Коротко


Подробно

 Небесная механика с годовым заводом


       Как показал опыт авиадиспетчеров, забастовки успешны при соблюдении двух условий: труд бунтовщиков должен быть абсолютно необходим обществу, а они сами — незаменимы. И тогда забастовка окончится успехом, даже не начавшись.

       Каков будет кпд забастовки художников с Арбата? И как отреагирует федеральное правительство, если с прилавков московских магазинов исчезнут мороженые омары?
       И картины, и омары — удовольствие дорогое, от которого при необходимости можно безболезненно отказаться. Та же история с шахтерами. Себестоимость их продукции такова, что российские промышленные предприятия могут без потерь закупать уголь даже в Канаде или Австралии (что, кстати, многие и делают). Если остановить работу на всех нерентабельных шахтах России, экономика страны этого даже не заметит.
       То же утверждение справедливо в отношении многих других предприятий. В редакцию Ъ не раз приходили факсы такого примерно содержания: "Завод X остановил работу, чтобы сэкономить оборотные средства". Иными словами, предприятию выгоднее не работать, чем производить на свет какой-то ненужный хлам.
       На забастовки таких отраслей власти всех уровней могут не обращать внимания. Главное, чтобы протестующие не очень бузили и не мешали другим.
       И совсем другое дело, когда идет речь о предприятиях, без которых невозможно нормальное функционирование государственного организма. Здесь можно бастовать, даже если все идет хорошо. Просто для того, чтобы было еще лучше. Характерным примером служат ежегодные выступления Федерации профсоюзов авиадиспетчеров (ФПАД), именуемые в авиакомпаниях "рецидивом ежовщины" — в честь лидера федерации Валерия Ежова.
       
       Нельзя сказать, что персонал 34 российских территориальных служб управления воздушным движением (СУВД) живет плохо. Зарплата авиадиспетчеров выросла за последние три года в несколько раз — в среднем до 3700 рублей в месяц (без учета выплат за классность, выслугу лет и пр.). Самая высокая зарплата у московских диспетчеров — до 12 тыс. рублей (средняя — 7800). В Сибири диспетчеры получают примерно по 7500 рублей. И это при том, что в целом по гражданской авиации средняя зарплата — 2300.
       Почти все СУВД самостоятельны, то есть не входят в состав авиакомпаний или аэропортов, и потому заработанные деньги могут тратить на себя. За услуги авиадиспетчерам платят авиакомпании, которые без СУВД летать просто не смогут. Правда, авиакомпании постоянно задерживают перечисления, ссылаясь на общие трудности отрасли. Потому задержки зарплаты у диспетчеров бывают — но они не превышают двух месяцев.
       Почему же ФПАД продолжает грозить забастовками и требовать повышения зарплаты? Отчасти потому, что все ее прежние выступления заканчивались победами. За девять лет существования ФПАД ее лидеры показали себя расчетливыми бойцами. Обычно они выдвигают свои требования в августе, в момент наиболее интенсивной работы авиакомпаний. Потому до забастовок дело фактически ни разу не доходило — правительство в лице Федеральной авиационной службы (ФАС) всегда шло на попятную.
       Иначе нельзя. Глава ФАС Геннадий Зайцев считает, что если бы забастовка авиадиспетчеров началась, то иски пассажиров из-за отмены рейсов (а в августе их в России около 7,5 тыс. ежесуточно) "дотла разорили бы воздушный транспорт". Неотвратим был бы и грандиозный международный скандал: Россией заключено 146 межгосударственных договоров о международном воздушном сообщении, и их нарушение попросту поставило бы отечественную гражданскую авиацию вне закона.
       При этом авиадиспетчерам нельзя найти замену. Рональд Рейган в свое время урегулировал конфликт с профсоюзом авиадиспетчеров США, уволив 14 тыс. мятежников и заменив их военными диспетчерами. Но уровень подготовки российских военных диспетчеров не позволяет повторить этот опыт.
       
