Коротко

Новости

Подробно

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 19

 Штаб одного актера


       В предвыборном штабе "Яблока" нет ни ярких политиков, ни известных политологов, ни модных имиджмейкеров. Зато там есть Вячеслав Игрунов, который мог бы смело сказать о себе: "Избирательная кампания 'Яблока' — это я".

       Новым предвыборным офисом "Яблока" Игрунов не слишком доволен. "Плохие коммуникации с Думой, да и тесноват,— объяснил он корреспонденту "Власти".— Поэтому я пытаюсь сейчас достать еще одно помещение, покруче". Вместе с тем кабинет Игрунова на 18-м этаже высотки на Новом Арбате можно считать своеобразным символом партийного положения его хозяина, в руках которого сейчас сосредоточены основные рычаги думской избирательной кампании "Яблока".
       
       Вячеслав Игрунов стоял у истоков "Яблока": еще в мае 1993 года он участвовал в переговорах о создании политической организации во главе с Явлинским, а сотрудники возглавляемого им Института гуманитарно-политических исследований наряду с выходцами из "ЭПИцентра" составили на первых думских выборах костяк федерального списка блока "Явлинский--Болдырев--Лукин". Однако до поры до времени Игрунов оставался в тени своих более известных товарищей, не занимая в движении заметных постов.
       Звездный час Игрунова настал в декабре 1996-го, когда V съезд "Яблока" избрал его заместителем Явлинского и одобрил предложенную им программу партстроительства. Окончательно она была утверждена на следующем съезде и предусматривала создание жесткой партийной структуры с фиксированным членством, взносами, кандидатским стажем и обязательными рекомендациями для новичков. Представителям региональных отделений других партий и движений, входившим в "Яблоко" в качестве коллективных членов, было предложено однозначно определиться со своей партийной принадлежностью. Критики новой системы усмотрели в этом серьезную опасность для региональных "яблочных" структур — в некоторых из них инопартийцы составляли более половины списочного состава. Однако сторонники тезиса об опоре на собственные силы сочли, что партия уже достаточно сильна, чтобы компенсировать возможный уход раскольников за счет твердых явлинцев.
       Основным оппонентом Игрунова в тот момент был Иван Грачев, называвший игруновскую схему "капээсэсовской" и предлагавший взамен широкую коалицию демократических сил на базе "Яблока". Однако большинство делегатов съезда предпочли другой вариант. Хотя Грачев до сих пор убежден, что та победа Игрунова была не совсем честной: идею широкой коалиции, по его словам, поддерживало большинство региональных организаций, но на V съезде квота делегатов с мест была сильно занижена, что и предопределило результаты голосования.
       В начале 1997 года Игрунов был назначен председателем комиссии "Яблока" по региональным выборам. Поскольку в промежутке между федеральными выборами вся предвыборная работа партий сосредоточивается именно в регионах, человек, занимающий этот пост, становится де-факто руководителем избирательного штаба. Юридическое оформление нового статуса Игрунова состоялось в начале этого года: он стал руководителем избирательной кампании "Яблока" и получил все полномочия для формирования полноценного избирательного штаба. Он выстроил штаб по тем же принципам, что и партию в целом: безусловное единоначалие, жесткая структура и опора на собственные силы.
       
       Строго говоря, своим штабом Игрунов командует не единолично: стратегические вопросы решает своего рода политбюро под названием "политическое руководство избирательной кампании", а функции коллективного советника выполняет политический совет из девяти авторитетных "яблочников" (см. схему). Однако партлидеры Игрунову не докучают, и всей оперативной работой штаба он руководит в одиночку. В структуре штаба предусмотрен и пост руководителя, но это место до сих пор остается вакантным. Как объясняет сам Игрунов, "с точки зрения выборов удобно, чтобы руководитель штаба и руководитель избирательной кампании либо были одним и тем же человеком, либо работали вместе с младых ногтей и понимали друг друга с полуслова". Но такого единомышленника Игрунов пока не нашел.
       Нет в штабе и депутатов, не считая самого руководителя: отдельные думцы, правда, участвуют в штабной работе, но подразделения штаба возглавляют не они, а рядовые члены партии или даже беспартийные. Штабисты скромно объясняют этот факт богатым интеллектуальным потенциалом "Яблока", где едва ли не каждый способен стать начальником, и спецификой штабной работы, не оставляющей времени для других занятий. Но есть и другая версия: наличие в штабе самостоятельных политиков, какими являются многие "яблочные" депутаты, чревато "перетягиванием каната" между ними и руководителем кампании и может подорвать принцип единоначалия.
       Сейчас о таких проблемах Игрунов может не задумываться. Большинство вопросов в штабе решает лично он, проводя на Новом Арбате по 10-12 часов в сутки. Все подчиненные признают его безусловное лидерство, высказываются о нем в весьма восторженных тонах и ласково называют "Вячиком" (говорят, это прозвище рассекретил сам Игрунов, знакомясь со своими коллегами по блоку). Шеф отвечает им взаимностью: в беседе с корреспондентом Ъ он много и охотно рассказывал об успехах своих штабистов на региональных выборах, тактично умалчивал о неудачах и выражал твердую убежденность, что сотрудники штаба смогут качественно провести избирательную кампанию даже без помощи профессиональных имиджмейкеров.
       Правда, оптимизм Игрунова по поводу опоры на собственные силы разделяют далеко не все его коллеги. Например, Иван Грачев, вышедший из руководящих органов "Яблока", но остающийся членом думской фракции, считает, что "яблочный" аппарат и региональные организации в их нынешнем виде избирательную кампанию вытянуть не смогут — в организационном плане "Яблоко" образца 1995-го выглядело гораздо сильнее. А к ухудшению ситуации, по мнению Грачева, приложил руку в том числе и Игрунов: в соответствии с его концепцией партийного устройства руководство партии получило возможность распускать свои региональные отделения, что привело к ряду конфликтов с регионалами и в конечном счете серьезно подорвало позиции "Яблока" в провинции.
       Впрочем, окончательную оценку деятельности Вячеслава Игрунова и его штаба дадут только избиратели. Сам Игрунов сформулировал это так: "Если мы не выполним тех задач, которые ставим, то, конечно, в штабе потребуются какие-то коррективы". Придется ли при этом "откорректировать" и самого руководителя избирательной кампании, станет ясно после 19 декабря.
       
ДМИТРИЙ КАМЫШЕВ
       
------------------------------------------------------
       
Кампании прошлых лет
       За шесть лет партийной жизни сторонники Григория Явлинского перепробовали несколько вариантов организации предвыборной кампании. В 1993 году "Яблока" как единой структуры еще не существовало и избирательная кампания велась в основном силами учредителей блока "Явлинский--Болдырев--Лукин": Социал-демократической и Республиканской партий, а также Российского христианско-демократического союза. Добиться в такой ситуации согласованных действий было трудно, что отразилось прежде всего на итогах голосования в регионах: по одномандатным округам блок провел всего семь депутатов.
       Следующие выборы проходили уже без аврала, и лидеры учрежденного в январе 1995 года объединения "Яблоко" могли подготовиться к ним более основательно. В итоге они создали профессиональный штаб, состоящий сплошь из специалистов в области избирательных технологий. Сделано это было из лучших побуждений: лидеры движения посчитали, что свой избиратель проголосует за "Яблоко" в любом случае, а вот завербовать чужого как раз и помогут имиджмейкеры. Однако получилось "как всегда": предвыборный штаб превратился в автономную структуру, не встроенную в аппарат "Яблока" и фактически не подчиняющуюся руководству движения.
       Итоги этого эксперимента оказались неутешительными. По партспискам "Яблоко" вместо запланированных 8-10% набрало лишь 6,89% (в 1993-м было 7,86%). Правда, мест в Думе явлинцы получили больше (31 против 20), но лишь за счет дележа четырьмя победителями наследства партий, не преодолевших пятипроцентный барьер. А успех "яблочных" одномандатников (их в Думу-95 прошло вдвое больше) был не столько заслугой центрального штаба, сколько плодом ударного труда активистов региональных отделений движения.

Комментарии
Профиль пользователя