Коротко

Новости

Подробно

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 38
 Режиссер в долгу перед отечеством

       В Государственной думе намерены проверить законность использования бюджетных средств на производство фильма "Сибирский цирюльник". Депутат Владимир Семаго подготовил проект соответствующего постановления для его рассмотрения на совете Думы. Проверку предлагается поручить Счетной палате. Но уже сегодня "Коммерсантъ" готов рассказать о финансовой истории нашумевшего фильма. История дорогого стоит.

       Гигантский бюджет фильма Никиты Михалкова поразил прежде всего кинематографистов. Еще не завершились съемки, а они уже пошли в атаку на Михалкова, упрекая его в том, что режиссер вычерпал все средства Госкино сам, а мог бы и поделиться с коллегами. Сам Михалков в зависимости от настроения говорил, что потратил на съемки то 40, то 45, то все $48 млн, из которых $10 млн дала Россия.
       Перед премьерой в Кремле Михалков поблагодарил бывшего премьер-министра Виктора Черномырдина, щедрой рукой выделившего деньги на фильм. По горьким словам Михалкова, за все хорошее, сделанное им и Черномырдиным для национального кинематографа, они теперь "вынуждены есть то, что люди не едят".
       
Смета
       Встретившись с корреспондентом "Ъ", Михалков постарался расставить точки над i в запутанном вопросе о том, как финансировался "Цирюльник" с российской стороны. Режиссер сообщил, что $3 млн, полученных от Госкино, не хватило на подлинно русскую картину. И тогда пришлось обращаться с письмом к Черномырдину, который просьбу Михалкова удовлетворил и дал распоряжение Минфину перевести $10 млн студии "ТриТэ".
       В распоряжении "Ъ" оказалось и письмо Михалкова Черномырдину, и заключенные с Госкино договоры, и документы Минфина. Даты, стоящие на них, свидетельствуют о том, что все было наоборот: черномырдинских 10 млн не хватило, и пришлось все-таки обращаться в Госкино, без которого первоначально создатель "Сибирского цирюльника" вообще рассчитывал обойтись. Причина не только в том, что Михалков стремился проигнорировать Госкино и демонстративно избежать общей очереди к госкормушке. Обратиться лично к Черномырдину ему было удобнее как к товарищу по партии "Наш дом — Россия" и активнейшему участнику избирательной кампании.
       Закрытым постановлением Минфина студии "ТриТэ" было выделено $10 млн. Государство, постоянно испытывающее трудности с "живыми" деньгами, перевело средства в виде облигаций внутреннего валютного займа четвертой и пятой серии общей номинальной стоимостью $55 млн. Здесь эти 55 номинальных миллионов превратились в 10 реальных.
       "Спекуляция вокруг мифической суммы в $55 млн нас давно возмущает, — говорит заместитель генерального директора студии "ТриТэ" Алексей Балашов.С В 1996 году эти облигации, которые должны были быть погашены в 2007 году, Минфин оценил в $10 млн. "ТриТэ" взяла кредит под залог этих облигаций".
       По подсчетам экспертов "Ъ", в марте 1996 года рыночная стоимость этих облигаций составляла около $20 млн. Следовательно, их закладная цена и могла быть установлена в 10-12 млн. Скорее все-таки в 10 млн. По сведениям источника из Госкино, кредит был получен в два приема: сначала $2,5 млн, потом, когда их не хватило, еще 7,5.
       Когда съемки потребовали очередных вливаний, Михалкову пришлось, как и простым смертным, обратиться за государственной поддержкой в кинокомитет. 5 ноября 1996 года был заключен договор N 01/25-32 между Госкино и студией "ТриТэ" — первая и единственная на сегодняшний день бумага, официально оформляющая отношения между государством и создателями "Сибирского цирюльника". В нем устанавливалась сметная стоимость фильма — 138 млрд 615 млн рублей ($25,4 млн по тогдашнему курсу), размер государственной поддержки (14 млрд рублей), а также доля участия французской кинокомпании Camera One (72 млрд 765 млн рублей) и правительства РФ (51 млрд 850 млн рублей, то есть уже истраченные $10 млн от Черномырдина). Были определены и сроки государственного финансирования: в сентябре-октябре должно было быть выделено 7 млрд, в ноябре-декабре — еще 7 (по мере поступления средств на кинематограф из госбюджета).
       Денег опять не хватило. По поручению правительства от 17 июля 1997 года Минфин рассмотрел просьбу председателя правления студии "ТриТэ" о срочном выделении $900 тыс. на расходы, связанные с завершением съемок "Сибирского цирюльника". Госкино представило сметные расходы на эти съемки, и 4 сентября на валютный счет кинокомитета во Внешторгбанке поступило $650 тыс., которые в тот же день были переведены на счет студии "ТриТэ" в МАКБ "Возрождение". 26 августа 1997 года эти добавочные деньги были зафиксированы дополнительным соглашением по все тому же договору от 5 ноября 1996 года: "В связи с решением правительства о дополнительной финансовой поддержке производства фильма "Сибирский цирюльник" сумма финансовой поддержки увеличивается на $650 тыс. для покрытия части расходов студии "ТриТэ" по съемкам эпизодов фильма в Португалии".
Итого: Михалков получил от государства $13 млн.
       
