Коротко


Подробно

Маг без палочки

Вышла первая часть "Гарри Поттера и даров смерти"

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 5

Премьера кино

Предпоследний фильм про Гарри Поттера "Гарри Поттер и дары смерти" (Harry Potter and the Deathly Hallows: Part I) может считаться развернутым прологом к последней, восьмой серии, готовящейся к выходу в июле следующего года. Главная цель нынешнего пролога — показать героя в максимально беспомощном и растерянном виде, чтобы тем более ослепительным выглядел его приближающийся триумф. Щемящее чувство перед расставанием с Гарри Поттером, к которому она за десять лет начала привыкать, ощутила ЛИДИЯ МАСЛОВА.


Если бы Гарри Поттера (ГП, Дэниел Рэдклифф) спросили, что он, собственно, делает для того, чтобы победить своего главного ненавистника Волан-де-Морта (Рейф Файнс), в седьмом фильме максимально окрепшего и непобедимого, как Наполеон на пике своей формы, юный волшебник мог бы ответить смиренно и мудро, как Кутузов в "Войне и мире": "Поджидаю". Кстати, в первой части "Даров" ГП в какой-то момент появляется в совершенно кутузовском виде: с заплывшим глазом и перекошенной до неузнаваемости рожей, для маскировки от Пожирателей Смерти, которые охотятся за ним, чтобы живьем доставить в лапы Волан-де-Морта, исполненного решимости лично прикончить Мальчика, Который Выжил.

Мальчик же, со своей стороны, чтобы приблизить Волан-де-Мортову смерть, продолжает искать заколдованные предметы, в которых Волан-де-Морт запрятал частицы своей души,— крестражи. Их в прошлом фильме было найдено и уничтожено два из семи возможных, в седьмом фильме удается обезвредить всего один, да и то с трудом. Этот зловредный медальон на толстой цепочке сопротивляется изо всех сил: сначала чуть не топит Гарри Поттера, утащив его под лед, а потом, чтобы максимально настроить Рона Уизли (Руперт Гринт) против его друзей и вызвать ревность, показывает ему эротическую сцену с участием Гарри и Гермионы (Эмма Уотсон), которая язвит сердце Рона словами: "Кому ты нужен, когда рядом Гарри Поттер?"

Кроме крестражей, окончательное разбирательство с которыми затягивается, красной нитью сквозь первую часть "Даров смерти" проходит тема волшебной палочки. Проблема Волан-де-Морта в том, что у его палочки и у палочки Гарри Поттера одинаковая сердцевина, так что в случае поединка они не могут убить друг друга, а только ранить, поэтому Волан-де-Морту приходится подыскивать себе новое орудие. У ГП палочка ломается в очередной переделке, и приходится довольствоваться случайными заменителями. Не слишком облегчает охоту за крестражами оставшееся от Дамблдора его любимым ученикам наследство — иллюминатор-фонарик, аккумулирующий свет, книжка сказок с полезными записями на полях и золотистый шарик-снитч из первой игры ГП в квиддич. Самая же ценная часть наследства, которая похищена и которую тоже надо мучительно искать,— меч Гриффиндора, пропитанный кровью василиска, которого ГП убил во втором фильме в тайной комнате, способный гарантированно уничтожить крестражи.

Как будто всего вышеупомянутого магического инвентаря им мало, авторы вводят в обращение новые волшебные штуки. В качестве отдельной анимационной вставки седьмой фильм украшает сказка о дарах смерти, повстречавшейся с тремя братьями, которые ее чуть не обхитрили, и преподнесшей в отместку сомнительные подарки: старшему досталась в подарок волшебная палочка из бузины, среднему — камень, способный воскрешать мертвых, а младшему, самому умному,— мантия-невидимка, позволяющая ему ускользнуть от самой смерти. Эти предметы наверняка сыграют свою роковую роль в восьмом фильме, а пока что предлагается довольствоваться успокоительной мыслью, что они в положенное время найдутся.

Первая часть "Даров смерти" оправдывает надежды, возложенные на нее как на самый мрачный фильм "поттерианы",— здесь всем так страшно, что толком и пошутить некогда. Единственный юмористический эпизод в первых "Дарах смерти" — когда Гарри, Рон и Гермиона, выпив оборотного зелья, пробираются под видом взрослых бюрократов в министерство магии, напоминающее канцелярию Третьего рейха. В том, что сотрудники попадают в министерство через туалетные кабинки, в которых надо встать в унитаз и дернуть за ручку бачка, видится точная метафора: чтобы слиться с какой-то обширной социальной структурой, необходимо спустить собственное эго в канализацию. Другие переклички с реальной жизнью в "Дарах смерти" почти незаметны: в прошлом фильме режиссер Дэвид Йейтс занимался проблемами полового созревания, теперь он пытается пойти чуть дальше и подготовить юных поклонников "поттерианы" к тому, что они живут в жестоком и кровавом мире, в котором, как сказано в слогане фильма, "опасность повсюду". К сожалению, в отличие от переполненного полезными приспособлениями магического мира в реальной действительности очень мало волшебных средств, побеждающих врагов и решающих проблемы, зато долго искать их не надо — все, что есть, находятся у тебя в бумажнике.

Комментарии