Коротко


Подробно

Возвращение главного героя

"Ананасная вода для прекрасной дамы" Виктора Пелевина

Премьера литература

В книжных магазинах появился сборник Виктора Пелевина "Ананасная вода для прекрасной дамы", напечатанный практически небывалым сегодня стопятидесятитысячным тиражом. Одной из первых покупательниц книги стала АННА НАРИНСКАЯ.


Ежегодная новая книга Пелевина поздней осенью / ранней зимой в последние годы стала уже традицией. Когда и на этот раз в конце ноября нас предуведомили о том, что, да, грядет, а в сеть (тоже по традиции) слили один из рассказов, у меня появилось какое-то неприятное чувство. Из-за этой механистической бездушной периодичности и из-за того, что появившийся в интернете опус "Тхаги" оказался предсказуемым с первой строчки текстом, который, вероятно, смогла бы сгенерировать некая высокоинтеллектуальная компьютерная программа, получи она задание написать "рассказ Пелевина".

Так что открывала я "Ананасную воду для прекрасной дамы" с неспокойным сердцем, потому что я Пелевина люблю, и даже не просто "как писателя", а как-то вообще, и мне больно, когда он меня разочаровывает.

Не могу сказать, что теперь мое сердце успокоилось, наоборот, оно совсем сильно бьется. Потому что первый текст сборника — повесть "Операция "Burning Bush"" — один из лучших текстов, которые я читала по-русски в последнее время, и, безусловно, самый умный. И если бы восторженность не считалась в солидных СМИ дурным тоном, то я могла бы здесь написать, что горда быть современницей его автора или что-нибудь в этом роде.

Но в солидных СМИ такое запрещено, так что к делу: вообще-то "Burning Bush" являет собою разработку обычной пелевинской матрицы. Имеется заговор, правящий данным и не данным нам в ощущениях миром и замкнутый при этом сам на себе. А если более конкретно — тайные и вроде бы судьбоносные интриги спецслужб, формирующие пласты реальности и надреальности и оказывающиеся всего лишь элементом в игре других спецслужб и наоборот. Но в отличие от того, что было у Пелевина раньше, этот текст не игра в бесконечную матрешку реальностей. Потому что здесь в конце концов остается одна маленькая неполая куколка — главный герой Семен Левитан, дальний родственник известного диктора (последнее обстоятельство вполне по-пелевински немаловажно для сюжета).

И мне кажется — это головокружительное достижение. Потому что мы раньше любили Пелевина, но понимали, что раз так — раз "солидный Господь для солидных господ", раз барон Унгерн, раз гламур и дискурс,— то, да, подлинного, живого героя здесь быть не может, а только Петр Пустота и Вавилен Татарский, и тут надо не сопереживать, а соображать. Так вот в этой повести Пелевин, не поступившись ни одним из своих принципов, не подпустив ни сентиментальности, ни "характерности", не приглушив фантасмагоричности и абсурдности происходящего, заставляет нас полюбить своего героя. Нет, он не предлагает нам "живого человека" с чувствами, он предлагает живого человека с мыслями, обаянию которых практически невозможно сопротивляться.

Этот шаг не в любимую Пелевиным пустоту, а в простоту, доступность, что ли, дает поразительный эффект ореаливания написанного. До того, что знаменитые пелевинские афоризмы из блестящих, но отдельных слоганов превращаются здесь в элементы существующего слышимого разговора. И когда генерал ФСБ сообщает главному герою, что его организация "считает распятие Иисуса Христа внутренним делом еврейского народа", а тот кротко отвечает "спасибо за понимание", то это тут у нас происходит, а не во вселенной огромной летучей мыши и не в других подобных местах. И когда герой говорит (кому и при каких обстоятельствах, не скажу, потому что — прочтите), что главное доказательство бытия Бога — это зло, "ибо в мире без Бога зло было бы не злом, а корпоративным этикетом", то за этими словами вдруг встает ясность не только мысли, но страдания, раньше этому автору несвойственная и от того, может быть, еще более пронзительная.

Следом за "Операцией "Burning Bush"" в книжке напечатана повесть "Зенитные кодексы Аль-Эфесби" — не такая прекрасная, но почти такая же умная. Еще там есть три текста, включая упомянутый рассказ "Тхаги", и они все гораздо хуже, но это, по-моему, совершенно не важно. А важно, что у нас опять есть текст, не описывающий жизнь, не объясняющий ее, а становящийся ее частью. Я рада, что его написал Пелевин. И даже немного чем-то горжусь.

Виктор Пелевин. Ананасная вода для прекрасной дамы. М.: Эксмо, 2010

Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение