Коротко

Новости

Подробно

Злоба дня

Журнал "Огонёк" от , стр. 14

Дмитрий Орешкин, политолог

Кто уведет Россию от внутренней злобы, от ставки не на закон, а на силу? Пока таких людей не видно, зато видны другие


У моей двоюродной сестры второй муж в молодости был татарином. Москвич в третьем поколении, зовут Борис. У него сложились конфликтные отношения с приемным сыном, который как раз проходил через пубертатные трудности. Тут и с родным-то не очень поладишь.

— Татары, они же злые! — объясняла бабушка, поджав губы. То, что общая теория подтверждается конкретной семейной практикой, доставляло ей нескрываемое удовлетворение.

Хохлы тоже дрянь народ. Особенно до недавнего времени. А грузины, наоборот, с недавнего времени. Мы, конечно, и раньше за ними замечали, но чтобы вот так прямо?! Не говоря уж о евреях, журналистах, болельщиках "Зенита", ментах, членах Государственной думы и прочих социальных группах, возбуждение ненависти к которым зачем-то воспрещено Конституцией.

Как жить-то без возбуждения? Нас не учили.

Изувечили журналиста Олега Кашина. Однажды уже изувеченного бывшего журналиста, а ныне инвалида первой группы Михаила Бекетова, утратившего способность говорить и передвигаться, еще разок вдогонку осудили за клевету на химкинского начальника. Там же, недалеко от Химок, заодно изувечили и Константина Фетисова из партии "Правое дело" — по странному стечению обстоятельств, тоже критика местной власти.

— А нечего выпендриваться и лезть куда не звали! — отвечают добрые люди. Сначала устами милиционеров, начавших следствие по делу Кашина, а потом устами какой-то высокопоставленной девушки то ли из "Наших", то ли из какой-то еще прикремленной молодежки. Фамилию противно упоминать.

Да и не в этом дело. Многие тоже так думают. Журналисты же! Что их жалеть. За гонорар, сволочи, работают. Вон простого человека отметелят, так никто не пошевелится... Того же Бекетова предупреждали ведь по-хорошему: собаку убили, потом машину сожгли. А ему все мало... Вот и получи.

То есть, в общем, все по справедливости.

У меня к простым добрым людям, включая собственную бабушку, нет вопросов. Даже не стану им напоминать, что, например, Анна Политковская как раз только о простых людях и писала. Потому что заранее знаю, что ответят: какие ж они простые! Они ж чечены. А чечены, известно, даже хуже татар. Правильно их мочат. Если б г-жа Политковская сидела, не высовываясь, не говоря уж о том, чтобы быть вместе с простым и добрым народом, была бы жива...

Вопросы у меня не к простым людям, а к тем, кто формирует для них повестку дня. Вопросы несложные.

Почему именно на востоке объединенной Германии, в бывшей ГДР, 20 лет сохраняется максимум молодежного экстремизма, ксенофобии и откровенного фашизма? При том что гастарбайтеров гораздо больше как раз на территории бывшей Западной Германии, а восточных немцев поколениями воспитывали в духе интернационализма и пролетарской солидарности. Вроде бы.

Почему в Израиле именно партия выходцев из бывшего СССР формулирует самые бескомпромиссные (и такие близкие простому народу, если перенести на нашу почву) требования к партнерам по правительству: "Никакого перемирия, никаких соглашений с ХАМАС, террор должен быть уничтожен"? Аж самого Билла Клинтона достали своей непримиримостью. Советский еврей, он что, самый лютый еврей в мире?

Почему в сборной Южной Кореи игроки как игроки, команда как команда, а в сборной Кореи Северной они на поле выходят как на последнюю и решительную классовую битву?

Ответов у меня нет, есть отдельные соображения. Во-первых, нечего кивать на "простой народ". Корейцы, немцы и евреи с обеих сторон этнически одни и те же. Различаются только по политической и социокультурной среде, которая их воспитала. Может, о среде и стоит задуматься?

Во-вторых, не надо рассказывать, что среду как раз и создает народ. Это привычная ложь, не перестающая ею быть от частого повторения. Как выразился Пушкин в адрес несчастного Радищева, "мысль ложная, хотя пошлая". На самом деле правила поведения для народа формирует элита. Для чего, в общем-то, народ ее, голубушку, и содержит. В Америке два поколения назад расовая дискриминация была почти нормой. А сегодня у них черный президент. Само так сложилось? Нет, американская элита (не бюрократическая, а в широком смысле слова) целеустремленно приучала сограждан видеть в людях с другим цветом кожи равноправных граждан. До смешного и глупого. И приучила. К добру или к худу — это вопрос отдельный, и решается он в зависимости от ваших, усвоенных в вашей среде понятий.

В-третьих, социокультурные теоремы их носителю всегда кажутся аксиомами. Ему не требуется их доказывать — и так ясно. Все на самом деле думают и действуют точно как я, только я, что говорю, то и делаю, а они лицемерно прикидываются.

Наконец, в-четвертых. Одна из таких частных теорем, многими ошибочно принятая за аксиому, заключается в принципе солидарной ответственности. Не конкретный Рамзан виноват, а "чурки". Не конкретный Адольф, а "немцы". Не конкретный Иосиф или Никита, а "русские". Не конкретные Лурье, Хинштейн или Шевченко, а "журналюги".

И еще одна, рядом стоящая теорема — про справедливость. И про "сурово покарать".

Граница между варварством и цивилизацией на данном небольшом участке фронта определяется просто. Цивилизация требует индивидуального суда и индивидуальной ответственности за содеянное, даже при разборе дел с преступными организациями. Варварство мыслит более широкими категориями: "выжечь каленым железом". Цивилизация исходит из постулата Аристотеля: справедливо то, что законно. Варварство формальную законность в гробу видало. Зачем, если народу и так ясно, а попранное чувство справедливости требует немедленных действий? "Расстрелять, как бешеных собак". "Вор должен сидеть в тюрьме". Конечно, должен. Но только после того, как его вина установлена непредвзятым судом. В противном случае у того же народа в запасе есть прямо противоположная присказка: "Не пойман — не вор". Что бы там ни шептало ваше чувство справедливости.

Кто определяет, которая из двух народных сентенций в данный момент актуальнее, разве не элита? С нее, значит, и спрос.

Кажется, мы опять на социокультурном перевале между варварством и цивилизацией. В первый раз Россия к нему подошла около 100 лет назад. И не одолела. Сегодня тоже может сорваться, если властители дум (то бишь элита) будут и дальше действовать так, как действуют.

Вместо того чтобы предложить замену пошатнувшимся "аксиомам", которые на самом деле и на звание теорем не тянут, элитная публика ради сохранения власти и связанных с нею привилегий потакает самым низменным чувствам толпы, которую по этому случаю подло именует "народом". Чем его незаслуженно оскорбляет.

Так Гитлер спекулировал на национальной идее, грубо льстя немецкой толпе и натравливая ее на "неполноценные этносы". Так Ленин, Сталин и Мао цинично манипулировали люмпен-пролетариатом, самым нищим и темным слоем народа, натравливая его на имущие классы, во имя идеи равенства и справедливости. И там, и там налицо оба признака варварства: солидарная ответственность и презрение к формальному праву. Неважно, идет ли речь об уничтожении неполноценных славян заодно с неполноценными евреями или паразитического класса буржуазии заодно с классом мужиков, спецов, космополитов и врачей. При нужде повелители толп легко меняли объекты травли: Гитлер начинал как социалист, а закончил нацистом. Сталин начинал как коммунист-интернационалист, но в зрелые годы не чуждался гитлеровской практики наказания целых народов по принципу общей этнической вины.

Варварам по обе стороны границы это нравилось: чего с ними цацкаться? Им вообще нравится сила, нравится растворение в толпе. Орда снимает личную ответственность и дарит чувство вседозволенности. Она освобождает и дает неограниченное право на насилие: "грабь награбленное", "экспроприация экспроприаторов", "вы свободны от химеры, именуемой совестью"...

Но вожди уходят, идеи меняются, а созданная социокультурная матрица остается. Народ болеет ею долго и мучительно, часто не сознавая источник недуга. В Северной Корее власть недавно отказалась от идеологии коммунизма, официально переведя рычаг на идею чучхе. Но основополагающая культура ненависти и страха сохранилась без изменений. Бог знает, сколько мук им предстоит пережить на пути к восстановлению нормальных отношений. Когда их модель централизованного насилия рухнет, оно расползется по уездам и мелким полубандитским группировкам, где вчерашние слуги режима сольются с откровенным криминалом, инстинктивно пытаясь восстановить прежнюю схему контроля над территорией и населением, хотя бы в уменьшенном масштабе. Других механизмов управления они просто не знают, жить по законам не умеют. Сила — единственный закон, который они понимают. Их так воспитала чучхейская Родина. Без привнесенной извне администрации, воспитанной на уважении к формальному праву и способной удержать вооруженные группировки от бесконечной войны за власть и ресурсы, народ Северной Кореи вряд ли теперь удастся спасти от самоистребления.

На 38-й параллели, разделяющей Корею на Север и Юг, агрессия и ненависть ощущается физически — во взгляде. В спецподразделениях КНДР, охраняющих особую зону, этому обучают специально

На 38-й параллели, разделяющей Корею на Север и Юг, агрессия и ненависть ощущается физически — во взгляде. В спецподразделениях КНДР, охраняющих особую зону, этому обучают специально

Фото: AP

Что-то похожее в несколько более мягкой форме было у нас в эпоху "малиновых пиджаков". А как иначе в стране, где уголовники считались "классово близкими", а всех классово чуждых беззаконно уничтожали просто потому, что они мешали рулить. Чем вообще государство отличается от очень большой и разветвленной мафии, как не наличием формальных законов, которым оно само, наряду с гражданами, подчиняется? И чем граждане отличаются от лохов, с которыми можно делать что угодно по произволу вооруженной опричнины, как не наличием у них формально прописанных прав, обязательных к исполнению?

Нынешняя российская элита, конечно, мельче по масштабу. Она грамотнее и мягче. Но при этом осознанно (на то она и элита, чтобы действовать осознанно!) пытается эксплуатировать те же механизмы доминирования. Есть особо доверенная опричнина, свободная от ограничений, налагаемых законом. Есть бесправные лохи, для которых писаный закон — что звук пустой, который не защитит и не обнадежит. Есть маскирующая этот чудовищный вакуум громогласная пропаганда, привычно натравливающая "массы" на внешних и внутренних врагов. Попробуйте найти принципиальные отличия от действий сицилийской мафии 70-х годов, столь же успешно обдирающей темных крестьян и их же запугивающей приходом "корпораций с севера", которые-де разрушат вековой народный уклад и лишат южан привычной работы и быта. Итальянцы потратили два поколения на борьбу с этой глубоко укоренившейся структурой. И еще не закончили. Вряд ли у нас пойдет быстрее.

Отсюда и насилие, приобретающее системный характер. Раз президент Медведев счел необходимым сказать, что каждый, кто причастен к нападению на Олега Кашина, будет наказан независимо от его положения, его места в общественной системе координат, независимо от других его заслуг, стало быть, даже он допускает, что шпану с арматурой крышуют влиятельные люди из власти. Да кто бы, собственно, сомневался. Если вдуматься в формулировку, делается страшно. Она по умолчанию допускает, что, не будь прямого президентского указания, люди с положением, заслугами и местом в общественной системе координат вышли бы сухими из воды. Ибо им позволено. Что же это за такая общественная система координат, позвольте спросить? Уж не та ли самая вертикаль, которую вот уже 10 лет строят для наведения конституционного порядка, сплочения народа перед внешними и внутренними угрозами и прочего подъема с колен?

Ни за что не поверю, что в России не осталось квалифицированных следователей, способных раскрыть демонстративные убийства Байсарова, Ямадаева и Политковской в Москве. Наверняка есть. И давно бы раскрыли, благо на месте одного из убийств был с особым шиком оставлен роскошный наградной пистолет... Раскрыли бы, если бы нити не шли слишком прямо к конкретному руководителю с положением, заслугами и пр., которому по умолчанию позволено. И которого, следовательно, нельзя трогать обычным слугам закона. Ибо на нем слишком многое замкнуто в том механизме управления, который был заложен еще в сталинские времена и потихоньку реставрируется ныне.

Как будто тогда следователям позволили бы раскрыть причину гибели, скажем, Михоэлса...

В строгом соответствии с канонами этого социокультурного механизма нам мягко дают понять, что Политковская, Байсаров, а заодно и К. Фетисов, М. Бекетов, Н. Эстемирова, О. Кашин, М. Ходорковский, П. Лебедев и многие, многие другие были нехорошими людьми. То есть все справедливо. Что ж, дело субъективного взгляда, не будем спорить. Но говорить надо бы о другом: если судебные или, допустим, электоральные фарсы, а тем более бессудные убийства и избиения людей, которые начальству кажутся нехорошими, есть признак конституционного порядка, то кому нужен такой порядок? Народу или говорящим от его имени господам, которым этот порядок обеспечивают несменяемое положение, заслуги и место в общественной системе координат?

Бурный ренессанс культуры ненависти, тесно связанной с культурой вседозволенности и насилия, приводит к подъему и накоплению в государственной системе людей, главным качеством которых является цинизм и готовность на все ради карьерного роста. И опять же не надо пенять на народ. Мерзавцы и мерзавчики в изобилии найдутся в любом, самом достойном народе. Речь о системе, которая выводит их наверх, учит руководить, писать пафосные патриотические тексты, жизнерадостно шельмовать оппонентов, плескать в глаза нашатырем и фальсифицировать выборы, прекрасно зная, что сзади стоит вооруженная сила, которая выше любого закона.

Подумаешь, нашатырь. Ведь плеснули нехорошему человеку Немцову, верно? Был бы хорошим, сидел бы и не высовывался. Смирно поднимался с колен, как все. А то права им подавай, честные выборы, независимый суд, профессиональную экспертизу... А дубиной по башке не хочешь? Вот сейчас Большого Брата позову!

Большой Брат свое дело знает. Он с любовью пестует фанатскую шпану при футбольных клубах, для начала натаскивая ее на междусобойных драках, он учит патриотическую молодежь на Селигере избавляться от химеры совести, оскорбляя немолодых заслуженных людей, топтать их портреты... Скоро эти цветы жизни вырастут и будут задавать тон в завтрашней российской жизни. Станут элитой.

Один из таких, на диво расплодившихся в последние годы персонажей недавно написал торжествующе-хамский текст, где, помимо многих прочих замечательных глупостью и наглостью выпадов против уважаемых людей, пообещал, что "предатель" Олег Кашин "будет наказан". Когда через считанные дни "наказание" состоялось (с его ли подачи — судить рано), текст был трусливо снят с официального сайта "Молодой гвардии" и задним числом назван "арт-проектом", который-де завершен.

Такие арт-проекты томительно напоминают художества молодых итальянских фашистов, которые, чувствуя за спиной сильную руку Муссолини (тоже, кстати, большого государственника и борца за сплочение итальянского народа), в восторге от собственной смелости, вламывались в редакции независимых газет и, маленько побив редакторов, заставляли их выпивать по стакану касторки.

Чудо что за ребята. Настоящие патриоты. Да и сам Муссолини (в молодые годы ярый социалист и сын верного соратника Маркса) весьма нравился чуткому на людей В.И. Ленину. А главное, весело, по-хорошему. Прямо как с нашатырем. Только вот кончилось нехорошо.

Вот и наш подающий надежды юноша по итогам своего арт-проекта был немедленно повышен в должности до уровня первого заместителя редактора своего сайта при "Единой России". Не в назидание ли президенту? Запомните имя: Владислав Калашник. Гвардеец далеко пойдет.

А Россия? Да что там Россия. И не такое видала. Главное, что все по справедливости. Пока мы едины, мы непобедимы. Если только изнутри сгнием — с такими бойцами в руководстве.

Ненависть и смех в интернете

Ракурс

Агрессивный настрой отмечает буквально все сферы российской жизни. Интернет — не исключение


Евгений Горный, научный сотрудник Колумбийского университета, автор книги A Creative History of the Russian Internet


Русский интернет и, в особенности, блогосфера — среда крайне агрессивная. Пользователь может как угодно настраивать ленту друзей, но укрыться от чудовищных новостей, негативных эмоций, мата и ругани можно лишь выдернув шнур компьютера из розетки.

Объясняется это несколькими факторами. Во-первых, ростом социального напряжения в стране, на личном уровне проявляющимся в эмоциях гнева, злобы, протеста и недовольства, которые, в свою очередь, "сливаются" в блоги, выполняющие де-факто функцию "публичной сферы", в России практически отсутствующей. Во-вторых — специфическими особенностями этой квазипубличной сферы, а именно: преобладанием эмоций над рациональностью и парадоксальным сочетанием публичного и приватного. Большинство блогов открыты для публики, но лишь немногие следуют нормам публичной речи; преобладает модус неформальной внутригрупповой коммуникации. Это проявляется, в частности, в широком использовании разговорных оборотов, жаргонизмов и различных форм ругани и сквернословия.

Блогосфера, дающая легкую возможность нецензурируемого (и нецензурного) высказывания, изобилует примерами "коллективной идентичности низости" (Лев Гудков) — рефлекторной, мгновенной реакции ненависти и отрицания ценности идей, вещей и людей. Ненависть — распространенный мотив для написания постов и комментариев в блогах. Ругань и базовое неуважение к собеседнику в блогах — лишь отражение негативистских тенденций, пронизывающих современное российское общество в целом.

Может ли ненависть быть конструктивной? Возможно — если она направлена на то, чего нельзя уже больше терпеть, и является оборотной стороной любви.

Невозможность конструктивного политического действия (фундаментальный элемент понятия "публичной сферы") в условиях полной разобщенности власти и народа приводит к тому, что действие становится символическим, а коррелятом ненависти оказывается смех.

Не будем забывать, что сквернословие — неотъемлемый элемент народной смеховой культуры, противопоставленной официальной норме, как живое — мертвому, творческое — косному, искреннее — фальшивому. В этом — его освободительный потенциал. Торжество неформальности, очевидное в русской блогосфере, сближает ее скорее с карнавалом, чем с публичной сферой.


Комментарии
Профиль пользователя