Коротко

Новости

Подробно

Чужого не надо

Европа ужесточает политику в отношении иммигрантов

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 8

Канцлер Германии Ангела Меркель объявила о провале политики мультикультурализма в Германии. Еще недавно с призывами ограничить число приезжих-мусульман выступали разве что маргинальные партии ультраправого толка, теперь же об этом открыто говорят представители правящего блока ХДС/ХСС. Более того, по данным соцопросов, с ними солидаризируются и большинство немцев. Поэтому сенсационное заявление лидера одной из ведущих стран Европы — это признание новой европейской тенденции.


Учение Заррацина


Заварил кашу один из видных представителей Социал-демократической партии Германии (СДПГ) и теперь уже бывший член совета директоров Бундесбанка Тило Заррацин. В конце августа вышла его книга "Германия самоликвидируется, или Как мы ставим нашу страну на карту", утверждающая, что наплыв мигрантов-мусульман непременно приведет к гибели Германии. Выходцы из Турции и арабских стран, по мнению 65-летнего Заррацина, в отличие от, например, "русских немцев", плохо интегрируются в немецкое общество, не желая учить язык и соблюдать местные законы и нормы поведения.

Книга, моментально ставшая бестселлером, расколола немецкое общество. Сторонники ультраправой Национал-демократической партии (НДП) буквально растащили ее на цитаты. Больше всего им пришлось по душе следующее высказывание Тило Заррацина: "Если я захочу просыпаться под клич муэдзинов, то лучше проведу отпуск на Ближнем Востоке". Опросы общественного мнения показали, что под этим высказыванием готовы подписаться 50-60% немцев.

Однако политический истеблишмент книгу поначалу принял в штыки. Канцлер Ангела Меркель назвала позицию Тило Заррацина "контрпродуктивной". Представители правящего блока ХДС/ХСС и состоящие с ними в коалиции "свободные демократы" потребовали лишить автора поста в Бундесбанке (в итоге он сам подал в отставку). А руководство СДПГ инициировало процесс исключения Тило Заррацина из партии (он еще продолжается).

На некоторое время дискуссия вокруг мигрантов-мусульман затихла, но потом вдруг неожиданно возобновилась на самом высоком уровне. Выступая 3 октября с программной речью на мероприятии, посвященном 20-летию объединения Германии, президент Кристиан Вульф (ХДС) заявил: "Христианство и иудаизм, безусловно, являются частью Германии. Но сегодня ислам также стал ее частью". Высказывание президента раскололо теперь уже и политиков. СДПГ, зеленые и левые горячо поддержали президента и предложили придать мусульманской общине в Германии официальный статус. Однако из рядов их политических оппонентов зазвучали протесты. Жестче других высказался в интервью журналу Focus глава ХСС, премьер Баварии Хорст Зеехофер: "Наша партия выступает за ведущую роль немецкой культуры и против политики мультикультурализма. Мультикультурализм мертв". Глава ХСС предложил не пускать в Германию мигрантов "из чуждых ее культуре регионов". Столь резких заявлений из уст ведущих политиков в толерантной Германии не слышали давно.

Теперь уже в рядах ХДС/ХСС сформировались два лагеря — за Хорста Зеехофера и против него. Критики, наоборот, потребовали облегчить условия привлечения иммигрантов в Германию, настаивая, что стране нужны квалифицированные кадры. По статистике, с 2008 года Германию покидает больше людей, чем в нее прибывает. Федеральное объединение торгово-промышленных палат Германии (DIHK) подсчитало, что стране не хватает 400 тыс. инженеров и других специалистов. "Из-за этого мы теряем 1% роста экономики в год",— заявил газете Die Welt глава DIHK Ганс Гейнрих Дрифтман.

Ситуацию окончательно запутала канцлер Ангела Меркель. Выступая 16 октября на съезде молодежного крыла ХДС/ХСС, она неожиданно поддержала господина Зеехофера: "Изначально мы придерживались концепции "мультикульти", думая, что будем жить бок о бок и радоваться друг другу. Но эта концепция оказалась совершенно провальной". Но при этом канцлер согласилась и с президентом Вульфом, объявив, что, "конечно, ислам является частью Германии". "Это очевидно, и не только в случае с футболистом Месутом Озилом",— сказала госпожа Меркель, имея в виду одного из ключевых игроков сборной Германии, который является "турецким немцем" в третьем поколении. "В Германии 2,5 тыс. имамов проводят богослужения в мечетях. Кто игнорирует этот факт, тот сам себя обманывает",— добавила канцлер.

Между тем на минувшей неделе правительство Германии приняло законопроект, ужесточающий требования к мигрантам. Отныне власти будут более тщательно следить за процессом их интеграции и даже применять штрафные санкции к тем, кто интегрироваться не желает.

Тест для власти


Оппоненты тут же заговорили о том, что канцлер пытается понравиться и своим и чужим, надеясь подправить пошатнувшиеся позиции своей партии. По данным октябрьского опроса, коалицию ХДС/ХСС и "свободных демократов" поддерживают лишь 33% граждан, в то время как год назад на выборах в бундестаг за них проголосовали 48,4% избирателей. А за три дня до выступления Меркель перед молодежью близкая консерваторам газета Frankfurter Allgemeine Zeitung (FAZ) сообщила, что в правящей партии всерьез обсуждается возможность ее отставки.

