Коротко

Новости

Подробно

Соединенные главы Америки

Михаил Трофименков о втором фильме "Уолл-стрит" Оливера Стоуна

Журнал "Коммерсантъ Weekend" от , стр. 24

Неудивительно, что Майкл Дуглас решился спустя 23 года вновь влезть в шкуру Гордона Гекко, злого финансового гения Уолл-стрит в фильме Оливера Стоуна "Уолл-стрит: деньги не спят" (Wall Street: Money Never Sleeps). Приятно же оживить персонажа, принесшего Дугласу актерский "Оскар" за "Уолл-стрит" (1987), да и профессиональная задача — интереснейшая. Гекко выходит из тюрьмы, отсидев за махинации, и, чуя, как старый волк, близость глобального кризиса, тщетно взывает к новым биржевым богам. Отчаявшись, пытается примириться с дочерью Уинни (Кэри Маллиган), что, возможно, получится, если он отомстит одному из этих новых богов Бреттону Джеймсу (Джош Бролин) за вынужденное самоубийство наставника жениха дочери, торговца недвижимостью Джейкоба (Шиа Лабеф).

Удивительно, что Стоун вернулся к герою и фактуре давнего фильма. Дело не в том, что четверть века назад он вводил зрителей в экзотический для простых смертных мир Уолл-стрит, а с тех пор даже в России публика с грехом пополам научилась — на своей шкуре — разбираться в биржевых колебаниях.

Главное — Стоуну не свойственно дважды вступать в одну реку. Ему просто некогда, он осуществляет свой великий, безумный, казалось бы, непосильный для одного режиссера проект — летопись американских разочарований и трагедий. Замысел под стать "Красному колесу" Александра Солженицына. Масштаб уже сделанного Стоуном поражает, хотя в этой летописи есть и откровенно провальные главы, например, "Башни-близнецы" (World Trade Center, 2006).

Между тем сначала казалось, что Стоун, успевший и посидеть в мексиканской тюрьме за марихуану, и заслужить во Вьетнаме два ранения и два ордена, снимает о том, что знает на собственном опыте. О Вьетнаме — "Взвод" (Platoon, 1986), о возвращении из Вьетнама — "Рожденного четвертого июля" (Born on the Fourth of July, 1989), о несбывшейся революции любви — "The Doors" (1991).

Он вернулся к поворотному пункту американской истории — убийству надежд, связанных с Джоном Кеннеди,— в "JFK" (1991). Ужаснулся бойне, развязанной с благословения Вашингтона, в "Сальвадоре" (Salvador, 1986), прошелся по финансовым спекулянтам в "Уолл-стрит", неонацистам — в "Радиоболтовне" (Talk Radio, 1988), телевидению — в "Прирожденных убийцах" (Native Born Killers, 1994).

Кадр из фильма «Уолл-стрит: деньги не спят»

Кадр из фильма «Уолл-стрит: деньги не спят»

Задался вопросом, кто персонально виноват в том, что случилось с американской мечтой, и язвительно живописал президентов — Ричарда Никсона (Nixon, 1995) и "Буша-младшего" (W, 2008). За этим логично последовал вопрос "что делать?", и Стоун обратил свои надежды к революционерам Палестины и Латинской Америки в документальных лентах "Персона нон грата" (Persona Non Grata, 2003), "В поисках Фиделя" (Looking for Fidel, 2004) и "К югу от границы" (South of the Border, 2009). Из козырного туза Голливуда превратился чуть ли не в партизана, принимающего кинокамеру за пулемет. Следуя логике его творчества, следовало бы ожидать от Стоуна фильмов о войне в Ираке и Афганистане, покушениях на Фиделя, свержении Сальвадора Альенде, захвате американских заложников в Иране: да мало ли осталось еще незаполненных страниц в его, как выражалась советская пресса, "досье преступлений империализма".

Но его снова потянуло на Уолл-стрит. Не по причине дефицита сценарных идей и наверняка не из кассовых соображений, лежащих в основе всех сиквелов. Но и не по соображениям, которые принято именовать художественными. Стоуна художественные соображения уже давно не волнуют — он пишет свой учебник истории, а учебник невозможно писать прекрасной прозой. Объяснения этому сиквелу стоит искать в газетах и книгах по глобальной экономике. Пусть Стоун и не законодатель стиля, но, если он полагает, что капитализм за четверть века изменился настолько, что сага про Уолл-стрит заслужила продолжения, ему стоит поверить.

В прокате с 30 сентября

Комментарии

Рекомендуем

обсуждение

Профиль пользователя