Ревизия
       Думское поручение Счетной палате изрядно запоздало. Проверка использования бюджетных средств Госкино за 1996-1997 годы уже проведена, и "Власть" располагает ее результатами.
       Претензий у палаты несколько (см. справку на стр.42).
       Прежде всего, договор на оказание государственной поддержки студии "ТриТэ" был заключен без учета мнения экспертной комиссии Госкино. Ну это, положим, мелочь: закон о господдержке, требующий обязательного прохождения экспертной комиссии, в середине 1996 года еще не вступил в силу, и практика единоличного подписания тогдашним министром кино Арменом Медведевым просьб о господдержке была обычной. Да и потом, трудно представить себе экспертную комиссию, которая отказала бы человеку с профессиональной репутацией Михалкова.
       Вызвало сомнения Счетной палаты и то, что "Цирюльник" был отнесен к категории "национального фильма", в то время как по закону о кино иностранные инвестиции в производство национального фильма не должны превышать 30%. Это обвинение Госкино парирует просто — демонстрируя предусмотрительно включенную в закон о государственной поддержке кинематографа фразу о том, что к национальному фильму может быть приравнена копродукция, то есть фильм, производство которого осуществляется совместно с иностранными организациями кинематографии при соблюдении условий, определенных международными соглашениями. Подписывать соответствующие конвенции с французами ездил лично Медведев, так что и с этой стороны все законно: национальным фильмом может оказаться копродукция, в которой российских денег не 70, а хоть 20%.
       И все-таки Генпрокуратура, в которую обратилась Счетная палата, подтвердила, что нарушения есть. 18 мая 1998 года она выпустила представление N 7/3-1-65-98 о мерах по устранению ущерба, причиненного интересам РФ при финансировании фильма "Сибирский цирюльник". Там указано, что возврат государству денег, переданных по указанию Черномырдина студии "ТриТэ", оказывается, никакими документами не предусмотрен (см. справку).
       Минфин решил восполнить это упущение: своим письмом в Госкино от 24 июня 1998 года кинокомитету и студии "ТриТэ" было предложено аннулировать прежний договор от 5 ноября 1996 года и заключить новый, в котором были бы зафиксированы реально потраченные на фильм суммы и право государства на прибыль от проката.
       
Баланс
       В Госкино не хотят брать на себя ответственность за те деньги, которые через них не проходили. Поэтому кинокомитет не стал аннулировать старый договор, а в соответствии с его пунктом 19 заключил со студией "ТриТэ" соглашение о порядке распоряжения и пользования национальным художественным фильмом "Сибирский цирюльник". По соглашению N 7-1-23/24-7/25 от 21 января 1999 года чистая прибыль от проката фильма на всех видах носителей на территориях республик Эстония, Латвия, Литва, Белоруссия, Армения, Грузия, Азербайджан, Узбекистан, Туркмения, Киргизстан, Таджикистан, Молдова полностью принадлежит кинокомитету. Чистая прибыль от проката в других странах делится между комитетом и студией: Госкино — 10%, студии — 90%.
       Сказано в соглашении и об издержках: "Стороны договорились считать, что суммы, полученные в порядке государственной финансовой поддержки производства фильма, не учитываются в затратах, подлежащих возмещению, при определении дохода, полученного студией "ТриТэ" от использования исключительных имущественных авторских прав на фильм".
       Речь идет о суммах, фигурирующих в договоре от 5 ноября 1996 года и в дополнении к нему С о 14 млрд рублей и $650 тыс. (в общей сложности около $3 млн). $10 млн, выделенные напрямую Минфином, повисли в воздухе.
       Между тем в письме Черномырдину от 20 января 1996 года Михалков писал, что $10 млн "могли бы быть возвращены еще до начала продаж... фильма, если рассматривать их как кредит, выданный... на время производства". Сегодня, три года спустя, в интервью "Ъ" Михалков уже не рассматривает эти деньги как кредит. Он рассматривает их как государственную поддержку, причитающуюся ему по закону о кино и не требующую никакого возмещения. Он легко уравнивает 3 млн, полученные от Госкино, и 10 млн, полученные от Минфина, уверяя, что господдержку можно оказывать через кинокомитет, а можно "напрямую".
       Так ли это? Нет. В главе III закона о государственной поддержке кинематографии РФ четко сказано, что государственное финансирование осуществляется "федеральным органом исполнительной власти в области кинематографии". Суммы, в договорах с этим федеральным органом не отраженные, господдержкой в юридическом смысле считаться не могут и относятся к сфере личных расчетов между Н. С. Михалковым и тем правительством РФ, которое перечислило ему деньги. Если вспомнить недавние баталии вокруг кресла председателя Госкино, в которое Михалкову так хотелось посадить своего человека, вырисовывается дополнительный мотив: новый министр кино Леонид Верещагин и старый директор студии "ТриТэ" Леонид Верещагин могли бы задним числом оформлять и переоформлять "между собой" какие угодно договоры, вписывая в них какие угодно суммы, тем самым превращающиеся в безвозмездную государственную поддержку.
       Получается, Михалков взял деньги в долг, а потом просто забыл об этом. И теперь считает, что никому ничего не должен. Но напрасно. Счетная палата инкриминирует ему нанесение бюджету такого громадного ущерба — $55 млн. Это ж облигации были! А Михалков взял всего 10, ну пусть 13 млн.
       
