$15 000 000 000

Потеряла Россия на пожарах

Убытки, которые понесла экономика РФ чуть более чем за месяц аномальной жары и спровоцированных ею пожаров, по предварительным оценкам аналитиков, могут стоить 1% роста ВВП в 2010 году: в денежном выражении это около $15 млрд. Речь идет только о прямых издержках и краткосрочных последствиях для экономики — более тяжелые последствия для экономики от разрушения окружающей среды в России пока никто не считает.

Появились первые оценки влияния засухи и лесных пожаров июля-августа 2010 года на экономику РФ. Аналитики HSBC и "Уралсиба" оценивают возможное сокращение темпов роста экономики России из-за этих событий в 1% ВВП. При прогнозном номинальном ВВП РФ в 2010 году в 44,8 трлн руб. речь идет о суммах порядка 450 млрд руб., или около $15 млрд.

Официальные попытки оценить убытки, связанные с аномальной жарой и пожарами в РФ, появятся не раньше конца 2010 года. В той части, которая напрямую относится к производству товаров и услуг, первые оценки ущерба, относящиеся к июлю, можно будет увидеть после появления данных Росстата о промпроизводстве июля 2010 года, которые будут опубликованы на следующей неделе. "Основной негативный эффект от засухи и пожаров придется на июль-август",— отмечает Александр Морозов из HSBC. С большой вероятностью уже в июле-августе промпроизводство будет падать (в июне сокращение с учетом сезонности составило 0,3%), по итогам третьего квартала 2010 года может идти речь об официально признаваемой стагнации.

На сегодняшний день можно констатировать лишь сокращение официального прогноза урожая зерновых в 2010 году до 60-65 млн тонн. От временного запрета экспорта зерновых экономика до конца года потеряет порядка $3 млрд доходов и приобретет всплеск продовольственной инфляции, в том числе через подорожание продовольственного импорта, доля которого растет (см. "Ъ" от 9 августа). Экономисты ING Russia подсчитали: при урожае пшеницы в 41 млн тонн и полном запрете ее экспорта из РФ среднегодовая цена тонны пшеницы на внутреннем рынке составит около $185 за тонну. При таком сценарии потребительская инфляция в РФ по итогам 2010 года может вырасти до 9,5%. Дмитрий Полевой из ING Russia отмечает: в случае если такой прогноз оправдается, восстановление внутреннего спроса и экономического роста под угрозой.

Александр Морозов из HSBC указывает: "50% добавленной стоимости в сельском хозяйстве создается в третьем квартале". По его оценкам, благодаря проблемам в отрасли и снижению уровня экономической активности экономика РФ "может потерять порядка 4% добавленной стоимости" за квартал и 1% роста ВВП в 2010 году. "Доля сельского хозяйства в ВВП — порядка 4%. Сокращение отрасли на треть означает сокращение ВВП на 1%",— согласен с ним Владимир Тихомиров из "Уралсиба". Большинство экономистов пока оценивают влияние экологической катастрофы на экономику более скромно. UBS "после анализа возможных последствий самой экстремальной за последние 30 лет жары в РФ" в опубликованном вчера прогнозе для РФ снизил оценку роста ВВП в 2010 году на 0,5%. Прогноз инфляции в 2010 году UBS увеличен с 5,5% до 6%, в 2011 году — до 6,5%. В "Уралсибе" пока прогноз не пересматривали, но господин Тихомиров "не исключает" 9% инфляции "и даже больше" в 2010 году. Его оценка роста ВВП остается в пределах 5-5,5%, но "с учетом последних событий рост может оказаться ниже".

Опрошенные "Ъ" экономисты признают, что потери РФ в экономическом росте не характеризуют всех убытков. "Чтобы адекватно оценить издержки, связанные с жарой и пожарами, необходимы серьезные исследования",— подчеркивает Александр Морозов. Конкретное денежное выражение имеют и издержки, понесенные населением из-за ухудшения качества окружающей среды,— это как минимум выражается в растущем уровне смертности и заболеваемости. Выделив деньги на восстановление жилья, правительство вряд ли станет всерьез "инвестировать" в улучшение качества воздуха и воды, восстановление лесов, что с точки зрения традиционной экономики не имеет рыночной стоимости. Согласно опросу ВЦИОМ, проведенному 24-25 июля, более половины россиян считают экологическую обстановку в месте своего проживания "неблагоприятной" или "катастрофической". То, что состояние окружающей среды близко к "катастрофическому", в 2010 году заявляют 14% респондентов, в 2005 году их было 9%. Оценки потерь, связанных с деградацией окружающей среды, в РФ, в отличие от США, ЕС, Канады, не производится.

"Пожары мы потушим и будем считать, что все встало на свои места. Это как минимум глупо. То, что происходит с окружающей средой,— результат недальновидной экономической стратегии. Осушая когда-то болота с целью строительства, никто не думал об издержках: считалось, что это отложенный эффект и нагрузка на будущие поколения. Но эффект оказался более краткосрочным",— поясняет глава Института устойчивого развития Общественной палаты РФ Владимир Захаров. По его мнению, только краткосрочные издержки, связанные с засухой и пожарами в РФ, "могут оказаться больше затрат по ликвидации недавней утечки нефти в Мексиканском заливе".

Профессор экономического факультета МГУ Сергей Бобылев отмечает, что восстанавливать болота дешевле, чем тушить пожары. "Классическим примером стал Нью-Йорк, где сохранение в регионе водно-болотных угодий для обеспечения города чистой водой оказалось в три-четыре раза дешевле, чем строительство очистных сооружений. Это позволяет ежегодно экономить несколько миллиардов долларов",— говорит господин Бобылев. По его мнению, "одним из самых негативных последствий пожаров" в июле-августе может стать решение о передаче сгоревших участков лесов и болот под строительство. Планы обводнения торфяников в Московской области в начале августа обнародовал губернатор Московской области Борис Громов: он оценивал их стоимость в 22 млрд руб. в течение трех лет.

Алексей Шаповалов, Дмитрий Бутрин

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...