Коротко

Новости

Подробно

Бут в помощь

Журнал "Огонёк" от , стр. 26

Похоже, Россия дала первый ответ на американский суд над Виктором Бутом: после трех лет и трех месяцев российской тюрьмы освобожден израильский спецназовец Яир Кляйн


Владимир Бейдер, Иерусалим


В непривычно пустом громадном зале прибытия аэропорта Бен-Гурион его встречали семья, родные, друзья-десантники, уже пузатые и бородатые, с флагами десантной бригады Израиля, у одного была бутылка виски, которую в суматохе так и не откупорили. И еще больше — журналистов, неизвестно откуда взявшихся тут ночью, в шабат. Герою события пришлось продираться к выходу в тесной толпе, защелкали камеры.

— Что вы меня снимаете,— смущенно произнес он,— я же здесь остаюсь.

— По чему ты больше всего соскучился? — выкрикнула одна из корреспонденток.

— По женщинам,— ответил 67-летний арестант.

Так завершилась очередная серия одиссеи этого бедового парня.

Но освобождение Яира Кляйна вызывает не меньше вопросов, чем когда-то его арест.

Попадалово


"Огонек" в течение этих трех лет не раз обращался к судьбе Кляйна.

В прошлом — один из лучших бойцов спецназа, заместитель командира диверсионного подразделения "Саерет хирув", заместитель командира десантной бригады. Он геройски проявил себя в трех войнах. Во время войны Судного дня в 1973 году, в ходе боев за Суэцкий канал, вообще совершил подвиг: возглавив колонну бронетранспортеров, вызволил попавших в окружение два батальона, спас от гибели или плена более 300 солдат, эвакуировал 60 раненых. Многие из уцелевших тогда благодарны ему до сих пор.

Кляйн был мастером точечных ликвидаций террористов, которые проводились тогда не с воздуха, как сейчас, а "вручную", в глубоком тылу врага, часто в одиночку. Профессионал высокого класса — это я слышал от многих.

Но идеальный солдат оказался мало приспособленным к мирной жизни. Легко втягивался в рискованные предприятия. Правда, и бизнес, которым он занимался, был рисковым. Пытался осуществлять оружейные поставки (по его словам, совершенно легальные — по лицензии Минобороны) — подставили, и Кляйн оказался в центре международного скандала. Затеял добычу алмазов в Сьерра-Леоне — попал там в тюрьму по ложному обвинению в попытке государственного переворота. Основал школу антитеррористической подготовки — и снова попал в историю. Открыл завод по бронированию автомобилей — опять, как оказалось, вылезло боком.

В августе 2007 года Кляйн по приглашению своего русского друга Игоря Клынчагова, с которым познакомился в Сьерра-Леоне, вместе сидел в тюрьме и совершил оттуда дерзкий побег, приехал в Россию для обсуждения сделки по открытию в Москве филиала своего завода по бронированию автомобилей. Сделка подходила к завершению.

27 августа, в канун своего дня рождения, он собрался домой, чтобы через три недели вернуться и подписать договор. Его взяли в аэропорту Домодедово якобы по линии Интерпола, куда обратилась Колумбия с просьбой об экстрадиции преступника, осужденного в 2001 году тамошним судом на 10 лет за подготовку незаконных вооруженных формирований (в прессе комментировали: либо армии Медельинского кокаинового картеля, либо левой террористической организации FARC).

Все это выглядело сомнительным. Или, по крайней мере, неубедительным.

Все это еще нуждалось в доказательствах, хотя Кляйн в Колумбии действительно был. И курсы военной подготовки проводил. Полтора месяца в 1989 году и столько же в 1990-м. Оба раза, как он утверждает, и никто это не опроверг, по просьбе официальных властей Колумбии, заинтересованных в создании отрядов самообороны местных крестьян, чтобы те могли противостоять грабежам и террору как раз со стороны FARC в районах, где колумбийская армия и полиция не могут обеспечить защиту мирных жителей.

Как объяснил мне Дмитрий Ямпольский, российский адвокат Кляйна, даже если бы факт преступления был, срок давности по нему давно прошел еще до суда, к которому апеллирует Колумбия.

