Коротко

Новости

Подробно

Несчастный криминальный случай

Сыну милиционера отказано быть подозреваемым в нападении на журналиста „Ъ“

Коммерсантъ (Пермь) от

В Перми отменено четвертое из ставших известными постановление об отказе в возбуждении уголовного дела о групповом нападении и жестоком избиении корреспондента „Ъ“ Михаила Лобанова, которое было совершено еще 24 июня. Полученная журналистом закрытая черепно-мозговая травма расценена судмедэкспертом как тяжкий вред здоровью по степени опасности для жизни. Но милиция не желает доводить до расследования скандальную историю, к которой причастен нигде не работающий Сергей Погор — сын инспектора по особым поручениям краевого ГУВД Ивана Погора.


Двое молодых людей напали на Михаила Лобанова, когда 24 июня он возвращался домой с утренней прогулки и нес пятилитровую банку с родниковой водой. От неожиданного удара сзади по голове журналист потерял сознание, упал на асфальт. Потом его подобрала бригада «скорой помощи» и в 7:15 доставила в горбольницу №1. Через три недели пострадавший был выписан из нейрохирургического отделения №2 на амбулаторное лечение с диагнозом: перелом костей свода и основания черепа, ушиб головного мозга средней степени тяжести, эпидуральная гематома, субарахноидальное кровоизлияние, контузионно-геморрагические очаги правой гемисферы, ушибы лица и волосистой части головы. Происхождение закрытой черепно-мозговой травмы названо в выписном эпикризе криминальным.

Сводкой ГУВД по Пермскому краю это нападение обозначено как раскрытое. В книге учета сообщений о преступлениях (КУСП) по Мотовилихинскому району Перми под №23977 от 24 июня записано, что нигде не работающий подозреваемый Сергей Погор и его несовершеннолетний сообщник задержаны в 6:30 нарядом милиции, обоим избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде. Впрочем, опрошенный адвокатом Дмитрием Лобановым очевидец сказал, что молодых людей никто не задерживал, после общения с милиционерами они сели в вазовскую «семерку» и уехали в неизвестном направлении. В районной КУСП под №23987 зарегистрировано заявление самого Сергея Погора о том, что 24 июня в 7:00 он находился у себя дома. Из неофициальных источников журналист узнал, что в возбуждении уголовного дела отказано.

После обращения к прокурору Пермского края Александру Белых прокуратура Мотовилихинского района сообщила: отказное постановление вынесено 20 июля оперуполномоченным угрозыска ОМ №4 УВД Перми Антоном Верховецким, оно отменено, и материалы проверки направлены в милицию для устранения выявленных нарушений. По закону копия такого постановления должна направляться заявителю в течение 24 часов с момента его вынесения. Однако Михаил Лобанов не дождался бумаги до сих пор — спустя три с половиной месяца, хотя в июле и августе подал два заявления об этом прокурору Мотовилихинского района Сергею Мураю. Зато журналисту прислали из милиции два новых постановления об отказе в возбуждении уголовного дела. Оба датированы 11 августа и имеют разный текст. Одно постановление утверждено замначальника ОМ №4 Сергеем Федотовских и поступило из милиции на почту 19 августа. Второе утверждено и.о. замначальника ОМ №4 Чирцовым и поступило на почту 25 сентября. На втором документе заметны признаки подлога: отпечатанное на принтере слово «сентября» в двух местах замазано корректирующей жидкостью белого цвета и поверху рукописно исправлено на «августа». Кроме того, во втором постановлении от 11 августа имеется ссылка на судебно-медицинское исследование от 25 августа. Получается, оперуполномоченный Верховецкий отказал в возбуждении уголовного дела за две недели до выводов судмедэксперта, на которые тут же и ссылается, — о причинении журналисту Лобанову тяжкого вреда здоровью.

Тяжкие последствия, уверены в ОМ №4, наступили в результате несчастного случая. В обоснование такой версии приводятся, среди прочего, даже объяснения опрошенного адвокатом Лобановым очевидца: несовершеннолетний нападавший ударил ногой по лицу журналиста, который пытался подняться, после чего он упал, потеряв сознание, на ступени лестницы и громко захрипел. Раз упал от удара, значит, сам и виноват в травме, считают в милиции. Между тем Михаил Лобанов в своих объяснениях рассказывал милиционерам, что перед нападением Сергей Погор хвалился связями в милиции. Действительно, его отец Иван Погор служит в краевом ГУВД инспектором по особым поручениям отдела по лицензионно-разрешительной работе. И теперь сыну настойчиво отказывают быть подозреваемым в избиении журналиста, пишущего в „Ъ“ на правовые темы, в том числе о коррупции в милиции и прокуратуре. По мнению Михаила Лобанова, в этой истории налицо круговая порука силовиков. Второе его обращение к прокурору края Александру Белых не возымело должного действия. Краевая прокуратура просто переслала заявление тому, на кого журналист пожаловался, — районному прокурору Мураю. А тот отправил бумагу со всеми приложениями в ОМ №4, то есть сослуживцам отца Сергея Погора.

Впрочем, не отвечавший на предыдущие заявления мотовилихинский прокурор Мурай известил журналиста об отмене четвертого отказного постановления оперуполномоченного Верховецкого, вынесенного 27 сентября. Этот документ господин Лобанов также не получал. Примечательная деталь: письмо из надзорного органа датировано 20 октября, а поступило адресату лишь на днях. Ведь прокурор Мурай подписал ответ с чужим адресом, который находится не в Мотовилихинском, а в Индустриальном районе Перми. Исправлять прокурорскую ошибку пришлось кому-то другому.

Дмитрий Астахов


Комментарии

обсуждение

Наглядно

Профиль пользователя