Коротко


Подробно

Наука побеждать лженауку

Пятый канал возрождает советский бренд — программу "Человек. Земля. Вселенная". На отечественном телевидении советские бренды и передачи научного и научно-популярного жанра, сделанные в прежних традициях, пытаются противостоять потоку мистических и псевдонаучных проектов


Юлия Ларина


Ученый из России Владимир Зворыкин изобрел в конце 1920-х годов телевидение не для того, чтобы через 80 лет российские ученые с трудом попадали на экран телевизора. Но так вышло, что сегодня по разным каналам идет множество псевдонаучных проектов, авторы которых даже не скрываются за псевдонимами. Наиболее яркие примеры последних лет — фильмы "Великая тайна воды" ("Россия") и "Плесень" (Первый канал), вызвавшие интерес у массового зрителя и протест у немассового ученого.

На фоне существования лженаучных фильмов и даже целого мистического канала (ТВ3) на телевидении решили возродить советский бренд — программу "Человек. Земля. Вселенная". Она будет выходить по субботам с 18 сентября на Пятом канале. Обозреватель "Огонька" поговорила с создателями проекта и попыталась охватить взглядом отечественное научно-популярное телевидение.

Во вселенском масштабе


В советские времена программу "Человек. Земля. Вселенная" вел летчик-космонавт Виталий Севастьянов, сейчас ее ведущим стал астрофизик, академик РАН Анатолий Черепащук. Анатолий Михайлович к тому же еще является членом Комиссии по борьбе с лженаукой и фальсификацией научных исследований Российской академии наук.

— В стране засилье лженауки и мракобесия,— говорит он.— Впрочем, во всем мире интерес к мистике, магии, экстрасенсорике почему-то возрос. Мой приятель из Германии прислал мне в прошлом году отчаянное письмо. Он выступил с критикой одного астролога, а тот подал на него в суд, потому что его бизнес (он зарабатывает на астрологических прогнозах) от этого пострадал. И мне пришлось писать письмо в поддержку этого ученого, что он квалифицированный специалист и говорит разумные вещи. Запретить лженауку и мистику невозможно. Надо что-то им противопоставить. Цель нашей программы — начать давать систематически научные знания, но так, чтобы было интересно. Без просвещения и популяризации научных знаний модернизация, о которой говорит президент Медведев, немыслима.

Зачем создателям передачи понадобилось возрождать советский бренд, неизвестный молодому поколению? Ведь можно было придумать что-то свое.

— Хорошее название,— говорит президент телерадиокомпании АСС-ТВ, которая производит программу, Юрий Лапин.— Конечно, передачи должны меняться, придумываться новые, но какая-то небольшая часть должна входить в золотой фонд. Это уже принадлежит культурному наследию.

Юрий Борисович — последний главный редактор главной редакции научно-популярных и просветительских программ. Это была самая крупная на Центральном телевидении редакция, даже крупнее пропаганды. В ней работало 260 человек. Редакция делала программы для первого, второго каналов и четвертого — образовательного. После путча 1991 года возникло Российское телевидение, которое забрало второй и четвертый каналы. На первом осталась редакция в 150 человек, сохранившая программы "Клуб путешественников", "Очевидное — невероятное", "В мире животных", "Здоровье"... В 1995-м распалась и она. Юрий Лапин создал Ассоциацию научно-популярных и просветительских программ АСС-ТВ. Тогда еще в компании работали Юрий Сенкевич, Николай Дроздов, Лев Николаев, Сергей Капица... Сейчас из советских научно-популярных брендов АСС-ТВ делает только "В мире животных", а не из советских — снимает для Пятого канала программу "Истории из будущего", которую ведет директор Российского научного центра "Курчатовский институт" Михаил Ковальчук (студию программы организовали прямо в самом институте). Во время записи этой передачи и пришла идея возродить программу "Человек. Земля. Вселенная".

— Моя позиция: надо на экран выпускать крупных ученых,— рассказывает Юрий Лапин.— Настоящий ученый должен говорить простым языком. Академик Яков Борисович Зельдович считал, что щеголять терминами типа "альфа сигма минус гиперон" может позволить себе только начинающий кандидат наук. А академик Анатолий Петрович Александров на заседаниях Президиума Академии наук, где мне разрешалось присутствовать, требовал от ученых делать научные доклады так, чтобы историк понимал физика. Я считаю, что главное — разговорить ученого. Для этого надо войти к нему в доверие и создать ему комфортные условия... Коперник никому не был нужен, о нем вспомнили только лет через 50. И вот ХХ век: Александр Фридман нашел ошибку у Эйнштейна и доказал, что Вселенная нестационарна, Джордж Гамов предсказал реликтовое излучение, Пензиас и Вильсон его открыли. Фридман — Коперник ХХ века, Гамов — Галилей ХХ века. Кто о них знает? Как тогда просвещенная Европа не заметила Коперника, так и в ХХ веке не заметили этих ученых. Что о нас будут говорить потомки: где же они были? чем они там занимались?