Но что это может быть за преступление? Учил не тех людей не тому, а они через 10 лет оказались "плохими парнями"?

К тому же у России с Колумбией нет соглашения о выдаче преступников. Никогда Россия никого этой стране не выдавала. Как и Колумбия России.

Однако, несмотря на шаткость оснований, Кляйн в московской КПЗ сел крепко. Через полгода генпрокуратура приняла решение о его экстрадиции. Верховный суд подтвердил вердикт. И лишь Суд по правам человека в Страсбурге (это случилось в мае этого года) приостановил высылку израильтянина в Колумбию на том основании, что там его могут убить.

По бюрократической логике чиновники стремятся избавляться от дел, которые могут доставить им хлопоты, при первой возможности. У российских властей была куча причин устраниться от этого дела, тем более после Страсбурга. Они почему-то не стали этого делать — Кляйн продолжал сидеть. Более того, Россия подала апелляцию на майский запрет Евросуда. В октябре Страсбург эту апелляцию отклонил. Но и после этого израильского подполковника не выпустили.

Сообщение о том, что Кляйн возвращается, появилось в ведущей израильской газете "Едиот ахронот" только 8 ноября. По случайному, очевидно, стечению обстоятельств именно в этот день в Иерусалиме открылась проведенная по инициативе израильского МИДа конференция, посвященная 80-летию Александра Бовина, первого посла России в Израиле, и 20-летию восстановления дипломатических отношений между Советским Союзом и Израилем. В этот день я брал интервью у министра иностранных дел Авигдора Либермана и среди прочего спросил его о Кляйне. Он отказался говорить на эту тему. Слишком много непонятного. Я подумал, что только сам Кляйн может что-то пояснить.

Мы встретились в его доме в Яффе на следующий день после его приезда в Израиль, менее чем через сутки после возвращения из тюрьмы. Это было его первое интервью на родине.

Версия первая: взятка


Здесь я излагаю, естественно, только версию самого Кляйна на произошедшее. Понятно, он не все знает, не все говорит и то, что говорит, достаточно субъективно. Но даже с учетом всего этого вырисовывается довольно красноречивая картина столкновения человека и системы.

— Теперь ты знаешь, за что тебя арестовали?

— Конечно, знаю. Только не по ордеру Интерпола. Не было никакого ордера.

— Но сообщали даже в израильской прессе, что был.

— Полная ерунда. Если бы этот ордер существовал, меня бы арестовали давно. За три месяца до этого я был в России — никаких проблем. Был в Австрии. Был на Кипре. В общей сложности четыре раз побывал за границей — и ничего. Перед последней поездкой в Россию мой адвокат позвонил в израильское отделение Интерпола, спросил, можно ли мне ехать. Ему сказали: "Что вы запрягаете телегу впереди лошади? Никому твой Кляйн не нужен!" Да меня здесь, в Израиле, в Бен-Гурионе, повязали бы, будь международный ордер. Я поехал в Россию. Там была заминка на паспортном контроле, я насторожился, но меня успокоили — никаких проблем. А на обратном пути, через четыре дня, остановили и привели в офис Интерпола (возможно, Кляйн ошибается, по моим сведениям, отвели его в отделение милиции аэропорта.— В.Б.). И предъявили требования посла Колумбии в России. Я спросил: "Какое отношение посол Колумбии имеет к Интерполу?" Никаких объяснений. Надели наручники, продержали в участке сутки, потом отвезли на допрос в какую-то спецслужбу, сунули протокол в карман — и в тюрьму. Израильского консула допустили ко мне только через три дня.

— Ты тогда представлял причину задержания?

— По-моему, просто вымогали взятку. Мне потом сказали, что в ФСБ удивлялись: "Зачем его взяли? У Колумбии на него ничего нет".

По словам Кляйна, через некоторое время после его ареста люди в правоохранительных органах России убедились, что денег с него не взять, и утратили к нему интерес — пусть забирают, кому он нужен. Но теперь понадобился предлог. Чтобы не выглядело, будто зря взяли.

