Коротко


Подробно

Секретный свидетель увидел то, чего не было

Для обвиняемых в убийстве Руслана Ямадаева запросили сроки

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 5

В Мосгорсуде вчера начались прения в процессе по уголовному делу трех чеченцев, обвиняемых в убийстве по найму экс-депутата Госдумы России Руслана Ямадаева и покушении на главу ОАО "КонверсГрупп" Александра Антонова. Гособвинитель запросил 23-летний срок для предполагаемого убийцы Асланбека Дадаева, 19 лет — для его водителя Элимпаши Хацуева, 16 лет — для стрелявшего в банкира Тимура Исаева. Адвокаты подсудимых настаивают на их невиновности, утверждая, что их оговорили свидетели обвинения.


Как сообщила суду представитель Генпрокуратуры, преступления, о которых идет речь, были совершены по предварительному сговору организованной группой, в которую входили трое молодых, неработающих и проживающих в Москве без регистрации чеченцев — Асланбек Дадаев, Тимур Исаев и Элимпаша Хацуев. Оба покушения, как полагает обвинение, были совершены по найму, однако личности заказчиков в суде не обсуждались, поскольку их дела расследуются в рамках отдельного производства.

Осенью 2008 года группа, по версии обвинения, получила заказ на устранение представителя известной чеченской семьи, бывшего депутата Госдумы и Героя России Руслана Ямадаева. Ее участники некоторое время следили за политиком, сопровождая его Mercedes 600, а 24 сентября 2008 года им представился удобный момент для атаки. В этот день господин Ямадаев договорился со своим давним приятелем, бывшим военным комендантом Чечни Сергеем Кизюном вместе поиграть в казино. Около 16 часов экс-депутат, живущий в подмосковном Одинцово, заехал за генералом в район станции метро "Юго-Западная", а оттуда они уже вдвоем поехали на Новый Арбат. На протяжении всего маршрута Mercedes, как полагает следствие, сопровождал BMW 525 Элимпаши Хацуева, рядом с которым сидел Асланбек Дадаев.

Около 17 часов Mercedes остановился на красном сигнале светофора возле дома N 10 по Смоленской набережной, его водитель и пассажир одновременно закурили, после чего генерал Кизюн был вынужден немного опустить пуленепробиваемое стекло бронированного лимузина. Этим обстоятельством, по данным СКП, тут же воспользовался Асланбек Дадаев: выскочив из стоявшего чуть сзади BMW, он подбежал к пассажирской двери Mercedes, просунул в образовавшуюся щель ствол пистолета Стечкина и открыл огонь по Ямадаеву, сидевшему на месте водителя, и его пассажиру. Господин Ямадаев был убит на месте, господин Кизюн получил тяжелые ранения. "Я сидел, повернувшись к Руслану, и понял, что в нас стреляют только тогда, когда увидел расплывающиеся на его свитере красные пятна,— сообщил в своих показаниях Сергей Кизюн.— Потом я увидел в окне ствол пистолета и лицо киллера в маске с круглыми прорезями для глаз. Эти глаза я запомнил на всю жизнь".

Весной 2009 года та же бригада, по версии обвинения, получила новый заказ — на устранение главы "КонверсГрупп" Александра Антонова. Реализацию начали, как обычно, со слежки, в которой участвовали Асланбек Дадаев и Тимур Исаев. 11 марта перед домом бизнесмена на улице Расплетина появился ВАЗ 2109, который сразу привлек внимание его охраны. ""Девятка" была грязная настолько, что не видно было номеров,— рассказал суду один из секьюрити.— При этом ее стекла были тщательно протерты от грязи". Охранник, приехавший встречать банкира, подошел к стоящему ВАЗ 2109, чтобы его проверить, но увидев в салоне откинувшегося почти в горизонтальное положение спящего водителя, успокоился и дал коллегам по рации команду на выход босса.

