Вы бы сколько Ходорковскому дали?

Гособвинение просит приговорить Михаила Ходорковского и Платона Лебедева к 14 годам лишения свободы. Сам Ходорковский считает, что по предъявленному обвинению вынести законный обвинительный приговор невозможно.

Николай Виноградов, губернатор Владимирской области. Я поддержу решение суда. Надеюсь, оно будет правильным. Я же не судья и не знаю всех обстоятельств. Я верю, что в последние годы суд становится более объективным и независимым.

Владимир Рыжков, политик. Я бы его немедленно освободил и возвратил бы к руководству компанией ЮКОС. При нем отрасль динамично развивалась — и нефтедобыча выросла в 1,5 раза во многом за счет ЮКОСа. После его ареста она снова сошла на нет, а теперь и опускается. Я бы вернул и его самого, и его команду, чтобы он продолжал трудиться на благо страны.

Роберт Нигматуллин, директор Института океанологии им. П. П. Ширшова, академик РАН. За экономические преступления пусть и санкции будут экономическими. Наказание слишком жестокое, даже если Ходорковский виновен. В дело примешана политика, что не дает прозрачности процессу, и разобраться в нем очень сложно. Однако вызывает уважение позиция Ходорковского, его стойкость, принципиальность.

Сергей Андреев, депутат Самарской губернской думы. Я бы подсудимых отпустил и извинился бы за те решения, которые были навязаны судебной системе властью. Я внимательно слежу за процессом, и было очевидно, что обвинение будет просить максимум. Я считаю, что обвинения абсурдны и то, за что сейчас судят Ходорковского и Лебедева, не заслуживает никаких сроков. Это обычная хозяйственная деятельность.

Владимир Жириновский, заместитель председателя Госдумы, лидер партии ЛДПР. Я бы не давал за экономические преступления больше трех лет. Пусть лучше люди работают, чем теряют время в тюрьме. Конечно, на ельцинском этапе законы нарушались сплошь и рядом. Поэтому богатство многих наших олигархов, особенно нефтяных, вызывает сомнения. А Ходорковский хотел использовать свои деньги еще и в политических целях.

Александр Проханов, главный редактор газеты "Завтра". При действующей власти можно было бы дать и 114 лет. Дело Ходорковского не юридическое, а политическое, причем остро персонифицированное. Оно связано лично с фигурами Путина и Сечина и потому не может быть решено в юридической сфере. Если начнет колебаться группировка Путина — например, ее станет раскачивать группировка Медведева,— тогда у Ходорковского больше шансов выйти на свободу досрочно и даже стать фигурой российского истеблишмента.

Валерий Язев, заместитель председателя Госдумы ("Единая Россия"). Не знаю. Я не слежу за этим процессом и не в курсе, что там происходит.

Борис Надеждин, член федерального совета партии "Правое дело". Я бы ему вернул деньги, выпустил на свободу и наградил орденом! А еще поставил бы памятник. Убежден, что Ходорковского оправдают, так как в деле нет не то что состава преступления, но даже самого события — хищения нефти.

Петр Золотарев, генеральный директор "Росводоканала", бывший финансовый директор ЮКОСа. А за что?! Ходорковский невиновен. Из-за ошибок, допущенных обеими сторонами в противостоянии, история зашла слишком далеко. Настолько, что все теперь ломают голову, как же ее разрешить.

Валерия Новодворская, лидер партии "Демократический союз". Дала бы ему два президентских срока в Кремле, а Путина отправила в Читу. Как любой западник-предприниматель, он был бы хорош на этом посту. Но я не знаю, каков на самом деле будет исход процесса, все зависит от реакции Запада.

Владимир Кашин, депутат Госдумы, заместитель председателя ЦК КПРФ. Надо сделать рокировку: Ходорковского выпустить, а других олигархов посадить. Он уже побывал козлом отпущения. В растаскивании народного добра участвовал не один Ходорковский, почему же другие еще на свободе? Олигархи продолжают разорять народ, не развивают то, что захватили.

Тамара Морщакова, в 1995-2002 годах заместитель председателя Конституционного суда. Нисколько: его судят второй раз за одно и то же. А это недопустимо. Давно пора ставить вопрос о том, чтобы к Ходорковскому и Лебедеву были применены нормы гуманитарного права, причем с поддержкой мировой общественности.

Евгений Ясин, научный руководитель Высшей школы экономики, в 1994-1996 годах министр экономики РФ. 14 лет — безумный срок. Но тут любой срок был бы безумным. Ведь все обвинение построено на песке и абсолютно несостоятельно. Первый процесс хоть и с трудом, но все-таки можно было как-то терпеть, потому что был предмет обвинения — уход от налогов. Сейчас же такого предмета нет — людей обвиняют в том, что они сами у себя украли более 100 млн тонн нефти. Это абсурд.

