Цена вопроса

Аркадий Мошес

директор российской программы Финского института международных отношений

Казалось бы, ожидаемая победа Александра Лукашенко на президентских выборах сулит Белоруссии повторение пройденного. Может быть, так оно и будет. Однако при этом нельзя не видеть того, что за последний год в стране очень многое начало меняться, и ситуация совсем не выглядит однозначной.

Во-первых, избирательная кампания оказалась на порядок более свободной, чем раньше. Девять оппозиционных кандидатов. Никаких препятствий на стадии сбора подписей и регистрации. Доступ к государственным СМИ и дебаты в прямом эфире. Режим, понятное дело, сохранил за собой для страховки последний и самый важный бастион — процедуру подсчета голосов, но это не обнуляет другие сдвиги.

В принципе уже можно представить себе ограниченный допуск оппозиции в парламент в 2012 году и выборы по партийным спискам. Лукашенко нужны гарантии того, что в определенный момент в случае ухода его не будет ждать судьба Милошевича. Но этого нельзя добиться бесконечным зажимом оппозиции, а вот сделкой с ней под международным патронажем — можно.

Во-вторых, в стране идет ползучая экономическая либерализация. Столкнувшись с серьезными экономическими проблемами, Лукашенко не может не отдавать себе отчет в том, что реформы необходимы. Тем более что приватизация поможет добыть для страны кредитные и инвестиционные ресурсы.

В-третьих, очевидным для всех стало окончательное признание Лукашенко со стороны ЕС. Дальнейшее развитие событий зависит от первых двух факторов, но психологический Рубикон перейден. Кстати, не стоит забывать, что на внешней арене Минск сегодня представляет уже новое поколение политиков и дипломатов. У этих людей нет антизападных комплексов, и это становится самостоятельным фактором политики.

На этом фоне российско-белорусские отношения, которые вроде бы вновь нормализовались, выглядят парадоксально. Они как бы идут обратно. Продемонстрировав способность к сближению с Западом, Лукашенко заставил Москву вернуться к политике субсидий. Единое экономическое пространство вместе с Россией и Казахстаном, конечно, является более обещающим форматом, чем старое двустороннее союзное государство, но как оно будет работать — если Россия вступит в ВТО — пока неясно. Зато понятно, что Москва вновь согласилась заплатить за видимость геополитической лояльности и помогла белорусскому президенту остаться тем, кем он всегда и был — ловким независимым правителем.

Так или иначе, но речь идет о попытке Москвы путем тактического компромисса с президентом Белоруссии остановить стратегические изменения внутри его страны. Впрочем, проблема в том, что такие попытки редко бывают удачными.

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...