Коротко


Подробно

Лебеди легкого поведения

Открылся Венецианский кинофестиваль

Фестиваль кино

Вчерашнее открытие Венецианского кинофестиваля несло на себе отпечаток последствий экономического кризиса, однако в имиджево-творческом плане выглядело вполне респектабельно. Из Венеции — АНДРЕЙ ПЛАХОВ.


Для старожилов венецианской Мостры знаковым стало закрытие на реконструкцию отеля Des Bains, памятника belle epoque, освященного именами Томаса Манна и Лукино Висконти. Раньше здесь проходили фестивальные приемы, жили члены жюри и звезды. После реконструкции исторический отель будет превращен в элитарный доходный дом: в первоначальном виде сохранится только исторический зал, где снимал "Смерть в Венеции" Висконти.

Печальное зрелище представляет собой фестивальная зона на Лидо. Строительство нового дворца фестиваля (который обещали ввести в эксплуатацию в следующем году) приостановлено после того, как под землей были найдены токсичные асбестовые панели. Их удаление и экологическая чистка повысили бюджет строительства, между тем городские власти увязли в проекте развлекательного комплекса с участием российских инвесторов на другом конце острова. Похоже, директор Марко Мюллер (с самого начала предлагавший возводить дворец не на Лидо, а на другом берегу лагуны — в районе складов за Арсеналом) разочарован и даже заявил о своем намерении не продлевать контракт, истекающий в 2011-м, и вернуться к кинопродюсированию. Руководя фестивалем в течение семи лет, он уже поставил рекорд долгожительства, нехарактерного для Мостры, подверженной, как никакой другой большой фестиваль, экономическим и политическим турбуленциям.

Однако на сегодняшний день фестивальные амбиции Мюллера по-прежнему высоки, и это наглядно проявилось во вчерашнем шоу. По красной дорожке, в нескольких десятках метров от замороженной стройки, на церемонию открытия шли Натали Портман и Венсан Кассель. Они представляли фильм "Черный лебедь" — развернутый на полный метр клип на музыку "Лебединого озера", ставшую шлягером киносезона (совсем недавно она на полную громкость прозвучала в фильмах "Про богов и людей" и "Гадкий утенок"). Кассель играет прожженного, с декадентским налетом цинизма, все знающего про искусство и жизнь балетмейстера Нью-Йоркской оперы. Натали Портман — балерину в облике добродетельной скромницы: она живет под юбкой у мамаши, репетирует в поте лица, ни с кем не заводит любовных шашней и вечерами ездит в метро, рискуя оказаться в пустом вагоне со старым похабником-эксгибиционистом. У нее есть маленький секрет, известный всей маленькой балетной компании: она фригидна.

Немудрено, что тургеневская девушка по имени Нина легко осваивает образ Белого лебедя, но никак не может передать мрачный романтизм Черного. А ведь именно ее прочат на замену вышедшей в тираж приме-балерине. Чтобы соответствовать, Нина должна открыть в себе эротических демонов и вообще немного подпортиться: ведь если ты не выцарапываешь когтями у соперниц роль, не спишь с балетмейстером, не ругаешься матом и не являешься хотя бы немножко сукой, тебе, как известно, не место в искусстве. Да и само искусство, чтобы стать успешным и востребованным зрелищем, требует крови, которую Аронофски с Портман во второй половине этого "психосексуального триллера" пускают не экономя. Хотя, разумеется, это фальшивая, скорее метафорическая кровь, подобная той, которой истекает герой "Рестлера" — фильма того же Аронофски, победившего два года назад в Венеции. "Черному лебедю" вряд ли светит та же участь, но коммерческий интерес к нему обеспечен, а Натали Портман делает все возможное и невозможное, чтобы преодолеть свой маленький рост и несовершенство пластики: такие усилия ценят на "Оскаре". К тому же в ее активе интимная сцена с Милой Кунис, которой удается с помощью техники кунилингуса растопить лед фригидности.

Монологи вагины нашли продолжение в конкурсном фильме "Норвежский лес", который снял в Японии по роману Харуки Мураками режиссер вьетнамского происхождения Тран Ань Хун — тоже, как и Аронофски, имеющий в своей коллекции венецианского "Золотого льва". Экранизация книжки о фрустрациях времен "Битлз" и сексуальной революции показалась поначалу чрезмерно вялой, зато к концу вырулила в другую крайность, став невыносимо надрывной. Проникшись страданиями героини, которой никак не удается принять в себя мужской член, остаешься равнодушнее к мукам ее партнера: ведь даже в плохие времена не все девушки страдают пороком непроходимости.

В целом начало Венецианского фестиваля прошло энергично и по-боевому: помимо "Черного лебедя" еще два громких фильма, выполненных в полярных культурных кодах, были показаны в тот же вечер в Большом зале — "Мачете" Роберта Родригеса и ремейк старой ленты с Брюсом Ли "Кулак гнева". А жюри большого конкурса уже приступило к работе. Встретив Ингеборгу Дапкунайте, я узнал, что Квентин Тарантино установил военную дисциплину и обязал членов жюри каждое утро проводить подробное обсуждение программы. Так им и надо, не отдыхать ведь сюда приехали.

Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

рекомендуем

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение