Коротко

Новости

Подробно

"Нам пора закрывать книгу войны и открывать книгу мира"

Посол Израиля в Москве дала прощальное интервью "Ъ"

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 6

В ближайшие дни посол Израиля в России АННА АЗАРИ завершает срок своего пребывания на этом посту и уезжает на родину. В прощальном интервью корреспондентам "Ъ" ЛЕОНИДУ ГАНКИНУ и АЛЕКСАНДРУ РЕУТОВУ она рассказала о том, как ей работалось в Москве, и выразила надежду на успех начавшихся в Вашингтоне прямых палестино-израильских переговоров.


— Вы проработали послом в Москве четыре года. Что за этот период вы считаете своим главным достижением?

— Скажу так: мне удалось не помешать, а в чем-то, может быть, и поспособствовать некоторым важным событиям в наших двусторонних отношениях. И, конечно, главное из них — подписание соглашения об отмене виз между Россией и Израилем. Это заметно укрепило связи между нашими странами на всех уровнях, серьезно вырос поток российских туристов, посещающих Израиль, и израильских, приезжающих в Россию. Нам также удалось договориться об открытии генерального консульства Израиля в Санкт-Петербурге. Сейчас уже идет подбор кандидата на должность генерального консула.

— А чего вам сделать не удалось?

— Моей мечтой было устроить художественную выставку "Москва--Тель-Авив", такую, какими были выставки "Москва--Берлин" и "Москва--Париж". Может быть, когда-нибудь такая выставка будет организована...

— Были ли за это время какие-то острые моменты, о каких послы в мемуарах пишут: "Среди ночи меня разбудил телефонный звонок..."?

— Пожалуй, нет. И, наверное, это неплохо. Я вообще воспринимаю дипломатическую работу как искусство избегать острых моментов в двусторонних отношениях. Мне кажется, я сумела справиться с этой задачей. Даже в сложные для Израиля периоды, например, во время операции израильской армии "Литой свинец" в секторе Газа в 2008 году или недавняя история с морским караваном "Флотилия свободы". Причем мне в Москве, думаю, было даже легче, чем моим коллегам в других странах.

Впрочем, неприятные неожиданности все же бывали. Например, когда президент России во время визита в Сирию встретился с главой террористической организации "Хамас" Халедом Машалем. Мне кажется, президенту России эта персона совсем не по чину. Хотя мы знаем, что в России "Хамас" почему-то не считают террористической организацией...

— У вас уже были встречи с вашей преемницей Дорит Голендер-Друкер, которая приезжает в Москву в качестве посла Государства Израиль? Какие напутствия вы ей дали?

— Ну, например, прямо и открыто обсуждать все возникающие проблемы с российской стороной, с людьми, которые ответственны за ту или иную сферу. Скажем, в 1990-е, если израильтяне хотели решить с Россией какой-то вопрос, они обращались к кому угодно, только не к самим россиянам. Но теперь у нас установлен прямой диалог на самых разных уровнях, что позволяет оперативно и эффективно решать все возникающие проблемы. Вот конкретный пример. Министерство туризма Израиля выступило с инициативой отмены визового режима для российских граждан, и многие в нашем правительстве хотели сделать это в одностороннем порядке, даже не предложив российской стороне отказаться от виз для израильтян. Они говорили: россияне на это не пойдут. Но мы в МИДе настояли: давайте хотя бы спросим об этом у россиян. И сами видите, каков результат.

— Кстати, что там с проблемой вооруженной израильской охраны в авиалайнерах, которая едва не поставила под угрозу регулярное авиасообщение между нашими странами?

— Но ведь самолеты летают. Значит, и эту проблему мы решили.

— Насколько серьезным раздражителем в наших отношениях являются поставки российского оружия арабским странам и Ирану?

— Голубая мечта Израиля, чтобы на Ближнем Востоке оружие не продавали никому, кроме нас. Но мы реалисты и понимаем, что такого быть не может. С момента визита президента Путина в 2005 году в Израиль действует предложенная российской стороной формула: Россия не делает ничего, что может нарушить баланс сил на Ближнем Востоке. Когда речь идет о сделке, которая может изменить баланс сил, мы на соответствующем уровне пытаемся дать соответствующее разъяснение.

— К вашим опасениям прислушиваются?

— Я уверена, что да. Это не стопроцентно положительный для нас результат, но нас слышат.

— В Вашингтоне возобновились прямые переговоры между Израилем и Палестиной. Эксперты хором уверяют, что эти переговоры обречены на провал. Вы разделяете их пессимизм?

— Как говорил наш первый премьер Давид Бен-Гурион, на Ближнем Востоке, чтобы быть реалистом, надо быть сумасшедшим оптимистом. Скептик у нас в выигрышном положении: было столько безуспешных попыток решить проблему ближневосточного урегулирования, что проще всего сказать: в этот раз опять ничего не выйдет. Однако мне кажется, что наш премьер Биньямин Нетаньяху приехал в Вашингтон с искренними и серьезными намерениями чего-то достичь. Он уже сделал сложный для себя шаг, признав принцип двух государств для двух народов. Прогресс на палестинском направлении — в интересах граждан Израиля. Нам пора закрывать книгу войны и открывать книгу мира.

Комментарии
Профиль пользователя