Коротко

Новости

Подробно

Переход на ювелирное время

Серия JwlryMachine Boucheron и MB&F

Журнал "Коммерсантъ Weekend" от , стр. 48

Екатерина Истомина

Максимилиан Бюссер, которого уже можно внести в летописи часовой истории как создателя серии "авторских" часов Opus Harry Winston, вступил наконец в самую высокую ювелирную лигу планеты. Его "часовая машина" третьего поколения (именуемая в дальнейшем HM3), придуманная и сделанная в творческих недрах его же часового бюро MB& F (Maximilian Busser & Friends) приглянулась ювелирам одного из самых грозных ювелирных домов — первого luxury-обитателя Вандомской площади, Дома Boucheron (присутствует с 1896 года, располагается в доме номер 28). Никогда еще столь молодой мастер, каким можно считать Максимилиана Бюссера (хотя бы потому, что ему всего-то 39 лет), не удостаивался подобной чести. Вот, например, часовой партнер Boucheron, швейцарский дом Girard-Perregaux, насчитывает более чем 200-летнюю историю. Однако Максимилиан Бюссер заслужил это внимание и эту честь. Этот очень красивый и харизматичный молодой человек сделал многое для швейцарской часовой промышленности.

Так, концепция Opus, впервые анонсированная Бюссером в 2000 году, состояла в том, что часы представали как стопроцентное оригинальное авторское произведение: их придумывал одинокий часовщик-инженер (как правило, молодой гений), в задачу которого никак не входил коммерческий успех предмета. Главное — характер, почерк, новизна, крайняя субъективность, авангардизм, переработка, перековка классических часовых приемов и материй.

В коммерческом плане Бюссер сделал ставку на бесконечное человеческое любопытство. Чем непонятнее и чудовищнее с классической часовой точки зрения выглядел новый Opus Harry Winston, тем длиннее выстраивалась за ним очередь коллекционеров. Совсем уж показательный анекдот вышел с Opus III, который сделал Вианне Хальтер в 2003 году. Хальтер, один из главных часовых швейцарских пассионариев, в чем-то там просчитался, и этот Opus III так до сих пор не могут выпустить в виде ходящего, тикающего, функционирующего предмета. Между тем, в 2003-м именно эти неработающие часы называли центральной моделью всего года.

Покинув светлые чертоги Harry Winston в 2005 году, Бюссер пошел знакомой по Opus дорожкой: он придумал собственный бренд, часовое конструкторское бюро MB&F, чья работа была целиком и полностью построена на создании революционных, радикальных часовых вещей. В MB&F даже отрицали само привычное и банальное слово — "часы", предпочитая использовать для обозначения своих новинок выражения "часовая машина", "кинетическая скульптура". Радикальная оболочка "машин" MB&F всегда сопровождалась не менее революционной инженерной начинкой. Несмотря на глобальное падение интереса к часовому авангарду, Бюссеру удавалось и удается держаться на плаву. И в чем-то это справедливо: один из основателей перманентной часовой революции 2000-х заслуживает того, чтобы его радикальное дело продолжалось.

В настоящий момент бюро MB&F выпустило уже четыре "кинетических скульптуры". Ювелиры Boucheron заинтересовались той, что несет на себе третий порядковый номер — HM3. В сложнейшем, волнообразном и лупоглазом корпусе HM3 французские ювелиры увидели фигуру совы, то есть обитателя своего исторического драгоценного бестиария. Итак, к изначальному названию прибавилась и приставка — JwlryMachine, в которой первые сумбурные буквы представляют собой внешне игривое, но по сути дадаистское сокращение от слова Jewelry.

Ювелиры Boucheron внесли свои очевидные штрихи. Так, пышное, но и тревожное "тело" часовой машины выпиливается из цельного бруска золота (белого или розового). На "тело" накладывается резная пластина, выполненная из аметиста или кварца, которая играет роль птичьей грудины, в то время как два циферблата HM3 выполняют партию совиных глаз. Конструкция дополнительно украшается бриллиантами, рубеллитами, синими, розовыми и фиолетовыми сапфирами, а также титаном.

Невзирая на столь театральные, карнавальные преобразования HM3, механическая начинка модели осталась прежней: трехмерный механизм "машины" выполнен по разработке инженера Жана-Марка Видеррехта. Замысловатый калибр с 304 деталями характеризуется наличием ротора автоматического подзавода, выполненного в форме топора из розового золота, а также оригинальной системой индикации часов и минут. Часовые и минутные показания передаются в данном случае посредством керамических шарикоподшипников к стрелкам.

Значение коллекционной штуковины JwlryMachine от MB&F и Boucheron не только в том, что "высокая" и, что более важно, очень классическая ювелирная марка обратила внимание на часовых революционеров "в коротких штанишках", хотя такой поворот дела вполне можно считать прецедентным. JwlryMachine MB&F и Boucheron показывают нам практически буквальный перевод миниатюрной ювелирной часовой скульптуры (в данном конкретном случае — скульптуры совы) в часовую плоскость. Другое дело, что часы полностью подчинились ювелирному вектору: вне сомнений, их будут носить как драгоценный браслет.

Комментарии

Рекомендуем

обсуждение

Профиль пользователя