Коротко

Новости

Подробно

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 30

 Корею спасло банкротство


       О южнокорейском кризисе рассказывает президент Корейского института финансов господин Хэ Ван Чун.

Кто был виноват
       В кризисе виноваты все — правительство, предприниматели, финансовые структуры, народ. В эпоху Ким Ен Сама, первого всенародно избранного президента-демократа, чрезвычайно популярного в мире, иностранные банки охотно давали Южной Корее большие кредиты. После начала кризиса в Азии они потребовали вернуть все деньги. Но возвращать было нечего: южнокорейские предприниматели тратили полученные на Западе кредиты очень неосмотрительно. Ни южнокорейские банки, ни правительство за этим не следили. Внесли свою лепту в обострение кризиса и рядовые корейцы: в последние годы они предпочитали не копить деньги в банках, а вкладывать их под большие проценты в разные сомнительные структуры.
       Я не хочу принижать достоинства южнокорейских предпринимателей, но, если откровенно, в тех тепличных условиях, которые создавало для них государство в эпоху быстрого роста, невозможно было не процветать. Если вам дадут большие деньги, то любой дурак в состоянии пустить часть их на строительство предприятий, развитие — а остальное можно и в карман положить. Так и делали. В 1995-1997 годах слишком много средств компании вкладывали в развитие — в установку нового оборудования, строительство новых заводов, особенно в нефтяной промышленности и судостроении. Это оказалось ошибкой: в 1998 году большинство таких заводов были загружены на 30-40 процентов, некоторые вообще не работали. Поэтому они не смогли вернуть деньги банкам.
       Еще одной ошибкой корейских предпринимателей стало отсутствие специализации: крупные корпорации считали престижным и прибыльным вторгаться в самые разнообразные сферы производства. Сейчас корпорации вынуждены сосредотачиваться на каком-то одном, главном направлении, а все остальные — сворачивать.
       
Что сделали
       Большая часть мер по выходу из кризиса была предложена МВФ, но корейское правительство вносило свои коррективы. В частности, МВФ предложил ввести высокий банковский процент, снять контроль за курсом доллара и ликвидировать дефицит бюджета. В результате в прошлом году вместо ожидаемого 2-процентного экономического роста мы получили спад в 5,7 процента.
       Для выправления ситуации правительство Республики Корея вынуждено было принять прямо противоположные меры: снижение банковского процента, увеличение дефицита бюджета, преобразование финансовой структуры. Благодаря им в этом году финансовый кризис был фактически преодолен.
       Совсем отрицать роль МВФ в преодолении кризиса нельзя. Без введения на начальном этапе высокого процента, что вызвало банкротство многих фирм, выбраться из кризиса было бы невозможно. Разумеется, только согласие на условия МВФ позволило нам договориться с иностранными банками, требовавшими немедленного возврата их денег. Кроме того, требования МВФ побудили южнокорейское правительство начать наконец борьбу с трудностями, возникшими в эпоху быстрого экономического роста,— с накоплением долгов предприятий, коррупцией и т. д. Эти проблемы осознавались и раньше, но решать их не хватало мужества.
       
С чего начинается подъем
       Судя по экономическим показателям и по настроениям в обществе, сейчас начался подъем. Но здесь нас подстерегает очередная опасность — перегрев экономики. В первые четыре месяца этого года правительство уже потратило 70 процентов бюджета. Снят ряд ограничений на продажу недвижимости и на иностранные инвестиции. Сейчас результаты всех этих действий правительства начинают проявляться одновременно. Мы опасаемся эффекта экономики "мыльных пузырей", аналогичного тому, что привел к нынешнему затяжному кризису в Японии.
       Вместе с тем многое еще не сделано. Не полностью восстановлено доверие народа к банковской системе. Раньше корейцы считали надежными все банки и несли деньги туда, где больше процент. А теперь они вынуждены думать, кому можно доверять, а кому нет. Чтобы восстановить доверие к банкам, государство обязалось до 2000 года вернуть потерянные вклады. Придется подождать, зато все получат свои вклады полностью.
       Сейчас введено еще одно ограничение, соответствующее мировой практике: предприниматель, работающий в сфере бизнеса или производства, не может стать банкиром, то есть открыть свой банк. Поскольку в этом случае у него будет соблазн вложить деньги вкладчиков в собственное предприятие без объективной оценки правильности такого шага. И в случае неудачи предприятия деньги вкладчикам такого банка будет выплачивать, как водится, правительство.
       Но сейчас правительство отказалось защищать банки. Те поняли, что могут обанкротиться, и теперь раздают кредиты не по знакомству, как это часто было раньше, а на основе серьезного анализа возможностей заемщиков.
       Изменились подходы и к кредитованию юридических лиц. Раньше банкиры предпочитали давать деньги крупным корпорациям, потому что на этом можно было получать большую прибыль. Плохое экономическое состояние корпораций банкиров не пугало: они были уверены, что государство поможет. Но теперь банки поняли, что и крупные корпорации могут обанкротиться. Кроме того, введено ограничение, согласно которому (это тоже мировая практика) размер кредита не может превышать 200 процентов капитала корпорации. Раньше брали кредиты и по 800, и по 2000 процентов.
------------------------------------------------------
       
Страна экономических чудес
       В 1962 году Республика Корея, которая была тогда одним из самых бедных аграрных государств, приступила к экономическим преобразованиям. За два десятка лет она превратилась в одну из наиболее быстро развивающихся промышленных стран и ведущих торговых наций мира. К лету 1997 года, когда в Азии разразился валютно-финансовый кризис, экономика Южной Кореи занимала уже 11-е место в мире, а объем ВНП на душу населения достигал $10 тыс.
       В 1986-1988 годах экономика Южной Кореи росла со скоростью около 12% в год. В 90-х годах темпы снизились. В 1997 году рост ВНП составил всего 5,6%, а в 1998-м в результате кризиса этот показатель стал отрицательным — минус 1,4%.
       Южная Корея вынуждена была обратиться к МВФ. Общий пакет международной помощи в период кризиса составил $58,5 млрд. Одновременно администрация Ким Дэ Чжуна начала экономические реформы.
       На первом этапе (декабрь 1997-го--апрель 1998 года) власти предприняли усилия для пополнения валютных запасов (в декабре 1997-го они упали до $3,9 млрд) путем привлечения иностранного капитала, выпуска государственных облигаций и отсрочки выплат по краткосрочным иностранным займам. Одновременно поддерживалась высокая процентная ставка, чтобы за девальвацией корейского вона не последовал новый виток инфляции. Была организована кампания по сбору золота, в результате которой в первом квартале 1998 года население добровольно сдало ценностей на $2,1 млрд. К концу года валютные резервы были увеличены до $30,8 млрд. Обменный курс вона стабилизировался на уровне 1400 вонов за доллар (в декабре 1997 года — 1967 вонов). Была начата реструктуризация корпораций, усовершенствована система контроля за финансами. Представители рабочих, работодателей и правительства сформировали Трехсторонний комитет и достигли беспрецедентного соглашения, разрешавшего увольнения рабочих (до этого они были запрещены).
       На втором этапе (май--июнь 1998 года) правительство основное внимание уделило восстановлению доверия к кредитно-финансовым организациям. Была осуществлена либерализация законодательства о слияниях и поглощениях компаний, сняты ограничения на приобретение иностранцами недвижимости и на количество приобретаемых ими обыкновенных акций южнокорейских предприятий. В ходе реструктуризации пришлось закрыть 55 нежизнеспособных компаний и пять коммерческих банков. Для реструктуризации финансов правительство выпустило государственные ценные бумаги на сумму 50 трлн вонов.
       С началом третьего этапа (июль 1998-го--1999 год) реформы начали приносить плоды. Банковский сектор стабилизировался, финансовые учреждения возобновили ссудные операции, активизировались кредитные операции.
       Была завершена реструктуризация крупных промышленных групп — "чеболей". Hyundai, Samsung, Daewoo, LG для повышения эффективности решили сосредоточиться на основных направлениях своего бизнеса, избавившись от большого числа непрофильных подконтрольных компаний.
       В ноябре 1998 года вступил в силу новый закон о привлечении иностранного капитала, который упростил инвестиционные процедуры. Было начато создание "зон иностранных инвестиций". В 1998 году объем прямых иностранных инвестиций в экономику Южной Кореи составил $8,9 млрд, а в 1999 году правительство рассчитывает на $15 млрд.
       В этом году южнокорейская экономика, по различным прогнозам, вырастет на 2-4%. На 15 февраля 1999 года валютные резервы составили $52,2 млрд.
       

Комментарии
Профиль пользователя