Коротко


Подробно

Никки Уайр: "Иногда мне кажется, что Боно ужасен"

Блицинтервью

После концерта бас-гитарист и автор текстов Manic Street Preachers НИККИ УАЙР ответил на вопросы БОРИСА БАРАБАНОВА.


— В вашем видео на первый сингл с альбома "Postcards From A Young Man" "(It`s Not War) Just The End Of Love" главные герои — шахматист из Уэльса и его соперница, выступающая под советским флагом. Откуда такая тематика?

— Шахматный поединок здесь, конечно, олицетворяет холодную войну. В тексте песни о холодной войне ничего нет, но для видео мы решили использовать этот образ, нам показалось интересным воссоздать атмосферу. У нас отличные актеры в главных ролях — Майкл Шин и Анна Фриэл. Они разделили с нами достаточно игривое настроение этой песни, клип не стоит воспринимать все же слишком всерьез, в отличие от некоторых наших других видеоработ.

— В реальной-то жизни холодная война не то чтобы совсем ушла в прошлое.

— Всегда будет существовать напряжение в отношениях между странами, от этого никуда не деться. Мы играли в Москве пару лет назад. Сложно о чем-либо судить по трем или четырем дням, но это был запоминающийся опыт. Мы не знали, чего ожидать от этой поездки, к тому же вокруг были все эти пугающие истории, нас предупреждали: "Будьте осторожны, там сплошные агенты" и все в таком духе. Но в итоге вышло так, как в любой европейской столице. Большой концерт, на котором мы играем свои песни, все подпевают, хотя мы не ожидали, что их в принципе кто-то знает.

— Вот где точно никто не знал ни слова, так это Куба, где вы играли в 2001 году.

— Точно. Безумная была идея. Нам прежде всего хотелось сделать нечто, чего никто никогда не делал и чего от нас никто не ожидает. Но был и момент вызова в том, чтобы попасть в страну, на которую США наложили эмбарго, на которую оказывают давление, а она сопротивляется. Не то чтобы мы хотели прославить Кубу или Кастро в политическом смысле, на первом месте была в принципе идея выживания под давлением. Для нас, жителей такой маленькой страны, как Уэльс, которая всегда ощущает присутствие рядом старшей сестры Англии, это было важно. И мы обнаружили такие проявления социальной системы на Кубе, до которых Америке далеко, например, та же медицина. На Кубе есть бедность, но это не та бедность, при которой люди умирают от голода, так что все это преувеличено. На Кубе мы чувствовали себя как в кино. Ну, представьте себе, вот мы уже уходим со сцены, и вдруг входит Фидель Кастро и говорит: "Вы из Уэльса, да? Я хочу сказать, что вы очень громко играли, барабаны так гремели, ну просто невозможно". Безумие полное. Так мало осталось мест, где мы могли бы сыграть для публики, от которой не знаешь, чего ожидать, и которая не знает, чего ждать от нас. Так было в Сингапуре, Хорватии, в Москве. И все-таки самые наши известные песни хорошо раскручены, так что мест, где нас совсем не знают, практически не осталось.

— Недавно в России впервые выступали U2. Боно фактически включился в нашу политическую жизнь, он встречался с президентом и передавал ему приветы во время концерта, потом спел с нашим главным рокером-оппозиционером, и на следующий день после шоу власти приняли довольно важное решение о приостановке вырубки леса под Москвой. Manic Street Preachers считается крайне политизированной группой. Где тот рубеж в отношениях с политикой и политиками, который вы не можете себе позволить переступить?

— Иногда мне кажется, что Боно ужасен, иногда, что он величайший в мире дипломат. Я думаю, что он тоже пытается понять, где черта, за которую нельзя зайти. Боно жал руку Джорджу Бушу, чтобы получить больше помощи для Африки, и он ее получил и больше, чем когда-либо давал какой-либо из американских президентов. Это не может не восхищать. У Manic Street Preachers политика все же в большей степени в песнях, в отличие от U2. "Slash `n` Burn" ("Тактика выжженной земли"), первая же песня в нашем первом альбоме, была посвящена действиям американцев во время войны во Вьетнаме. У нас нет такого влияния, как у Боно, но мы тоже встречаемся с политиками, и у меня не сложилось впечатления, что все они поголовно — взяточники и исчадия ада, которым не стоит руки подавать. Соотношение плохого и хорошего в них такое же, как среди прочих людей. Валлийский госсекретарь-лейборист Питер Хейн (африканского происхождения.— "Ъ"), с которым мы встречались несколько раз, один из величайших борцов против апартеида, он даже в тюрьме успел посидеть. Его нередко обвиняют в коррупции сегодня, но для меня важнее тот факт, что он попал за решетку, отстаивая свои убеждения, и я, конечно, жму ему руку при встрече.

— На обложке нового альбома — старое фото актера Тима Рота с фотоаппаратом Polaroid. Он тоже ваш герой?

— Во времена нашей юности по ТВ шел сериал "Сделано в Британии", это была первая роль Тима Рота, он играл молодого скинхеда, и Джеймс Дин Брэдфилд старался ему подражать. Тим Рот был архетипичным рассерженным молодым человеком из рабочего класса, как и Гэри Олдмен. А еще Тим Рот помешан на Polaroid, как и я, у него — тысячи снимков. Так круто, что люди, которыми ты восхищался в юности, остаются в твоем сердце навсегда. Такие, как Тим Рот, Гэри Олдмен, Джо Страммер или Аллен Гинзберг.

Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение