Коротко


Подробно

Ядовитая защита

В Мексиканском заливе, где уже более трех месяцев идет ликвидация последствий аварии на платформе Deepwater Horizon, многое изменилось: руководитель компании ВР ушел в отставку, а опасность от утечки сырой нефти отошла на второй план — теперь самые большие опасения вызывают последствия применения химикатов, призванных нейтрализовать нефть


Владимир Тихомиров, Анастасия Шпилько


Почти 20 млн долларов — именно такие отступные получит самый непопулярный в Америке бизнесмен, руководитель ВР Тони Хейворд, за свое согласие уйти в отставку. Его ненавидят буквально за все: простые американцы — за аварию, за гибель рабочих и всей живности в Мексиканском заливе, за демонстрацию шикарного стиля жизни, за то, что, когда солдаты и добровольцы изо всех сил пытались ликвидировать последствия катастрофы, Хейворд отправился развеяться в яхтенную регату. Богатые и сильные мира сего ненавидят Хейворда за громадные потери в капитализации ВР, за запрет нефтедобычи на всем шельфе, за то, что его неосторожные высказывания привлекли слишком много внимания к нефтяному бизнесу...

Хейворд держался до последнего, выпросив себе не только "золотой зонтик" в виде многомиллионной компенсации за хлопоты, но и "запасной аэродром" — ему прочат назначение в совет директоров российско-британской нефтяной компании ТНК-BP. Чем обернется приход Хейворда в России, покажет время, а в самой BP уход ее бывшего руководителя оценивают как начало "новой эры". Забавно, но начало этой эры тоже связано с Россией — новым руководителем ВР станет Роберт Уоррен Дадли, бывший руководитель ТНК-BP.

— Акционерам хорошо известно, что у Дадли в России сложилась неоднозначная репутация,— говорит аналитик Фил Вайс из инвестиционной компании Argus Research.— Но именно Дадли руководил всей операцией по ликвидации утечки нефти в Мексиканском заливе и неплохо зарекомендовал себя в этой кризисной ситуации.

Именно такой глава и нужен корпорации, которой в ближайшей перспективе не светит ничего, кроме разбирательства с катастрофой, которая все больше принимает планетарный масштаб.

На чистую воду


Около двух недель назад руководители кризисного подразделения ВР объявили — уже в четвертый раз за минувшие три месяца — о полной остановке утечки нефти из поврежденной скважины, над которой им наконец-то удалось установить защитный купол. Собственно, с установки купола и начинались спасательные работы над скважиной погибшей платформы Deepwater Horizon, но тогда, 7 мая, под воздействием газогидратов купол едва не опрокинулся. Во второй раз BP сконструировала купол-"нефтесборник", на стенки которого подавались струи горячей воды, которые, по идее, мешали налипанию на купол газогидратов. "Нефтесборник" хорошо показал себя: в первый же день объем утечки нефти уменьшился почти в 5 раз. Но потом труба для откачки нефти оказалась забита газогидратами, и операция провалилась. В конце мая Роберт Дадли заявил о новом плане Top Kill: предполагалось заткнуть скважину, закачав на полуторакилометровую глубину более 30 тысяч баррелей смеси из грунта и цемента. Но и этот план закончился провалом — давление нефти просто вытолкнуло "пробку". Тогда руководство BP приняло решение пригнать в зону аварии еще два буровых судна и пробурить разгрузочные скважины — под углом к аварийной, чтобы снизить давление раскаленной нефти. Одновременно эксперты решили минимизировать утечку, поставив заглушку на разорванную трубу, из которой и вытекает нефть. Правда, срезать искореженную трубу удалось только со второго раза, да и то криво — под воздействием потока нефти лезвие циркулярной пилы, установленной на подводном роботе, все время застревало в металле. Из-за этого давления и заглушка не смогла перекрыть утечку. Нефть продолжала фонтанировать в океан вплоть до момента установки нового 70-тонного купола, который должен сдерживать нефть до того, как осенью этого года будут пробурены новые скважины.

Но не прошло и недели, как специалисты вновь забили тревогу: в районе аварии было обнаружено сразу три новых места утечки нефти, причем одно из них находилось в километре от скважины. А это, по мнению ряда специалистов, свидетельствует о разрушении стенок скважины, то есть поток нефти стал искать себе дорогу наверх в обход купола. Вновь зазвучали голоса, предлагавшие взорвать в месте утечке ядерный заряд, чтобы сдвинуть пласты и навсегда запечатать скважину, но тут Дадли сделал сенсационное заявление: дескать, обнаруженная утечка нефти не имеет никакого отношения к ВР, а имеет "естественное происхождение".

Для успокоения общественности пиарщики ВР даже продемонстрировали снятые роботами на глубине новые ролики, где ясно видно, что с трубами ничего не происходит.

Но тут грянул новый скандал — выяснилось, что чистая вода на этих роликах является продуктом компьютерных технологий. В обмане пришлось признаться — оправдываясь, в ВР заявили, что специалисты "подкрашивали" воду на видеороликах якобы только для того, чтобы убрать "технические погрешности". Выяснились и другие подробности — оказывается, ряд записей "прямой интернет-трансляции" с места катастрофы вообще были сняты на других нефтяных платформах и в другом месте, возможно, у западного побережья Африки. Обманщиков помогла вывести на чистую воду в буквальном смысле мелкая рыбешка, случайно попавшая в кадр,— биологи сразу же сказали, что такие рыбы и на такой глубине плавать никак не могут.

Катастрофа грядет?


Три богатыря концерна ВР: уже бывший президент концерна Энтони Хейворд (слева), будущий президент Роберт Дадли (справа) и несменяемый глава совета директоров компании Карл-Хенрик Сванберг

Три богатыря концерна ВР: уже бывший президент концерна Энтони Хейворд (слева), будущий президент Роберт Дадли (справа) и несменяемый глава совета директоров компании Карл-Хенрик Сванберг

Фото: AP

Впрочем, этот конфуз не идет ни в какое сравнение с новым скандалом, который только-только набирает обороты. Речь идет об использовании диспергентов "Корексит" от компании Nalco Holding Company, которые способствуют скорейшему расщеплению нефти на фракции. При его использовании тяжелые компоненты нефти — битум и парафины — принимают вид крошечных смолистых шариков и оседают на морском дне, более легкие — испаряются. А вместе с ними испаряются и составные части "Корексита".

Спасительный реагент, однако, для окружающей среды оказался просто монстром. ""Корексит-9500" является одним из самых токсичных реагентов, применяемых для локализации нефтяных разливов из когда-либо изобретенных,— говорится в докладе Аниты Джордж Арес из Университета Луизианы, который она представила для научного фонда Exxon Biomedical Sciences, Inc.— Ядовитое "ядро" "Корексита" — это 2-бутоксиэтанол, токсичное вещество, которое вызывает ряд онкологических заболеваний, наносит удар по кровеносной и центральной нервной системе, почкам и печени. Из-за бутоксиэтанола "Корексит" в 4 раза токсичнее, чем сырая нефть".

Согласно докладу, при смешивании с сырой нефтью в теплой воде токсичность диспергента возрастает в 11 раз. Похоже, именно это и произошло на 100-метровой глубине залива, где экологи обнаружили 10-метровый ядовитый слой, который на своем пути убивает все живое. Сейчас под воздействием подводного петлевого течения часть токсичного пятна уходит в Мировой океан. Другая же часть идет к берегу и постепенно поднимается на поверхность.

— Сейчас в Атлантике начинается сезон тропических штормов, которые традиционно проходят через Мексиканский залив,— считает профессор Ремата Редди, специалист по тропической метеорологии Университета Миссисипи.— Если нагретая в заливе нефть начнет испаряться и войдет в контакт с тропическим штормом, то стихия принесет на побережье кислотные дожди и летучие органические соединения вроде бензола, сероводорода и метиленхлорида. Эти химические соединения отличаются крайней токсичностью, и их воздействие на организм человека вызывает такие последствия, как лейкемия, анемия, приводит к бесплодию и дисфункции многих внутренних органов.

Эти данные подтверждает и биолог Кен Рингл, который в 1989 году был свидетелем того, как "Корексит" применялся для ликвидации разлива нефти во время катастрофы танкера Exxon Valdez у берегов Аляски. Тогда уже через несколько часов работы рабочие стали жаловаться на проблемы со здоровьем из-за комбинированного воздействия химических веществ. "Многие из тех, кто работал на очистке, больны,— говорится в докладе Гринписа, подготовленного в 1993 году. — У многих наблюдается легочная недостаточность, повреждения кожи и глаз, хронические головные боли и неврологические расстройства, часто встречаются артриты, нарушения сердечной деятельности, аритмия, проблемы с давлением, мышечная боль и разные другие недуги... Некоторые рабочие страдают постоянно распространяющимися и открывающимися ранами и пользуются постоянными компрессами или чистым кислородом для поддержания своей жизни. Одна женщина после работы на очистке нефти на следующий же день стала страдать от химической интоксикации, головных болей, расстройства кишечника, мышечных болей и общего опухания... Один из рабочих заявил, что его защитная одежда развалилась на куски, когда он работал с раствором Inipol (еще один ныне запрещенный диспергент.— "О")... Все опрошенные рабочие убеждены, что скоро умрут из-за того, что надышались парами при испарении химических продуктов".

В том же году пострадавшие подали в суд на корпорацию Exxon, добившись выплаты приличных компенсаций. Ряд стран после этого официально запретили применение "Корексита".

Впрочем, компенсации ненамного облегчили страдания отравленных людей. Сегодня же, по информации Кена Рингла, практически все рабочие, работавшие с диспергентами на ликвидации аварии танкера Exxon Valdez, уже мертвы. Практически никто из них не дожил до 51 года.

Тем не менее эксперты ВР все равно выбрали "Корексит-9500". Сегодня в свое оправдание они говорят лишь то, что никакой эффективной альтернативы этому диспергенту не существует и что каждый растворитель токсичен по-своему. К примеру, реагент "Sea Brat 4", который рекомендовали специалисты компании Halliburton, в условиях повышенной температуры образует нонилфенол — еще более токсичное вещество. Сколько из нынешних ликвидаторов доживет до выплаты компенсаций — об этом пока никто в ВР предпочитает не задумываться.

Все рассосется?

Детали

Ученые из Национального центра атмосферных исследований США (NCAR) смоделировали варианты распространения нефтяного пятна с разными начальными условиями. Все сценарии заканчивались одним: если нефть по-прежнему будет вытекать из скважины со скоростью 100 тысяч баррелей в сутки, то максимум через 130 дней попадает в Гольфстрим и разнесется по Атлантике. В дальнейшем же, как показывает компьютерная модель, нефть может спровоцировать глобальное потепление. Механизм прост: нефть, растекаясь пленкой по поверхности воды, резко уменьшает ее испарение в атмосферу. Именно содержание водяного пара в атмосфере определяет погоду и климат местности: охлаждаясь, водяные пары конденсируются, образуются облака, поглощают и отражают избыток солнечной радиации. И даже небольшое уменьшение концентрации водяного пара может привести к самым непредсказуемым последствиям.

С момента катастрофы до начала августа прошло уже 100 дней, но надежд на то, что "все само собой рассосется", слишком мало.


Тэги:

Обсудить: (0)

Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

Социальные сети

обсуждение