию почти десять лет назад, но у нас ее до сих пор называют одной из самых перспективных отечественных пианисток. Еще будучи ученицей Киевской специализированной школы им. Николая Лысенко, она засвидетельствовала свою одаренность победой на фортепианном Конкурсе им. Владимира Крайнева (1996 год). В период же обучения в Мюнхенской высшей школе музыки и театра по классу знаменитой грузинско-российской пианистки Элисо Вирсаладзе лауреатские звания и премии так и сыпались на нее. Соревноваться исполнительница любит до сих пор, а между конкурсами регулярно дает концерты. И вполне возможно, что 27-летняя пианистка находится на старте головокружительной карьеры и благодаря великолепным музыкальным и внешним данным станет вскоре кумиром для многих.

То, что публика в этот вечер пришла "на Акопову", было видно невооруженным глазом — ей достались самые продолжительные и неистовые аплодисменты. Поводов "услышать и умереть", конечно, предостаточно: у пианистки феноменальное сочетание поэтичности изложения и точности игры, при котором музыкальная ткань любого произведения словно дышит, и очень аккуратное, благоговейно-бережное обращение с партитурой. Фортепианный концерт #1 Иоганнеса Брамса как нельзя лучше подошел для демонстрации этих ее блистательных качеств, и, даже запнувшись посреди исполнения (помешала, вероятно, установка "русской школы" на обязательную игру наизусть), Лилиан Акопова не подпортила общего приятного впечатления.

Практически же незамеченным в этот вечер осталось то, что должно бы радовать,— невероятно тонкая работа Владимира Сиренко над партитурой. Руководитель Национального симфонического оркестра давно уже негласно считается главным дирижером страны, но как бы со скидкой на бедность национальной почвы и слабость отечественной дирижерской школы. Слушая нынешний концерт, об этих нюансах можно было забыть — перед публикой стоял дирижер мирового масштаба, способный своей собственной интерпретацией заслонить чужие трактовки.

Виртуозно проработана была вся программа, начиная с брамсовского фортепианного концерта, в котором оркестр находится вроде бы на вторых ролях, и заканчивая двумя симфоническими партитурами — поэмой "Макбет" Рихарда Штрауса и Симфонией #103 ("С тремоло литавр") Йозефа Гайдна. С Гайдном вроде бы все понятно: это произведение всем знакомо еще с музыкальной школы, но Владимир Сиренко сумел подать неожиданно новую его трактовку, в которой вывел на свет божий скрытые подголоски, выверил баланс и сумел увлекательно выстроить форму.

Со Штраусом же ситуация куда интереснее: хоть партитура и была создана в 80-е годы XIX века, композитор намеренно переусложнил ее и после коварно ехидничал над современниками, боявшимися к ней даже прикоснуться, так что в итоге осуществил премьеру самостоятельно. У нас за это произведение обычно не берутся, но для господина Сиренко штраусовский "Макбет", похоже, часть грандиозного плана, в соответствии с которым концертная сетка нынешнего сезона пестрит сложнейшими партитурами XIX и XX веков. Несмотря на гнетущую массивность этой симфонической поэмы, дирижер придал ей стройные очертания и ловко справился с буйным характером музыки. И то, что публика отреагировала на исполнение "Макбета" уж очень спокойно, свидетельствовало лишь о том, что господин Сиренко вырвался далеко вперед своего слушателя.


Тэги:

Обсудить: (0)

Газета "Коммерсантъ Украина" №221 от 17.12.2010, стр. 4
Комментировать

Наглядно

обсуждение