Одной из задач цикла компания-производитель называет попытку рассказывать и о темах, относящихся к нетрадиционной науке (например, об экстрасенсах). Но ведущий программы академик Черепащук пока хочет отодвинуть эту задачу на второй план.

— Грань между нетрадиционной наукой и лженаукой очень тонкая,— говорит Анатолий Черепащук.— В каждом случае надо разбираться. В нетрадиционной науке есть искренне заблуждающиеся люди, которые хотят что-то сделать, но большинство — полуграмотные дилетанты, желающие сорвать куш. Особенно много их в медицине.

Стать телезвездой с чем-то нетрадиционным (нетрадиционной наукой, нетрадиционной медициной, нетрадиционной ориентацией...) в наше время, видимо, легче, чем с традиционным. Но вся эта телезвездность ничтожна по сравнению со звездами настоящими, а академик Черепащук возглавляет Астрономический институт им. П.К. Штернберга (ГАИШ). Кстати, здесь второй год подряд в сентябре в ясные вечера всем желающим бесплатно показывают звездное небо. В прошлом году таких желающих набралось 10 тысяч человек. По словам академика, приходили и священники, и ученые, и домохозяйки, и все говорили, что им осточертела та псевдонаучная информация, которая идет с экрана телевизора.

ACADEM-городок


Что можно сказать о главном советском научном бренде на телевидении — программе "Очевидное — невероятное"? Невероятно, что она выходит с 1973 года. Очевидно, что главная заслуга в этом — ее ведущего, профессора, доктора физико-математических наук Сергея Капицы. Он даже включен в "Книгу рекордов Гиннесса" как телеведущий с самым долгим стажем ведения программы. За почти 40 лет были периоды (в 1990-е), когда программа не выходила. Она несколько раз меняла каналы и вот сейчас оказалась на канале "Культура".

— Современную культуру без науки нельзя себе представить, это единое целое,— говорит Сергей Капица.— Кроме того, наука стала политическим фактором взаимодействия стран, обеспечения безопасности. Проблемы ядерного разоружения, даже контроля над вооружением без участия ученых не могли быть ни поставлены, ни решены. Сегодня очень важно вернуть место науки в российском общественном сознании. В этом я вижу главную задачу нашей программы. Есть популяризация науки, история науки — все это очень важные вещи. Но в современном мире, где наука определяет, по существу, экономический и технический прогресс, она приобретает новое значение.

Сергей Петрович удивляется, что Россия, вместо того чтобы создавать собственные научные и научно-популярные телепрограммы и телеканалы импортирует западные.

— Во-первых, надо воспитывать следующее поколение ученых, а так получается: наука делается там, вот туда и надо убегать,— говорит Сергей Капица.— Во-вторых, западные программы сделаны для другой аудитории, в другой традиции. Часто они бывают элементарными. Образный ряд, к которому в них для аналогии обращаются, не знаком российскому зрителю. Страна, претендующая на заметное место в науке, должна иметь собственные научные программы и фильмы. Тем более что они, если сделаны квалифицированно, являются и доходными. Этот материал легко дублируется на другие языки и выполняет одновременно просветительскую и политическую задачу, как, к примеру, английский ВВС и образовательный канал "Дискавери".

Канал "Культура" не только стал показывать "Очевидное — невероятное", но еще и возродил в апреле другие советские традиции: в эфире стали идти лекции известных ученых. Просветительский проект ACADEMIA дал возможность зрителям побывать на публичных лекциях того же Сергея Капицы, физика Жореса Алферова, историка Андрея Сахарова, лингвиста и философа Вячеслава Иванова... С 30 августа канал запустил продолжение проекта. Во втором цикле программ — лекции биофизика Симона Шноля, астрофизика Льва Зеленого, историка Наталии Басовской, лингвиста Андрея Зализняка...

— Считалось, что время программ, просвещающих, пробуждающих интерес у молодого поколения к знанию, прошло,— говорит продюсер проекта Аркадий Бедеров.— Ан нет. Мы дважды показали первый цикл лекций в эфире. И второй показ — в прайм-тайм, в 21:25, дал цифры в полтора раза выше, чем первый. Откровенно скажу: мы даже не надеялись на такой интерес. Заходы на сайт нашего канала и сайт vesti.ru, где выложены эти лекции в полном объеме, выросли на порядок, а это исключительно молодежная аудитория. Самые высокие показатели у академика Марова. Доля программы в три раза выше, чем средняя по каналу. Очень хорошо смотрели лекцию Жореса Алферова. Отлично идет история. Мы стремимся варьировать темы, чтобы дать возможность аудитории расширять палитру знаний.

Кстати, о палитре. Цикл "Черные дыры, белые пятна", традиционный для канала, продолжится на "Культуре". Его делает телекомпания "Цивилизация", занимающаяся производством научно-популярных и научно-просветительских программ и фильмов для Первого канала и "Культуры". Художественный руководитель телекомпании Лев Николаев — тоже представитель советской школы телевидения. Он, кстати, за создание программы "Очевидное — невероятное" вместе с Сергеем Капицей в 1980 году получил Госпремию СССР.

— Меня крайне удручает, что протест научного сообщества против некоторых фильмов явно антинаучного содержания, глохнет, проваливается, как будто бы это никого не касается,— говорит Лев Николаев.— Позиция каналов: хорошо все, что дает хороший рейтинг. Фильмы типа "Плесени" и "Великой тайны воды" — это спекуляции на том, чем заполнена вся пресса. Это видимость науки, но далеко от нее. На телевидении есть по качеству и по дороговизне фильмы, которые отвечают высшим требованиям хорошего научного кино: то, что делает на НТВ Павел Лобков. Это классная вещь: фильмы глубоки по содержанию и хороши с телевизионной точки зрения.

Павел Лобков вернулся на НТВ год назад, чтобы, как анонсировал канал, "противостоять около- и псевдонауке, а зачастую — абсолютной антинауке и мракобесию, царящим на российском телевидении". И он им весь год противостоял.

Наука и религия


Мы поинтересовались у телевизионных ведущих: считают ли они, что пространство для науки на телеэкране сужается не только потому, что эфир заполняется мистикой и лженаукой, но и потому, что с другой стороны наступает религия?

— Многие научные программы идут после 12 ночи, говорят, это не рейтингово,— ответил Анатолий Черепащук (кстати, один из авторов знаменитого "письма десяти академиков" Путину — о проникновении церкви во все сферы общественной жизни).— А религиозные программы, богослужения идут в хорошее время. Я не против религии, хотя сам атеист. Но если на Западе научное и религиозное вещание равнозначны (думаю, научное даже превышает по времени), то у нас, хоть страна светская, роль науки, в отличие от Церкви, принижена.

— Мистика, конечно,— это полная дрянь,— говорит Лев Николаев.— И ужасно обидно, что она занимает много эфирного времени. А религия, если она умно подается и защищает вечные ценности, она не вредит.

— Наука и религия должны уметь сосуществовать друг с другом,— считает Сергей Капица.— Есть крайнее отрицание одного другим, но это неконструктивный путь. Ведь раньше из религии, в монастырях родилось то, что называется современной наукой. Такая преемственность есть. Правда, следующее поколение всегда считает предыдущее несостоятельным — это вечная проблема детей и отцов. Но без этого не было бы развития.

Поисковая система

Дословно

Один из сюжетов первой программы "Человек. Земля. Вселенная"


Щемящая надежда, что мы не одиноки во Вселенной, подпитывается не только эмоциями. Она оформилась в красивую научную идею. Но по-прежнему нет ответа на знаменитый вопрос великого физика Энрико Ферми: "Если Вселенная насыщена жизнью, то где же она?" Скорее всего причина в том, что мы ищем не иную жизнь, а жизнь, очень похожую на нас. Ищем давно.

XVIII век. Вера в силу математики, в частности геометрии. Предлагается в сибирской тайге вырубить огромные квадраты, треугольники, чуть ли не чертеж теоремы Пифагора, залить просеки нефтью и поджечь. Инопланетяне могут заметить.

XIX век. Торжество оптики: появляются микроскопы, телескопы, с их помощью совершаются громкие открытия. Так давайте создадим огромные зеркала и будем посылать солнечные зайчики в космическое пространство.

ХХ век. Расцвет радиотехники, радиолокация Венеры, радиотелескопы принимают сигналы чуть ли не с края Вселенной. Начинается масштабный поиск радиопосланий из космоса. Не могут же братья по разуму оказаться столь черствыми, чтобы лень им было создать для нас радио, а лучше телепередачу. Прослушиваются не сотни, не тысячи — десятки тысяч звездных систем. Успех пока не приходит.

А почему именно радиосигналы должны слать нам иные цивилизации? Уже сейчас ясно, насколько неэффективен, подвержен искажениям и помехам этот способ. А ну как человек научится кодировать информацию в нейтринных излучениях? Или в гравитационных волнах, если их все-таки откроют? И так до бесконечности, но всегда в строгом соответствии со своим, человеческим разумом...

Тэги:

Обсудить: (0)

Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

Социальные сети

обсуждение