Коротко


Подробно

"Надо готовиться к отражению"

Новый министр обороны Южной Осетии поделился с "Ъ" своими планами

Президент Южной Осетии Эдуард Кокойты вчера назначил нового министра обороны — им стал полковник ВАЛЕРИЙ ЯХНОВЕЦ, который ранее занимал должность начальника разведки ВДВ Минобороны РФ. Сразу после назначения он рассказал спецкору "Ъ" ОЛЬГЕ АЛЛЕНОВОЙ, возможна ли новая война с Грузией и какой он видит армию Южной Осетии.


— Вы о своем назначении когда узнали?

— Где-то месяц назад было предложение президента Южной Осетии.

— Вам напрямую поступило предложение от президента?

— Нет, ну как напрямую. Через мое руководство, через воздушно-десантные войска. Было пожелание президента. Я выразил согласие. После этого дожидался указа.

— Как вам состояние южноосетинской армии?

— Самый большой капитал здесь — люди. А то, что инфраструктура слабая, техника не очень и так далее — это все вопросы решаемые. Человеку, который много лет прослужил в армии, достаточно иметь то, что он имеет,— любого образца, а все остальное делается с подготовкой офицеров, сержантов, сменой техники. Главное — дух и человеческий фактор.

— Я слышала, что еще до назначения вы выразили несогласие с сокращением южноосетинской армии?

— Нет, не совсем так. Я пришел в армию, которая уже была сокращена — сейчас в моем подчинении 1250 человек. То есть сокращение произошло без меня, это было политическое решение, и я не могу это оценивать. Но я не хочу, чтобы сокращали и дальше, потому что это может привести к росту социальной напряженности в республике. Это был бы не совсем продуманный шаг. Республика еще недостаточно обеспечена, недостаточно защищена пограничными войсками, 4-й военной базой, чтобы можно было обойтись вообще без своих вооруженных сил.

Разумеется, это решение прежде всего президента, правительства, а потом уже мы как силовая составляющая должны выполнять это решение. Но, на мой взгляд, государство должно на своей армии стоять. Армия должна быть минимально необходимой, обученной, оснащенной, с достойной зарплатой, хорошей структурой и инфраструктурой. С тем состоянием развития экономики, которое сегодня есть в Южной Осетии, я считаю, численность 1250 человек на данном этапе оптимальна.

— А что будет с той тысячей, кто уже уволен? У них есть оружие, опыт и они останутся на улице? Не опасно ли это для Южной Осетии?

— Я еще не занимался этим вопросом, нужно разбираться по всем указам. Есть постановление правительства о социальных гарантиях военнослужащим при увольнении. Если оно будет выполняться, человек получит компенсацию и пенсию. После этого можно будет провести переподготовку, с предоставлением рабочих мест. Пока я вижу для военных Южной Осетии два направления: служба на 4-й военной базе и работа в строительных организациях. Сейчас объем строительных работ как для минобороны, так и для других структур РФ и Южной Осетии позволяет строителям нормально зарабатывать.

— Но вы же знаете, что в республике долгое время были большие проблемы с финансированием и восстановительными работами.

— Очень хорошо сказал Эдуард Джабеевич (Кокойты.— “Ъ”). Он сказал, что финансирование из России идет, только нераспорядительное, и не очень честные люди этим занимаются. За что, соответственно, будут наказаны. Россия заинтересована в стабильной ситуации здесь, в нормальном развитии, чтобы сюда молодежь возвращалась, села восстанавливались. Денег выделяется достаточно, а вот как они расходуются, надо спрашивать людей, ответственных за это.

— У вас с Эдуардом Кокойты есть взаимопонимание?

— Мы общались, встречались несколько раз, а взаимопонимание может возникнуть только при работе.

— Вы сказали, что Южная Осетия должна опираться на собственную армию. Российских военных недостаточно?

— Нельзя даже вопрос так ставить. Мы с вами понимаем, что одна Южная Осетия против Грузии не выстоит никак. Она должна иметь хорошего соседа, заинтересованного в ее стабильности. Поэтому здесь нельзя действовать раздельно, должны быть совместные мероприятия по защите, обеспечению нормальных условий для развития Южной Осетии. Это остудит горячие головы соседям по ту сторону границы.

— В последнее время российские военные и чиновники говорят, что возможна новая война с Грузией. А вы как считаете?

— Я простой военный человек, но пока будет находиться у руководства Мишико Николозович (Михаил Саакашвили.— “Ъ”), я не исключаю такой возможности. Смотрите, что они делают. Они увеличили численность своих вооруженных сил по сравнению с августом 2008-го. Провели новые закупки оружия, оснастились по последнему слову техники. И сейчас проводят усиленную боевую подготовку под руководством натовских специалистов. Они пошли еще дальше: раньше прокатывали одну роту в Афганистане, сейчас там уже батальон и рота. То есть они людей готовят к боевым действиям. А что будет дальше?

Сегодня на границе с Южной Осетией стоят 1700 полицейских с той стороны. Хотя там стоят российские пограничники, это их не останавливает. Последний случай, когда 27 июля они утащили к себе человека, а потом вернули, показал, что расслабляться нельзя. Как силовики мы не должны это упустить, рассчитывая, что авось пронесет. Надо готовиться к отражению.

— Почему, на ваш взгляд, в 2008 году грузинским войскам не удалось взять Южную Осетию и здесь остаться?

— Как Осетия не может победить Грузию сама, так и Грузия не может победить Россию. Это утопия. Единственный наш просчет в том, что мы недооценили Саакашвили. Мы думали, что, зная отношение России к Южной Осетии, Грузия не посмеет начать войну с Цхинвали. Никто ведь не мог подумать, что в нарушение всех международных норм они введут войска в буферную зону, где стоят миротворцы, и начнут по ним стрелять. Такого в мировой практике не было. Они сначала создали группировку, подтянули свои бригады к границе, подвели артиллерию, а после этого начались боевые действия. А почему победили? Если человек защищает свою страну, свою родину — не может быть по-другому. Иначе станешь рабом. И второе: пока существует поколение советских людей, не все из Грузии готовы стрелять друг в друга.

— Что вы имеете в виду?

— Они не готовы пока стрелять в своих соседей — есть смешанные браки, есть дети от этих браков. Я знаю, что грузины готовы служить в своих вооруженных силах — у них там достойные зарплаты, льготы, социальная защита. Но воевать они еще не готовы, тем более за что? Со своими соседями, с которыми у них еще так много общего? Есть и другая причина их поражения. Они по методикам американцев действуют, а где американцы воевали и кого они смогли покорить? Вьетнам, Афганистан, Ирак — они не выиграли пока ни одной войны. Они воюют техникой, преимуществом, никогда не стараются входить в прямые столкновения. Даже в Косово, Боснии они бомбили, но не вступали в контактные бои. У них методика другая, это их минус.

Есть и еще одна причина — личное мужество осетинских ополченцев. То, что помогло продержаться Южной Осетии до прихода российских войск. Они умеют обращаться с оружием, они уже 20 лет живут в состоянии войны. Но, конечно, если бы наши войска шли три-четыре дня, они бы не продержались.

— Вы заходили в Грузию через Абхазию?

— Да, через Зугдидский район.

— Что за история с "Хаммерами" и установками "Бук", о которой упоминал Эдуард Кокойты во время вашего представления командованию армии?

— Это показывали на весь мир: пять захваченных "Хаммеров", 22 пленных спецназовца внутренних войск, которые отвечали за отправку этих "Хаммеров" через Украину. Это сделала как раз разведка ВДВ под моим руководством. Это было в Поти. А в Сенаки разведчики ВДВ нашли установки "Бук". И, конечно, потопленные корабли в Поти.

— Вы и корабли потопили?

— Работа наших разведчиков. Когда мы быстро туда зашли, захватили порт, их корабли стояли брошенные, и все, что там находилось на рейде, мы потопили — чтобы они не угнали.

— У вас есть представление о том, какой вы хотите видеть армию Южной Осетии?

— Мобильной, хорошо оснащенной, обученной и достаточной для отражения агрессии. Чтобы тот военнослужащий, который служит родине, получал достойную зарплату и был социально защищен. Чтобы профессия была престижной. Не надо держать много людей с зарплатой 10 тыс.— пусть их будет меньше с зарплатой 20–30 тыс.

— Вы хотите здесь построить то, чего даже в России нет.

— Я все знаю про российские войска, поверьте. Но надо отдать должное министру обороны РФ — он хочет, чтобы военнослужащие были защищены. Заслуга министра, что сегодня есть 400-й приказ — премия за участие в боевых действиях: командир полка получает до 130 тыс. руб. в месяц, командир взвода — до 40 тыс.

— Но это же разовые выплаты.

— Я знаю, что министр хочет, чтобы люди в армии так в среднем получали. Тогда армия будет престижной и эффективной. Есть объективные обстоятельства — то кризис, то не все поддерживают такие идеи. Но я надеюсь, все получится.

Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение