Коротко


Подробно

Главная европейская танцплощадка

Татьяна Кузнецова о XIV Biennale de la danse в Лионе

Этот танцевальный фестиваль не имеет равных. По размаху, амбициям и резонансу он сопоставим разве что с театральным Авиньоном. Каждый четный год сентябрьский Лион переполняется танцующими людьми, они слетаются сюда со всех концов мира, заполняя не только многочисленные театральные площадки, но и добрую половину старинных площадей второго по величине города Франции. В дни биеннале даже гурманы сокращают свои dejeuner в прославленных лионских ресторанах, а уж обычным туристам толком поесть и вовсе некогда: спектакли, рассчитанные на любые вкусы и кошельки, начинаются сразу после ланча и завершаются ближе к полуночи.

Фундаментальное отличие от Авиньона состоит в том, что до сей поры все годы существования Biennale de la danse ее куратор оставался неизменным. Ги Дарме, романтично влюбленный во все возможные виды движения, создал этот фестиваль в 1984-м, да так и руководит им с тех пор, придумывая концепции, темы, разрабатывая программы и периодически грозя выйти на пенсию. Прирожденный просветитель, сначала он приобщил публику к истории танца, посвящая биеннале немецкому экспрессионизму, американскому модерну, четырем столетиям французского балета. Потом переключился на географию, последовательно пройдясь по странам Средиземноморья, Африки, Латинской Америки, Восточной Европы и прогулявшись по Великому шелковому пути от Китая до Венеции.

Прирожденный развлекатель, он отнюдь не стремится бежать впереди прогресса, закармливая зрителя свежевыловленным авангардом. Хотя, конечно, новорожденные спектакли, сделанные в копродукции с фестивалем (только в этом сентябре их будет 17), тешат его родительские чувства. Но вообще-то Ги Дарме всеяден: фольклор, исторический moderne, джаз, хип-хоп, европейский contemporary dance — все, что угодно, только не классический танец.

В этом году, твердо решив отойти от дел, Ги Дарме назвал свою последнюю биеннале "Encore!" ("Еще!") и составил программу без всяких тематических и географических ограничений. Зато так, чтобы после каждого спектакля ошарашенные и благодарные зрители кричали бы это самое "Еще!". 48 компаний, всемирно известных и только начинающих свой путь к славе; два десятка хореографов, уже вошедших в новейшую историю танца, и молодежь, жаждущая в нее попасть; спектакли, уже ставшие классикой ХХ века, и новейшие танцпровокации — от заявленного изобилия разнообразных художественных продуктов аппетит разыгрывается не хуже, чем от вида знаменитых лионских колбас.

«Прекрасное одиночество», постановка Ailey II

«Прекрасное одиночество», постановка Ailey II

Фото: Eduardo Patino

Чтобы не попасть впросак, можно ограничиться бесспорными шедеврами. Одна из лучших трупп Франции — Балет Монте-Карло представит реконструкцию "Весны священной" Вацлава Нижинского: показанный дягилевским "Русским балетом" в 1913 году этот примитивистский спектакль вызвал в Париже скандал, беспримерный в балетной истории, и стал родоначальником европейского авангарда. К раритету прилагается "Altro Canto. Part I" в постановке арт-директора компании и одного из лучших хореографов Франции Жан-Кристофа Майо. По словам автора, этот бессюжетный балет на музыку Монтеверди представляет хореографию как науку ощущений, испытывая зрителя серией аффектов, следующих один за другим.

"Гвоздики" Пины Бауш — один из самых красивых и жизнерадостных ее спектаклей, в котором тысячи цветов сплошным ковром покрывают сцену, а мужчины и женщины ведут себя как дети, решая вовсе не детские гендерные проблемы,— показывает в память своей основательницы осиротевший Танцтеатр из Вупперталя.

Свою новую постановку по произведениям Кафки покажет основоположница французской новой волны Маги Марен. Она и четверть века назад ставила мощные и нерадостные спектакли, отличавшиеся весьма пессимистическим взглядом на человечество и его будущее, а ныне ее мизантропия и вовсе не знает пределов, даже ко всему привычные европейские зрители не выдерживают нервотрепки ее депрессивных опусов и частенько устраивают хореографу обструкцию.

«Fondly Do We Hope… Fervently Do We Pray», постановка Билла Ти Джонса

«Fondly Do We Hope… Fervently Do We Pray», постановка Билла Ти Джонса

Фото: Russell Jenkins

Зато Жозе Монтальво, представитель второго поколения той же самой новой волны, некогда нашедший чрезвычайно удачное сочетание видео и танца, уже лет двадцать радует своей феерической изобретательностью, какую бы вещь, мрачную или шутливую, он ни ставил. На сей раз Монтальво покажет оперу Джорджа Гершвина "Порги и Бесс", которую постановщик наполнил танцевальными сценами и драматизм которой явно потонет в каскаде визуальных эффектов.

За США в ответе несколько знаковых имен. Труппа знаменитой постмодернистки Триши Браун покажет ретроспективу балетов своей руководительницы диапазоном 30 лет. "Дочка" первой в мире негритянской компании Алвина Эйли — труппа Ailey II охватит еще более длительный период времени, представив четырех хореографов и полвека американского джаз-танца. Чернокожий Билл Ти Джонс, бесспорный авторитет как раз в этой области, выступит от имени Авраама Линкольна: в спектакле "Fondly Do We Hope... Fervently Do We Pray" современность увидена глазами убитого американского президента.

Более актуальный взгляд на мир явит израильтянин Хофеш Шехтер в своей свежей постановке "Политическая мать", посвященной диктатуре всех видов, от государственной до культурной. С помощью восьми неистовых музыкантов и десяти отчаянных танцовщиков этот кумир лондонских авангардистов устроит настоящий визуальный и звуковой бедлам на радость мазохистам и прочим любителям острых ощущений.

«Политическая мать», постановка Хофеша Шехтера

«Политическая мать», постановка Хофеша Шехтера

Фото: Tom Medwell

Бедлам без политических аллюзий, жизнерадостный и духоподъемный, обеспечит хип-хоп, который лионцы обожают и в котором не знают себе равных в Европе благодаря арабским иммигрантам, круглогодично и неустанно совершенствующимся в этом виде танца прямо на широком крыльце Лионской оперы. Кроме компании Kafig, давней любимицы биеннале, за хип-хоп отвечает современное крыло Балета Алжира, состоящее, как ни странно, из русских специалистов брейк-данса.

Российские танцовщики, которых то ли из предубеждений, то ли из-за общей отсталости отечественного contemporary dance никогда не приглашали на лионское пиршество современного танца, на сей раз — в честь года Франции в России — будут играть одну из самых заметных ролей. Правда, роль несамостоятельную: в составе французской труппы хореографа Анжелена Прельжокажа десять артистов Большого театра покажут его новый спектакль под названием "Апокалипсис". И тут — в первый и, может быть, последний раз — европейскую Мекку современного танца опередит Москва: в Большом театре москвичи увидят эту постановку раньше лионцев — 14 сентября.

С остальными четырьмя десятками событий XIV Лионской биеннале, которая продлится с 9 сентября по 3 октября, можно ознакомиться на сайте www.biennaledeladanse.com.

Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

Социальные сети

обсуждение