       Гражданские авиадиспетчеры России все это прекрасно знают и с успехом пользуются своей незаменимостью. В этом году Федеральный профсоюз авиадиспетчеров назначил забастовку на 9 августа. Требования — погашение задолженности по зарплате авиадиспетчеров, заключение нового тарифного соглашения, устанавливающего минимальную зарплату в 4500 рублей в месяц, а также применение дисциплинарных мер к ряду руководителей органов управления воздушным движением вплоть до их увольнения.
       Федерация также решила, что недостаточно четко определен работодатель авиадиспетчеров. Прежде это была "Росаэронавигация", но два года назад она стала выполнять другие функции и вошла в состав ФАС. Федеральная авиационная служба — это что-то слишком далекое, диспетчерам хочется иметь свое ведомство.
       Власти привычно исполнили все пожелания диспетчеров. В частности, ФАС обязалась до 1 сентября этого года выплатить диспетчерам около 43 млн рублей (две трети задолженности по зарплате), для чего просто заморозила часть своих инвестиционных программ. Кроме того, часть долга за аэронавигационное обслуживание погасили "Аэрофлот" и "Трансаэро", а другие авиакомпании обязались сделать это в ближайшее время. Определился и работодатель диспетчеров — им стала специально созданная по такому случаю госкорпорация "Организация воздушного транспорта" (ОВД).
       В результате ФПАД по многолетней традиции отменила забастовку. Но это не значит, что в будущем году авиадиспетчеры и ФАС вновь не исполнят уже приевшийся авиационным властям ритуальный танец.
       Правда, 7 августа правительство приняло меры для того, чтобы забастовки на авиационном транспорте были запрещены законом. На это лидер ФПАД Валерий Ежов отреагировал так: "Никто не заставит диспетчеров не бороться за свои права!" Более того, пожелавший остаться неназванным активист ФПАД заявил корреспонденту Ъ: если забастовки будут запрещены, "у нас есть возможность опереться на политические силы, эффективно противодействующие правительству".
       Поскольку любая забастовка авиадиспетчеров станет событием огромной политической важности, такая опора будет немало значить и для политических сил. Оппозиционным партиям диспетчеры могут пригодиться в любой момент. А это значит, что очередное повышение зарплаты у членов ФПАД пройдет в согласованные сроки — в августе следующего года.
       
       Перенять нехитрое ноу-хау авиадиспетчеров несложно. Правда, это получится только у работников тех отраслей, которые нужны государству. Приносящие валюту нефтяники, лесорубы и газовики или не приносящие, но необходимые милиционеры могут смело предъявлять претензии правительству. А вот персоналу большинства российских промышленных предприятий сейчас бастовать бессмысленно — нужно либо переквалифицироваться в нефтяников, либо принимать жизнь такой, какая она есть.
ЛЕОНИД ЗАВАРСКИЙ
       
       На предприятиях, без которых невозможно нормальное функционирование государственного организма, можно бастовать, даже если все идет хорошо
       
Бастуют все!
       Итог забастовки служащих федеральной службы авиационного контроля в США стал одним из самых ярких примеров убедительной победы работодателей над забастовщиками. 2 августа 1981 года более 15 тысяч авиадиспетчеров по всей территории США начали бессрочную общенациональную забастовку. На следующий день президент Рейган разъяснил забастовщикам незаконность их действий (законодательство США запрещает отдельным категориям федеральных служащих, в том числе авиадиспетчерам, прибегать к забастовкам как к средству решения трудовых споров) и обратился к бастующим с требованием немедленно вернуться на рабочие места. Большинство бастующих не выполнили требования и были уволены 5 августа. Их места заняли военные авиадиспетчеры.
       В июне 1998 года десять дней бастовали пилоты французской авиакомпании Air France. Забастовка началась после того, как руководство объявило о снижении на 15% зарплат пилотов. В забастовке принимали участие 80% пилотов компании; она обошлась Air France более чем в $170 млн. В результате забастовки компания была вынуждена отказаться от снижения зарплаты, однако в целом требования забастовщиков удовлетворены не были. Пилотам пришлось согласиться на замораживание зарплаты на ближайшие семь лет и получение части зарплаты в форме акций компании, с чем они вначале были категорически не согласны. Таким образом, пилоты "насильственно" получат 10% акций Air France, а мораторий на рост зарплаты позволит компании ежегодно экономить около $80 млн.
       Борьба рабочих за свои права на частных предприятиях чаще всего заканчивается их победой. В августе 1997 года американский профсоюз водителей грузового транспорта объявил о начале забастовки во всех американских отделениях одной из крупнейших частных почтовых компаний мира — United Parcel Service. Поводом для начала забастовки стали планы компании сократить количество работников с полным рабочим днем и пересмотреть пенсионные соглашения со всеми работниками. В забастовке приняло участие более 180 тысяч человек, она обошлась компании в $600 млн. Забастовка продолжалась две недели, все требования бастующих были удовлетворены. Более того, профсоюз добился дополнительных уступок от работодателей — было создано более десяти тысяч рабочих мест с полной занятостью, а зарплаты всем работникам--членам профсоюза были увеличены.
       Конкурентоспособность UPC, правда, снизилась.
       Одним из самых последних примеров почти молниеносной победы профсоюзов над работодателями можно считать недавнюю забастовку 73 тысяч работников второй по величине американской телефонной корпорации Bell Atlantic. Забастовка началась 9 августа и продолжалась всего три дня. Все требования забастовщиков (продление контрактов с членами профсоюза еще на два года с ежегодным повышением зарплаты) были удовлетворены. Более того, корпорация обязалась принимать на новые рабочие места преимущественно членов профсоюза. Bell Atlantic отказалась огласить, во сколько ей обошлась трехдневная забастовка и удовлетворение требований профсоюзов.
       

Тэги:

Обсудить: (0)

Журнал "Коммерсантъ Власть" от 18.08.1998, стр. 23
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

Социальные сети

обсуждение