ЕКАТЕРИНА ЗАПОДИНСКАЯ, ЛИДИЯ МАСЛОВА
       
--------------------------------------------------------
       Когда съемки потребовали очередных вливаний, Михалкову пришлось, как и простым смертным, обратиться за государственной поддержкой
       В Госкино не хотят брать на себя ответственность за те деньги, которые через них не проходили
       Михалков взял деньги в долг, а потом просто забыл об этом. И теперь считает, что никому ничего не должен
--------------------------------------------------------
       
МИХАЛКОВ НИКИТА СЕРГЕЕВИЧ,
       кинорежиссер,
       председателю правительства Российской Федерации
г-ну Черномырдину В.С.
       
Глубокоуважаемый Виктор Степанович!
       Памятуя наш с Вами разговор о моем новом фильме, пишу это письмо. Как Вы уже знаете, я приступил к работе над новым кинопроектом под условным названием "Сибирский цирюльник". Мною в соавторстве с моим постоянным партнером, писателем Рустамом Ибрагимбековым, уже написан сценарий, и в марте 1996 года мы хотели бы приступить к подготовительным работам. Это большая романтическая киноэпопея о русских мальчиках-юнкерах, будущей гордости России — русских офицерах, охватывающая период 20 лет конца прошлого и начала нашего столетия. Новый фильм предполагает возрождение, к сожалению, сегодня забытого жанра исторической киноэпопеи и требует многотысячных массовок, пошива большого количества исторических костюмов, строительства декораций, изготовления исторического реквизита, а также съемок в Москве, Санкт-Петербурге, Сибири, США, Германии, Чехии и Финляндии. Как и в любых других кинопроектах такого масштаба, требуется международная кооперация для участия кинозвезд с мировыми именами, использования западных технологий для спец- и видеоэффектов. Без всего этого невозможно выполнить требования, предъявляемые проектам такого масштаба и уровня.
       Наш сценарий, переведенный на английский и французский языки, был отдан на экспертизу крупнейшим кинокомпаниям, и мы получили высочайшую оценку экспертов и конкретные предложения о готовности участия в коопродукции из США и Франции. В частности, ведущая кинокомпания Франции Camera One, возглавляемая г-ном Мишелем Сейду, официально информировала нас о готовности участия в этом кинопроекте на условиях равноправной коопродукции и вложения в проект 50% его стоимости. У нас уже был опыт работы с г-ном М. Сейду. Так, фильмы "Урга", "Анна: от 6 до 18" и "Утомленные солнцем", которые, как нам кажется, принесли славу нашему кинематографу, сделаны нашей студией совместно с Camera One, и заслугу г-на Сейду в реализации этих проектов трудно переоценить.
       Учитывая, что стоимость всего пакета оценивается нашими и западными киноэкспертами приблизительно в 26 млн долларов США, г-н Сейду предложил вложить в картину 50% этого бюджета. Оставшуюся сумму, если мы хотим, чтобы этот проект считался в мире российским, необходимо найти нам.
       Учитывая все это, уважаемый Виктор Степанович, я не только обращаюсь к Вам с просьбой о всемерной государственной поддержке этого уникального проекта, но прошу также и финансовой помощи в размере 10 млн долларов США, которые могли бы быть возвращены еще до начала продаж этого фильма, если рассматривать их как кредит, выданный нам на время производства.
       Я понимаю, что бюджетные средства сегодня ограничены, и поэтому прошу Вас разрешить изыскать их из долгов, возвращаемых России. Я же со своей стороны могу обещать вместе со своими товарищами приложить все усилия для создания киноэпопеи, достойной истории нашей с Вами России.
       С уважением,
       Ваш (подпись)
       20.01.96
       Москва
--------------------------------------------------------
       