Слухи об отставке Ангелы Меркель с проблемой мигрантов напрямую не связаны. Сместить Ангелу Меркель с поста главы ХДС (а значит, и лишить ее поста канцлера) ее однопартийцы, по данным FAZ, могут в случае провала земельных выборов в Баден-Вюртемберге, одном из оплотов христианских демократов. Выборы намечены на 27 марта 2011 года, но уже сейчас понятно, что ХДС рискует их проиграть.

Виной всему немецкий аналог Химкинского леса — проект реконструкции железнодорожного вокзала в Штутгарте. Местные власти во главе с премьером Штефаном Маппусом хотят построить на месте старого здания современный комплекс, но для этого придется срубить 282 дерева. Жители Штутгарта вот уже несколько месяцев устраивают акции протеста. Опросы показали, что, если бы выборы состоялись сегодня, ХДС набрала бы всего 34% голосов. Их главным оппонентом стала бы Партия зеленых, которую поддерживают рекордные для нее 32%.

Между тем в консервативном Баден-Вюртемберге тезисы Заррацина--Зеехофера пользуются большой популярностью. Отчасти их поддерживает и глава земли Штефан Маппус, заявивший газете Die Welt: "Многие спрашивают себя: как будет выглядеть Германия через 10, 20 или 30 лет? Та ли эта будет культура, которую мы хотим?" Социологи подсчитали, что, если бы Тило Заррацин создал партию, за нее проголосовали бы до 20% немцев. Беря на вооружение его лозунги, Штефан Маппус, похоже, надеется отыграть несколько процентов утерянного электората. И на первый взгляд это оправданная стратегия. По данным исследования Фонда Эберта, 58% немцев поддерживают требование Заррацина об ограничении деятельности мусульманских организаций. А 34%, как и Хорст Зеехофер, уверены, что мигранты едут в Германию лишь за социальными благами и перед ними стоит поставить заслон.

Однако политолог Михаэль Шпренг предупреждает, что для христианских демократов это "очень скользкий путь". "Заигрывать с праворадикальным электоратом бессмысленно и даже опасно для правящей партии",— заявил Михаэль Шпренг "Ъ". По его словам, разочаровавшиеся в миграционной политике избиратели считают, что ХДС за ее провал несет такую же ответственность, как и другие представленные в бундестаге партии. "Снимая негласное табу с возвращения в политическую дискуссию ксенофобских лозунгов, ХДС раскатывает красную дорожку не для себя — а для новой силы, гораздо более правой, чем она сама",— предупреждает эксперт.

Однажды христианские демократы именно так себе и навредили. В конце 1960-х они шли на выборы в ландтаги под лозунгом ограничения миграции. В итоге ХДС везде ухудшила свои позиции по сравнению с предыдущим периодом, а в земельные парламенты впервые попала ультраправая НДП. Наилучший результат у нее был, кстати, именно в земле Баден-Вюртемберг.

Елена Черненко


Цена вопроса

Александр Рар


директор Центра имени Бертольда Бейца при Германском совете по внешней политике


В немецкой политике и в обществе происходят сложные процессы, которые со стороны не всегда понятны. Финансовый кризис сильно ослабил Германию. Популярность правительства Меркель оставляет желать лучшего. Германия начинает осознавать, что она беднеет. Страна больше не в состоянии поддерживать свою социальную систему на прежнем высоком уровне. Германия также больше не в состоянии страховать своими финансами неудачников внутри ЕС, таких, как Грецию.

Все эти проблемы стали отражаться на миграционной политике Германии. В стране живет около 4 млн мусульман, в основном иммигрантов из Турции. Большая их часть не интегрирована в немецкое общество. С этим фактом Германия смирилась, но власти не могут допустить, чтобы иммигранты создавали в центре немецких мегаполисов свои анклавы, в которых не действуют немецкие законы.

В Германии реально возникла опасность субкультур, которые в будущем могут подорвать устои немецкого либерального общества. Нынешние политики слишком поздно заметили эту мину замедленного действия. Кое-кто пытается спохватиться, как канцлер Меркель, которая открыто отказалась от прежнего восприятия Германии как мультикультурного общества.

В Германии началось интенсивное обсуждение миграционных проблем. Что делать? Высылать нежеланных мигрантов назад в Турцию — негуманно. Кроме того, у многих из них давно германские паспорта. Заставить их насильственным путем учить немецкий язык и приобщиться к немецкой культуре — практически невозможно.

Президент Кристиан Вульф решился на иную стратегию. Он открыто заявил, что ислам давно стал неотъемлемой частью Германии. Так он хотел дать живущим в Германии мусульманам толчок в сторону более смелой интеграции в немецкое общество. В самой Германии он вызвал своими замечаниями шок. На самом деле призыв Вульфа — тоже заигрывание с понятием "мультикульти", от которого на днях отказалась госпожа Меркель.

Иммигрантам зрелого возраста уже не интегрироваться. Значит, политика должна быть направлена на интеграцию молодежи. Этот процесс должен начинаться со школьной парты. Молодым иностранцам нужно создать более эффективные социальные лифты для карьерного подъема. Как минимум их надо обеспечивать рабочими местами, в том числе в такой области, как госслужба, куда "ненемцев" пока не рекрутируют. Меры нужно принимать срочно, если это уже не поздно. В отличие от соседних стран, Германия в последние десятилетия не проводила активную политику ассимиляции мигрантов. Поэтому Тило Заррацин в своей книге и говорит о том, что традиционная Германия потеряна.

Комментарии
Профиль пользователя