Коротко

Новости

Подробно

Каналетто работы Поленова

Российская экспозиция на XII Архитектурной биеннале в Венеции

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 11

Выставка архитектура

В Венеции открылась экспозиция Русского павильона на XII Архитектурной биеннале. Об открытии — ГРИГОРИЙ РЕВЗИН.


В этом году наш павильон реконструирован на средства Альфа-банка (о чем сообщают сразу две золотые таблички на павильоне). Однако в первом зале ремонт оставлен неоконченным — голые кирпичные стены и открытые балки перекрытий — и по замыслу изображает цех брошенной фабрики. Наша экспозиция называется "Фабрика "Россия"" и посвящена проблеме реконструкции брошенных фабрик в малых городах. Идея показана на примере Вышнего Волочка, и в руинированном зале постоянно крутится фильм об этом городе.

Кино качественное, что необычно для архитектурной биеннале, где обычны любительские видео. А тут профессиональная команда (продюсер Анастасия Бирюкова, режиссер Дмитрий Веников, оператор Роман Васянов) и очень поэтичный фильм. Сюжет едва намечен — старый человек плывет на лодке к старой фабрике, вспоминает, как был ребенком, юношей, какие-то встречи с любимой девушкой, как фабрика работала. Идет через разрушенный цех в каптерку, берет ржавый ключ, оставляет его на проходной. Старая женщина приезжает к фабрике на велосипеде, открывает шкаф, с удивлением видит там ключ, входит. И тоже идет по разрушенным цехам, тоже что-то вспоминает. Жизнь прожита, фабрика разрушена, любовь не случилась: есть ключ — открывать нечего. В общем-то все совершенно безнадежно, но достаточно поэтично.

В следующем зале из этого получается рай. Там огромная круговая панорама, написанная художником Василием Федотовым. В существующую застройку Вышнего Волочка вписаны проекты реконструкции фабрик и городского центра. С одной стороны, Вышний Волочек, город каналов, напоминает Венецию и сама панорама отчасти вдохновлена ведутами Каналетто, с другой стороны, это очень русский город и это такой Каналетто, который перерисован Поленовым. Церковки, московские дворики, среди них реконструированные объемы фабрик. Все это еще и отражается в зеркальном полу, как в воде. Это так радостно, что несколько даже наивно, впрочем, редкий посетитель русской выставки здесь не улыбается.

В третьем зале павильона — профессиональная подача проектов реконструкции фабрик. План реконструкции города придумал Сергей Чобан, он же куратор экспозиции и совместно с архитектором Сергеем Кузнецовым автор реконструкции фабрики "Аэлита". Два архитектора приглашены из Москвы — Сергей Скуратов и Владимир Плоткин, два из Петербурга — Евгений Герасимов и Никита Явейн. Проекты достаточно ожидаемы, все, кроме Скуратова (он закопал новый городской театр в ландшафт парка на острове в центре города), работали на остром контрасте старой фактуры кирпичных цехов и новых модернистских форм. По функции два довольно фантазийны — Никита Явейн затопил свою фабрику водой и создал в цехах эллинги для яхт, а Чобан с Кузнецовым придумали вышневолоцкий мост Риальто с бутиками модной одежды и дефиле (их соавтором выступила модельер Алена Ахмадулина).

В общем-то довольно фантастическая история. Тут есть вопрос, как ее воспринимать. Русские посетители биеннале (приехало человек 500) задавали вопросы об инвесторах реконструкции и позиции городских и губернских властей, а узнав, что проекты выполнены архитекторами по собственной инициативе, испытывали известное недоумение. Западных (а Русский павильон пользуется большой популярностью) это вовсе не удивляло, они больше поражались затейливостью экспозиции, качеством кино и панорамы.

В общем-то это революционная для нашей страны экспозиция, хотя революция не художественная, а скорее социально-технологическая, и происходит она из того, что Сергей Чобан — единственный русский архитектор, который смог создать архитектурный бизнес на Западе и успешно встроился в западноевропейский контекст. У нас принято, что инициативой предлагать обществу какую-то мечту обладают власти или бизнес. В Европе это совсем не так, очень часто новую повестку дня для общества предлагают архитекторы. Собственно, именно этим и занят Русский павильон. Тут говорится — в России примерно 300-400 городов, центр которых занимают брошенные фабрики. А вот смотрите, что с ними можно сделать, и тогда будет рай. В сущности, это послание власти по поводу счастья людей. Ну в самом деле, почему, собственно, жизнь человека должна быть полностью предопределена тем, что он родился в Вышнем Волочке и его ключ от жизни ни черта не открывает: может быть, наверное, и как-то по-другому? Москва и Петербург выглядят теперь более по-европейски — может, стоит подумать, что делать с остальной Россией? Не то что эти проекты предлагается исполнять буквально — предлагается перспектива, и рассказано, о чем мечтать.

Правда, в Европе обычно такие проекты выдвигают архитектурные институции, прежде всего учебные. На биеннале, кстати, полно таких проектов, где архитекторы объясняют обществу, что надо делать с наследием, с экологией, с транспортом, с пустующими домами и т. д. И по форме представления это обычно студенческие воркшопы. У нас же в павильоне, хотя по смыслу предъявлена повестка дня для малых городов России, по форме — довольно-таки пленительное зрелище. Будет грустно, если в России к нему отнесутся именно так — как к захватывающему аттракциону — и не заметят стоящей за ним острой социальной проблематики.

Впрочем, с российской точки зрения, полагаю, иначе и быть не может. Венецианская архитектурная биеннале, вслед за художественной, постепенно становится сугубо светской. Открывал Русский павильон Михаил Швыдкой, который радовался русской экспозиции как ребенок. И хотя он сказал очень правильные слова о социальной значимости проекта, но тут возникал известный когнитивный диссонанс, потому что проект был, в сущности, довольно грустным, а радовался он как ребенок. Тем более что в павильон сам собой, из интереса, пришел министр Великобритании Эд Вэйзи, и они втроем с кстати оказавшейся рядом Дашей Жуковой премило обсудили перспективы сотрудничества РФ и Соединенного Королевства. Часом позже подошел президент Австрии Хайнц Фишер, его водил по павильону Сергей Чобан.

Русские праздники проходят по всей Венеции, армянское землячество устраивало прием в память директора музея архитектуры Давида Саркисяна (там усилиями Юрия Аввакумова показывается выставка), Александр Мамут шумно праздновал в снятом палаццо на Гранд-канале открытие своей архитектурной школы на Стрелке в Москве и т. д. Трудно представить, как в это вписывается социальная проблематика Вышнего Волочка. С другой стороны, в других странах происходит нечто схожее: там показываются выставки по поводу страшных угроз человечеству от экологических и социальных проблем и по этому поводу устраиваются отменные приемы, где гости блещут состояниями, титулами, остроумием и шампанским. Так что мы благодаря Сергею Чобану тоже выглядим очень европейской страной.

Комментарии
Профиль пользователя