Кляйн утверждает, что к его адвокатам обратились властные инстанции, чтобы те ходатайствовали перед израильскими властями обратиться с просьбой к России о его освобождении как заслуженного офицера, имевшего непосредственное отношение к системе безопасности государства Израиль. Но тогдашний министр иностранных дел Ципи Ливни отказалась подписывать такое письмо.

— Если бы она подписала,— говорит Кляйн,— вся история тогда бы уже и закончилась и меня бы отпустили.

— Откуда тебе известно, что такое обращение было?

— Мой адвокат обращался в МИД и получил отказ. Затем мой сын встречался с Ципи Ливни, и ему она тоже сказала, что МИД не может вмешиваться в юридические дела против израильских граждан в зарубежных странах. Ерунда — вмешивается. Но делает это, когда дело касается людей с деньгами, а у меня их нет.

В ответ на официальный запрос в окружении Ципи Ливни, ныне главы оппозиции, председателя партии "Кадима", сообщили, что в бытность ее министром иностранных дел ей никогда не предлагали подписывать какие-либо документы в защиту Кляйна, но она по собственной инициативе поднимала этот вопрос в беседах с официальными лицами России, в частности с министром иностранных дел Лавровым.

Версия вторая: сделка


— Через три месяца после ареста,— рассказывает Кляйн,— мне объяснили, что есть по поводу меня распоряжение свыше. А еще через месяц появилось сообщение в прессе, что Россия ведет переговоры с Колумбией о поставках оружия на 2,5 миллиарда долларов, предоставляет Колумбии кредит под это. И Яир Кляйн оказался у них разменной монетой.

Это выглядит довольно фантастично, тем более что известно: крупнейший покупатель российского оружия в Латинской Америке не Колумбия, а находящаяся в конфликтных отношениях с ней Венесуэла.

Но фантастично только на первый взгляд. Именно в это время — в начале 2008 года — появились сообщения о том, что Колумбия предлагает России крупные контракты на покупку вооружений (военно-транспортные вертолеты, истребители Су, бронетранспортеры, радары, приборы ночного видения и т.д.), выдвигая в качестве условия сокращение поставок российского вооружения Венесуэле.

Мог ли в качестве дополнительного условия, мелкого, но принципиального бонуса возникнуть Кляйн?

Вроде сомнительно. Но опять не совсем.

Переговоры о поставках вооружений, а также о привлечении российских специалистов для строительства железных дорог в Колумбии, что дополняло военную сделку, вел тогдашний вице-президент Франциско Сантос (кстати, двоюродный брат тогдашнего министра обороны и нынешнего президента Колумбии).

Почему это важно? Франциско Сантосу Кляйн косвенно обязан своим освобождением. Страсбургский суд запретил России экстрадировать израильтянина в Колумбию на основании того, что для него там возникнет угроза жизни. А в качестве аргумента использовалось высказывание вице-президента Франциско Сантоса в прессе: "Мы надеемся, Россия передаст его нам. Надо сделать все, чтобы этот господин сгнил в тюрьме".

— Израиль продает оружия и военного оборудования Колумбии на 200 миллионов долларов в год. Колумбийцы выдвинули условие: не освобождайте Кляйна. А тут еще Россия возникла в качестве конкурента — можно потерять контракты. Что стоит жизнь какого-то израильского гражданина по сравнению с 200 миллионами долларов? Неважно, что этот гражданин для страны когда-то сделал. Россия хотела заработать на оружии Колумбии, Израиль не хотел терять доходов, а я оказался посередине.

— Но Россия, насколько мне известно, не осуществляет военные поставки Колумбии.

— Да, когда начался кризис, колумбийцы отказались от сделки.

— Но если пользоваться такой логикой, сделка, ради которой тебя держали и собирались отдать Колумбии, сорвалась, ты России уже не нужен, почему же тебя не выпустили?

— В России такой порядок: только тот, кто отдал приказ, может его отменить. А власть в России переменилась. И прокурор действует так, как ему раньше было велено. Вот я и продолжал сидеть. И даже, когда было решение Страсбургского суда, они продолжали всеми способами тянуть время.

Версия третья: прятки


— Чем ты так насолил колумбийцам?

— Они обо мне вообще не думали — это все американские дела, ЦРУ.

— Чего вдруг?

— За три месяца до того, как Колумбия подняла шум по поводу меня, я дал интервью латиноамериканской журналистке, где объяснил, что происходит. Американцы не дают колумбийцам покончить с повстанцами в этой стране. Передают армии Колумбии военные вертолеты и запрещают воевать ими против повстанцев. Америка воюет по всему миру, а здесь у них под носом действует целая коммунистическая террористическая армия — и они ее оберегают от уничтожения. Как думаешь, почему?

— Почему?

— Потому что 30 процентов наркотиков в США идут через территорию, контролируемую FARC.

— Так при чем здесь Яир Кляйн?

— Потому что я один об этом говорю и много знаю.

— Почему считается, и это наиболее распространенное о тебе мнение в прессе, что ты тренировал повстанцев FARC?

— Меня пригласили провести курсы через Министерство сельского хозяйства Колумбии, встречи проходили в офисе мэра города Пуэрто-Бояка. Наши тренировочные лагеря были в районе трех военных баз, мы с этими солдатами играли в футбол. Можно допустить, что все там были связаны с наркобаронами, но как я мог об этом знать?

— Эти крестьяне, которых ты тренировал, не имели никакой связи с FARC?

— Они с ними воевали. После того, как мы провели первый курс, уехали домой. Через три недели — шквал звонков: приезжайте, сделайте еще курс. Дурное было предчувствие, не хотел ехать. Да я и знал, что они с трудом расплатились с нами. Мне объяснили. Пока нас не было, эти ребята, которых мы тренировали, попали в засаду FARC, пошли на них в контратаку — всех перебили, еще и захватили мешок с долларами. Теперь у них есть деньги на дополнительный курс. Если они были из FARC, как они могли воевать с боевиками FARC?

— Откуда же взялась эта версия?

— От американцев. Мы вернулись из Колумбии — все было тихо. Потом стали американцы придумывать о нас небылицы, подзуживать колумбийцев. Те не подключались. Вдруг через полтора месяца и они проснулись, подняли страшный шум. Кто-то получил деньги.

И эта версия выглядит достаточно экзотичной. Тем более слух о том, что по делу Кляйна генпрокуратуру посещала специальная американская делегация, в составе которой был и колумбиец. Она якобы попросила вести дело Кляйна не спеша, но так, чтобы оно дошло в конце концов до экстрадиции. Была такая просьба или не была — документов нет, но дело Кляйна в России велось ужасно долго. Даже после первого и второго решения Страсбургского суда. Неизвестно, в чем и для кого была в этой затяжке выгода. Но Россия, судя по всему, заплатит. Как сказал мне адвокат Кляйна, он уже получил постановление Страсбургского суда о взимании с проигравшей стороны, то есть России, судебных издержек. Иск готовят на 668 тысяч долларов.

Подполковник Кляйн вышел. Встретился с семьей. Написал в тюрьме две книги. Поел впервые за три года и три месяца мяса (он к тюремной мясной пище не притрагивался). Говорит, что в Россию теперь ни ногой.

Непонятно, зачем его так долго и так бесполезно держали (за весь срок всего три допроса в самом начале). Непонятно до конца, за что посадили. Непонятно, почему все же выпустили. Но многим кажется, что свобода для Кляйна вопреки рекомендациям американцев совсем не случайно совпала с экстрадицией Виктора Бута из Таиланда в США.

Если верить рассказам Кляйна про сговор США с Россией держать в тюрьме носителей нежелательных для них секретов, можно предположить, что в России настолько обиделись на экстрадицию в США носителя российских секретов Бута, что отправили носителя американских секретов Кляйна в Израиль. Как вы с нами — так и мы с вами.

Подполковник Кляйн оказался в выигрыше. Хотя и случайном. Но что в этой жизни не случай?

"Огонек" уже писал о злоключениях Яира Кляйна: см. материалы "Тихий израильтянин", N 36 от 3 сентября 2007 года, и "Одиссея подполковника Кляйна", N 12 от 17 марта 2008 года

Комментарии
Профиль пользователя