Борис Березовский, политэмигрант. Ходорковскому дадут столько, сколько захочет Путин. Так происходит с любыми громкими делами в России, это нормальная практика здешних судов. Если путинскому режиму будет выгодно освобождение Ходорковского, то его отпустят, если нет — он может просидеть за решеткой всю жизнь. Все зависит от того, что нужно Путину, и этот вопрос следует адресовать ему.

Дмитрий Травкин, руководитель исполкома ульяновского отделения партии "Единая Россия". Я некомпетентен отвечать на этот вопрос. Я доволен тем, что давно отошли от методов, когда политики определяли меру наказания за уголовные преступления. Я считаю, что у нас назначение наказаний происходит в соответствии с УПК.

Игорь Юргенс, председатель правления Института современного развития. Я бы освободил Ходорковского и Лебедева. Они уже отсидели все, что могли, пора выходить на свободу. Чтобы понять, что будет дальше, нужно дождаться приговора, его обжалования, которое, скорее всего, будет. И 2012 года.

Петр Медведев, первый секретарь красноярского крайкома КПРФ. Судебная система у нас что дышло. Был заказ — Ходорковского посадили, теперь указание смягчить наказание. Правосудие ручное. Но если говорить о справедливости, то за Ходорковским должны были последовать Потанин, Дерипаска и другие.

Леонид Барышев, депутат госсовета Татарстана, генеральный директор ЗАО "Эссен Продакшн АГ". Я скептически отношусь ко второму процессу над Ходорковским и Лебедевым. Абсурдность обвинений была очевидна изначально, так как два раза за одно и то же не судят. Просто непонятно, откуда взялось это обвинение.

Павел Сигал, вице-президент общественной организации "Опора России". Нисколько. Обвинение в том, что компания воровала сама у себя,— это полный бред. Даже если признать, что Ходорковский виноват на сто процентов, то где дела в отношении других нефтяных магнатов? В 90-е годы все нефтяники работали по одним и тем же схемам.

Алексей Венедиктов, главный редактор радиостанции "Эхо Москвы". Я бы оправдал Ходорковского. А людей, принимавших в отношении него несправедливое решение, дисквалифицировал. Процесс по делу ЮКОСа несправедливый, с огромным политическим подкладом, который, на мой взгляд, позорит прокуратуру и всю нашу судебную систему.

Александр Паулов, председатель коллегии адвокатов "Самара-Адвокат". Я не могу говорить как адвокат, но как человек я считаю, что 14 лет — слишком много. К 14 годам заключения у нас приговаривают за убийства и изнасилования. Это просто заказной процесс.

Олег Басилашвили, народный артист СССР. Я не верю ни той, ни другой стороне. И все, что пишут в СМИ, тоже, как мне кажется, правдиво лишь наполовину. Но симпатии мои находятся на стороне человека, который не покинул родину, как это сделали другие опальные бизнесмены, который развивал свою компанию, сделав ее одной из крупнейших в мире, помогал школам и детским домам, сделал много для своей страны.

ВОПРОС НЕДЕЛИ / ГОД НАЗАД*

А вам выборы понравились?

Оппозиция покинула пленарное заседание Госдумы в знак протеста против нарушений на выборах.

Сергей Миронов, председатель Совета федерации, лидер "Справедливой России". Мне выборы всегда нравятся. Иначе бы я политикой не занимался. Не понравилось поведение некоторых участников. В спорте есть понятие — играющий тренер. А тут мы увидели играющих судей.

Геннадий Селезнев, председатель совета директоров Мособлбанка, председатель Госдумы второго и третьего созывов. Такого безобразия не было еще никогда. Нарушения и административное давление были колоссальные. Если ничего не изменится, то можно считать, что прошли последние выборы в стране.

Сергей Алексашенко, директор по макроэкономическим исследованиям Высшей школы экономики. Это трудно назвать выборами. Была грязная кампания, и итог ее заключался не в том, в чью пользу подсчитают, а как подсчитают. Способ подсчета был беспрецедентно циничным. Никогда об избирателя так не вытирали ноги.

Борис Надеждин, член политсовета "Правого дела". Как могут нравиться выборы, где 90% голосов приписано одной партии? Никто, кроме Чурова, в результат этих выборов в Москве не верит.

Рамзан Кадыров, президент Чечни. Конечно, понравились. У меня с детства хорошее отношение к выборам: музыка играет, все нарядные, лезгинку танцуют. Отец покупал что-то вкусное в буфете. Народ выбрал по-настоящему народную власть.

Лев Хасис, главный исполнительный директор и председатель правления Х5 Retail Group. Я не увидел, между чем я должен выбирать.

*Должности указаны на момент опроса.

"При действующей власти можно было бы дать и 114 лет"

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...