Как только Александр Антонов вышел из подъезда, "девятка" рванула с места, заблокировав ему дорогу, ее задняя дверь открылась и оттуда раздались автоматные очереди. Банкир, получивший несколько тяжелых ранений, упал за припаркованным автомобилем — это и спасло ему жизнь. Мгновением позже туда же свалился его охранник, получивший единственную пулю в ягодичную мышцу. Как полагают участники расследования, на этот раз боевики не смогли реализовать задуманное убийство только благодаря "не зависящим от них обстоятельствам" — Тимур Исаев, в отличие от своего напарника, оказался плохим стрелком.

Представитель Генпрокуратуры на вчерашнем процессе заявила, что вина всех троих подсудимых следствием, на ее взгляд, убедительно доказана. Общую картину расстрела на Смоленской набережной, по ее словам, хорошо видел засекреченный следствием свидетель под псевдонимом Дмитриев, который в подробностях пересказал обстоятельства совершенного преступления в суде. Он, в частности, указал марку и номер автомобиля, на котором скрылись преступники. Господин Кизюн достаточно подробно описал глаза и переносицу убийцы, которая якобы была "в пигментных пятнах", а затем опознал Асланбека Дадаева на очной ставке. Совершивших нападение на улице Расплетина, соответственно, описали раненые бизнесмен и его охранник, опознав затем арестованных Исаева и Дадаева.

По версии обвинения, против подсудимых свидетельствовали и другие факты. Так, например, за несколько дней до покушений их мобильники постоянно фиксировались неподалеку от мест проживания, передвижения и работы будущих жертв. Непосредственно в дни покушений аппараты с этими SIM-картами уже не использовались. В изъятых компьютерах арестованных обнаружилось, что уже после покушений они проявляли повышенный интерес к судьбе своих жертв и начатым расследованиям, регулярно набирая в поисковых системах фамилии жертв. Наконец, о причастности подсудимых к покушениям свидетельствовали и данные их телефонных переговоров, поставленных на прослушку после того, как чеченцы оказались под подозрением. "Держал бы уразу — был бы жив сейчас",— говорит один из подсудимых про своего земляка Руслана Ямадаева, давая таким образом понять, что тот, пренебрегая религиозными запретами, курил во время поста.

Защитники подсудимых с выводами обвинения категорически не согласны. По их мнению, мобильные переговоры их клиентов в зонах расположения квартир и офисов господ Ямадаева и Антонова не более чем случайные совпадения. Показания же свидетелей, якобы видевших киллеров и их водителей, по мнению защитников, были написаны под диктовку оперативников. "Охранник банкира Антонова не мог рассмотреть спящего водителя ВАЗ 2109 хотя бы потому, что дверь автомобиля он, по его собственному признанию, не открывал, а стекла машины, как свидетельствует ее владелец, были наглухо затонированы",— утверждает защитник Муса Хадисов. Тем более не мог охранник, по его мнению, опознать киллера — ведь стрелял он, как свидетельствуют потерпевшие, из движущегося автомобиля и наружу из него ни разу не выходил.

"Засекреченный свидетель Дмитриев — это вообще какой-то спектакль,— утверждает адвокат Заур Самханов.— Допросив этого пожилого человека в суде, мы выяснили, что он живет на Профсоюзной и при этом регулярно ходит гулять на Смоленскую набережную. В день убийства Ямадаева он якобы спустился с моста и перешел набережную по пешеходному переходу, который, оказавшись на месте, так и не смог показать. Его там просто нет — ближайший в 2 км. Затем якобы встал на островке безопасности, которого тоже не оказалось. И наконец, с расстояния 80 м услышал выстрелы, которые привлекли его внимание, и увидел вспышки. При этом даже сам генерал Кизюн, который видел пистолет с расстояния полметра, признал, что оружие было оборудовано устройством для бесшумной и беспламенной стрельбы, а его выстрелы были не громче чем хлопки в ладоши".

Приговор будет оглашен 18 октября

Сергей Машкин


Комментарии
Профиль пользователя