Коротко


Подробно

Отдохнуть у истоков

Когда в Центральной России жара спалила все вокруг, идея сделать из мятежных Чечни и Ингушетии туристические зоны не кажется такой уж утопией


Герман Садулаев, писатель


Пляжей золотого песка, коралловых рифов, синего соленого моря, солнца, включенного на максимум в духовке курортного то ли ада, то ли рая,— всего этого в Чечено-Ингушетии не было и сейчас нет. Зато есть ровный, умеренный климат — без жары, без морозов, ни тропических ливней, ни палящей засухи. Есть горные озера, маршруты для альпинистов и спелеологов, еще осталось немного средневековых башен, а раскопки в долине Терека ждут своего Шлимана. Зимой мягкий снег покрывает предгорья, а высоко в горах он не сходит и летом — пожалуйста, вот вам горнолыжные и саночные трассы. В общем, природа одарила земли Чечни и Ингушетии всем необходимым, но без фанатизма. И именно сейчас, когда нам надоело, что температура бьет то рекорды по морозу, то рекорды по жаре, эта самая умеренность и предсказуемость может стать большим курортным преимуществом.

С другой стороны, живущим тут людям нужно не только иметь крышу над головой и землю под ногами, нужно еще и где-то работать, чтобы содержать себя, свои семьи, всю свою землю. Очевидного решения этой проблемы пока не найдено. Реальная безработица ужасает. Пока напряжение снимается наличием временных работ на строительстве и восстановлении, но если экономика не найдет себе наполнения, то и темпы строительства начнут снижаться. Мы уже имеем десятки тысяч молодых активных полуобразованных людей без постоянных занятий. И их число будет только расти.

Нынешние лидеры получили поддержку большинства населения простой программой: наша республика будет самой богатой, самой процветающей в Российской Федерации! Приходит время реализовать обещания. А перспектива маячит иная: безработица, депрессия, нищета, социальная напряженность.

И, как всегда в таких случаях, мы вспоминаем о туризме. Туризм — палочка-выручалочка, спасение депрессивной экономики, таблетка для третьего мира. Египет продает море, пляжи и пирамиды, Турция — море, пляжи и остатки Византии, Таиланд — море, пляжи и тайских девушек (и не только).

Едва ли можно рассчитывать на быстрое развитие традиционного туризма: трудно представить, чтобы через год-два площади Гудермеса и улицы Урус-Мартана вдруг наполнились пляжниками и лыжниками. Зато есть такой потенциал, который не снился ни Майорке, ни Куршевелю. Но об этом позже.

А сначала о том, что препятствует развитию туризма. Конечно, первой на ум приходит террористическая угроза. Может, это прозвучит странно, но, по-моему, военная и террористическая угроза в Чечне, Ингушетии, Дагестане — не самый значимый фактор, препятствующий развитию туризма. Во-первых, уровень такой угрозы трудно измерить и попасть в трагическую ситуацию можно и в центре Москвы. А во-вторых, когда это останавливало нашего человека?

А вот второе — цены на отдых — гораздо важнее. И здесь у нас самая большая проблема. Внутренние цены в Чеченской республике вполне мирные, не кусаются. Взять, например, еду — вкуснейшая, прекрасные комфортные рестораны, за сущие копейки по московско-питерским меркам! И какие блюда, а? Порции на богатыря, продукты наисвежайшие, я не буду ничего говорить про шашлык, потому что если говорить, то надо сравнивать, а сравнивать не с чем. Мой родной город Шали мог бы стать центром гастрономического туризма — так вкусно и так дешево нигде больше не накормят. Но беда в том, что до Шали, как и до любого другого места в республике, надо еще добраться.

Билеты на самолет по маршруту Москва — Грозный — Москва стоят таких денег, что за ту же сумму можно взять путевку в Шарм-Эль-Шейх, включая перелет, трансферы, отель и обслуживание по системе "все включено" дней на семь. А в Грозный — один билет стоит столько! Итак, высокие цены — первый и главный тормоз развития туристической отрасли.

Скажете, что самолеты с щадящими ценами на билеты заполнят в первую очередь не лыжники, а те же самые наши земляки, с орущими детьми и многочисленными женами? Так это и есть первый и самый главный ресурс. С лыжниками, пляжниками, фотолюбителями, офисными зажигалками и прочими традиционными туристами в Чечне будет много проблем. Слишком много, чтобы рассчитывать на их наплыв. Подумайте сами: открыть пляжи? Чтобы на них было полно полуголых женщин? Как это будет сочетаться с требованием носить косынку в публичных присутствиях? Потом — алкоголь. Какой для россиянина отдых без напитков олл-инклюзив, то есть пей-сколько-влезет? А продажа алкоголя в Чечне почти под запретом. Можно пойти по пути некоторых арабских государств, где курортные зоны исключаются из действия строгих законов шариата — но Чечня слишком маленькая, чтобы ее еще и вот так поделить. А персонал? Много ли мы найдем чеченцев, которых можно вышколить для покорного обслуживания туристов в отелях — чтобы чистили унитазы и сворачивали полотенца лебедями? Можно завезти гастарбайтеров, но мы же хотели создать рабочие места для своих!

С земляками таких проблем не предвидится. Они знают и понимают, куда едут. И для них родная специфика даже в радость! А ресурс велик. За пределами Чеченской республики проживает несколько сот тысяч бывших ее жителей. Это не только этнические чеченцы, но и русские, казаки, евреи, армяне и прочие, по тем или иным причинам покинувшие свою родину. Чеченская республика должна признать свою вину перед беженцами и сделать все возможное для их возвращения. Но, повторяюсь, немногие захотят вернуться на постоянное место жительства. А вот приехать в гости, на отдых, на свою малую родину, к знакомым с детства местам — немногие откажутся! Если говорить об этнических чеченцах, то приедут еще и проведать бесчисленных родственников и знакомых, подучить детей чеченскому языку, подвязать семейные корни к почве. И ни в коем случае таких гостей нельзя дискриминировать как "ненастоящих" туристов!

Поэтому вот идея для Чечни как зоны туризма: земля обетованная. Исток.

Второй ресурс еще более специфичен. За последние годы на территории Чеченской республики побывали "в командировках" десятки тысяч военнослужащих, сотрудников правоохранительных органов и гражданских специалистов. Понятно, что визиты были связаны с военными операциями и восстановительными работами. То есть меньше всего походили на туристические прогулки. Но вот загадка — многих влечет вновь посетить эти места. Почему? Многие сами не заметили, как влюбились в чеченские земли. Впитали в себя часть чеченской культуры и менталитета. Ведь война — это шоковое, но самое эффективное знакомство с другим и проникновение в мир другого.

И осталась еще недосказанность, невысказанность. И хочется снова пройтись по этим пыльным дорогам, но не в сапогах, а босиком, чтобы ощутить тепло земли своей кожей, чтобы земля приняла тебя сыном, а не чужаком и врагом. И столько хороших знакомых, друзей, появилось на этой земле! И все вместе стали частью самого человека, которую не вырезать и не забыть.

И только один вид потенциальных "туристов" я бы решительно вычеркнул и запретил. Не нужно никакого "экстремального туризма", чтобы всерьез или понарошку "покататься на БТР" и "пострелять по лесу из гранатомета". Не нужно вертолетных сафари на "движения в зеленке" — то ли боевики, то ли лесной кабан, то ли дети собирают ягоды. Такими авантюристами земля Чечни сыта по горло. Выхаркает с кровью.

Тогда уж ладно, лучше пьяные горнолыжницы в бикини.

Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

Социальные сети

обсуждение