Коротко

Новости

Подробно

Госзаказное убийство

Татьяна Алешичева о "Комнате смерти" Джонатана Либесмана

Журнал "Коммерсантъ Weekend" от , стр. 9

В 2003-м Джонатан Либесман снял свой первый полный метр "Темнота наступает", хоррор про Зубную фею, который критика сочла слабым, а публика наоборот — и в прокате он окупился втрое. А Либесмана сразу взял в оборот деловой Майкл Бэй — владелец студии Platinium Dunes, штампующей ремейки старой классики ужасов в промышленных масштабах (студия уже освоила "Пятницу, 13", "Ужас Эмитивилля" и "Попутчика", пересняла первый "Кошмар на улице Вязов"). У Бэя Либесман сделал приквел легендарной "Техасской резни бензопилой" в духе "новых страшных", то есть с обилием кровищи и выпущенных кишок. Слэшеры 1980-х, времен их расцвета, выглядят на фоне чрезмерно физиологичного насилия "новых страшных" как застенчивый детский утренник, но главное — эта эскалация насилия не пугает, а скорее внушает отвращение: вроде и хочется подобрать для фильмов такого рода другой эпитет, но "противные" подходит лучше всего. Для рейтинга прокатчикам пришлось вырезать из либесмановой "Резни" чересчур кровавые сцены, и денег он собрал изрядно. Тем любопытнее, что следующий фильм Либесмана "Комната смерти" сделан по другой схеме: это герметичный триллер про четверых испытуемых в запертой комнате, где упор сделан не на кровавость, а на психологию, сюжет и актерскую игру.

У "Комнаты" есть прототипы — "Куб" Винченцо Натали и сериал ужасов "Пила". У Натали нескольких несчастных запирала внутри здания с пыточными ловушками кафкианская неведомая сила, бюрократическая машина, давшая сбой: в их заточении нет никакого смысла, просто издержки производства. В шести сериях "Пилы" над подопытными изощренно измывался чокнутый маньяк. У Либесмана четверых испытуемых запирают в комнате с привинченной к полу мебелью в рамках таинственной правительственной программы; в 1960-х она якобы была запрещена президентским указом, но после 11 сентября под шумок запущена снова под предлогом борьбы с мировым злом его же методами. Четверых откликнувшихся на объявление в газете, которые хотели только немного подзаработать ($250 за восемь часов тестов), сажают в комнату-аквариум вроде бы только заполнить анкету с дурацкими вопросами. Но события приобретают жуткий оборот: в комнату заходит зловещий доктор (Питер Стормаре) и, не меняясь в лице, убивает одну из испытуемых (Клеа Дюваль) выстрелом в голову. Оставшиеся трое мужчин (Ник Кэннон, Тимоти Хаттон и Шиа Уигем) теперь будут вести борьбу за выживание, а врачи-убийцы — наблюдать за их корчами и истериками через стекло, подкидывая им разные изуверские "стимулы" и строя психологические ловушки с непонятной целью: то ли определить для дальнейшего использования лидера, то ли, наоборот, аутсайдера. Заключенным придется выбирать стратегию выживания: объединиться в команду или действовать каждый за себя. Конструкция усложняется еще наличием молодой практикантки (Хлое Севиньи), которую отобрали для участия в эксперименте за жестокость характера, и теперь она должна спокойно смотреть на муки испытуемых, чтобы доказать, что достойна доверия. Временами этот персонаж напоминает несгибаемую Клариссу Старлинг из "Молчания ягнят", которую искушает демонический злодей (в данном случае доктор Стормаре). Для нее, как и для подопытных, это тест. А выбирать она должна между человечностью и лояльностью. В результате выходит пусть и вторичный, но ладно скроенный психологический триллер, без лишней кровавости, зато с конспирологией и претензией на некие философские обобщения о взаимоотношениях личности и государства: может ли государство оправдывать общественным благом жестокость в отношении некоторых своих граждан?

В прокате с 12 августа

Комментарии

обсуждение

Профиль пользователя