Коротко

Новости

Подробно

Памятные послания

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 55

Дорогой Михаил Иванович,

...Мы живем здесь, в Англии, почти на положении осажденной крепости. Всякие нормальные связи с СССР порваны. Полгода не было дипломатической почты. Сейчас прорвалась одна, и когда будет следующая, неизвестно. Московские газеты получаем нерегулярно через 2 мес. после их отправки. Обычные письма идут еще дольше (если вообще доходят). По существу, остается один телеграф... Вот уже три месяца живем под бомбами. Город совершенно преобразился. Днем все более или менее нормально: учреждения открыты, магазины работают, улицы полны движения. От времени до времени раздается взрыв затяжной бомбы или вой сирен, но на это почти никто не обращает внимания: днем немцы бессильны, и налетающие германские аэропланы быстро отбиваются английскими истребителями. Да и немногим немецким машинам удается прорываться к Лондону через заградительные линии воздушной защиты (самолеты и зенитная артиллерия). Зато с наступлением темноты картина резко меняется: ночью бессильны англичане... Грохочет зенитная артиллерия, высоко в небе вспыхивают разрывы шрапнели. А германские самолеты все ходят, все ходят в небе до рассвета, стараясь избегать огненных пальцев прожекторов, да от времени до времени раздается гулкое "бум!". Это падают бомбы. За ними часто следуют пожары. Иногда зарево охватывает полнеба, хотя в общем англичане справляются с пожарами быстро и хорошо. Недаром в Лондоне сейчас имеется 10 тыс. пожарных машин с 50 тыс. пожарных. Да, Лондон стал настоящим фронтом, и особенность этого фронта состоит в том, что не знаешь, где и когда тебя может подстеречь смерть.

Местное население в общем выдерживает эту атаку с воздуха неплохо: нервы крепкие. Паники нет. Образовалась уже даже известная привычка. Ругают правительство за отсутствие достаточно хороших бомбоубежищ, но мириться с немцами пока не хотят. Как далее будет — посмотрим.

Наша советская колония, в которой насчитывается около 150 человек с женами и детьми, пока не имеет жертв. Большая часть семей эвакуирована в сравнительно безопасные сельские местности на расстоянии 150-160 км от Лондона. Те, кто остались в Лондоне, группируются около двух построенных полпредством еще прошлой зимой убежищ: при полпредстве и при совшколе (последнее занято торгпредскими работниками). Днем стараемся работать нормально — и в общем это удается. Вечерами спускаемся в подвальное помещение полпредства и, если атака не очень сильна, продолжаем работать там... Спим в убежище — одетые или полуодетые. С рассветом, когда сирены дают сигнал "все хорошо!", переходим к себе домой и досыпаем остальную часть ночи уже, раздевшись, в своих постелях. Подобный образ жизни, конечно, утомителен (ибо атаки происходят буквально каждую ночь)... Много бомб упало около совшколы и торгпредства. В общем наша здешняя колония выдержала это испытание хорошо. Нашлось 2-3 человека из породы трусоватых, но ведь в семье не без урода...

Из письма посла СССР в Великобритании И. М. Майского М. И. Калинину, 1940 г.


Материалы подготовили Светлана Кузнецова и Евгений Жирнов


Комментарии
Профиль пользователя