Сам себе режиссер
       Вот что сказал Михалков корреспонденту "Ъ" (стенограмма):
       По закону о государственной поддержке кинематографа и особо значимых произведений искусства государство имеет право субсидировать, так сказать, целево те или иные произведениЯ. Можно это сделать через Госкино, а можно сделать напрямую. Я сделал это напрямую. Я попросил у Черномырдина $10 млн для того, чтобы наш вклад был более весомым и картину можно было бы назвать русской. Потому что, если наш вклад был бы меньше, это была бы просто иностранная картина. Прочтя сценарий, Черномырдин сказал, что эта картина действительно нужна, интересна и т.д. И мы действительно получили через Минфин, через уполномоченный банк, $10 млн. Хотя там числилось, Я не знаю... Это была какая-то большая операция Минфина по возврату долгов в рупиях. Я не знаю. Я не вдаюсь в эти подробности. Меня интересовали $10 млн. И куда ушло, что ушло, я не знаю. Мы получили 10 млн. И вот они проходят у нас по всем бумагам. И эти 10 млн целево пошли на производство фильма, на что имеется полная документация.
       Эти деньги не требуют возврата. Это не кредит. Это по закону целевое выделение денег, по закону о поддержке национального кинематографа. Из этих денег, когда картина пойдет на экран, мы заключаем контракт с Госкино о возврате. Либо мы отдаем Госкино от 15 или — не знаю, не буду сейчас точно врать — от 10 до 15 или 20% со сборов, либо мы отдаем Госкино территории, на которых оно будет катать картину уже само и собирать деньги. Я не вдавался в эти подробности.
       Вот как Михалков отредактировал эту запись для печати:
       В рамках закона о государственной финансовой поддержке производства национальных фильмов мы получили $3 млн через Госкино. Этих средств оказалось явно недостаточно, чтобы сделать русскую картину. И я обратился к премьеру Виктору Степановичу Черномырдину. Прочтя сценарий, Черномырдин сказал, что эта картина действительно нужна, интересна и т.д. И мы получили 10 млн от Минфина, который перевел нам их по специальному решению правительства. Остальные средства мне удалось вырвать у французского партнера. И я горжусь тем, что в основном на французские деньги удалось сделать истинно русский фильм.
--------------------------------------------------------
       
Михалков в письмах современников
       Счетная палата — Генпрокуратуре
       Счетная палата проверила использование бюджетных средств Госкино за 1996-1997 годы. Установлено, что в нарушение закона ЗО государственной поддержке кинематографии РФИ, приказа Госкино от 10 августа 1992 года, постановления коллегии Роскомкино от 15 декабря 1992 года, без учета мнения экспертной комиссии комитет заключил договор от 5 ноября 1996 года N 01/25-32 с ТОО "Студия "ТриТэТ" на оказание государственной финансовой поддержки в сумме 14 млрд рублей по производству художественного фильма "Сибирский цирюльник". Сметная стоимость фильма составляет 138,6 млрд рублей. Срок окончания производства фильма — 1 октября 1997 года.
       В финансировании производства фильма, согласно вышеуказанному договору, участвуют также компания Camera One (Франция), доля финансирования которой предусматривалась в размере 72,8 млрд рублей, или 52,5%, и правительство РФ — в размере 51,9 млрд рублей.
       В нарушение вышеуказанного закона данный фильм необоснованно отнесен к категории национального фильма: иностранные инвестиции в производстве такого фильма не должны превышать 30% стоимости фильма.
       
Генпрокуратура — Счетной палате
       Установлено, что Минфин и Госкино осуществляли финансирование производства "Сибирского цирюльника", выразившиеся в следующих суммах: 65,85 млрд рублей и $650 тыс. Между тем не были оговорены и в договорной форме не закреплены доля государства и его право на получение прибыли от показа и проката оконченного производством фильма. Должностные лица Минфина и Госкино не выполнили своих обязанностей по обеспечению интересов государства при финансировании указанного фильма, вследствие чего государственной собственности РФ был причинен ущерб, выразившийся в ненадлежащем оформлении договорных обязательств.
       В целях устранения ущерба, причиненного законным интересам РФ, внесены представления в адрес Минфина и Госкино. Указанным должностным лицам предложено заключить трехсторонний договор о финансировании производства "Сибирского цирюльника" с учетом всех сумм, затраченных на его производство, признанием долевой собственности РФ на этот фильм, а также получения дохода от его показа и проката. Кроме того, предложено внести необходимые дополнения в заключенный ранее договор между студией "ТриТэ" и компанией Camera One для изменения процентного соотношения долевой собственности участников фильма согласно произведенным ими расходам по финансированию фильма, а также провести служебное расследование по данному факту, установить должностных лиц, виновных в невыполнении своих должностных обязанностей по защите финансовых интересов государства, и привлечь их к ответственности.
       
Комментарии
Профиль пользователя