Коротко

Новости

Подробно

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 18

 Россия получит по полной программе


       Совет директоров МВФ одобрил выделение России стабилизационного кредита в $22,6 млрд. Теперь политическое будущее Анатолия Чубайса гарантировано.

       20 июля совет директоров МВФ согласился предоставить России дополнительную финансовую помощь в $11,6 млрд. С учетом ранее согласованных кредитов и займов МБРР и правительства Японии кредитный портфель составил $22,6 млрд, которые будут получены Москвой до конца 1999 года. При предоставлении этого стабилизационного займа многое происходило впервые.
       Впервые переговоры страны-заемщика и МВФ заняли менее двух месяцев. Ровно столько времени прошло от первого полуофициального визита главы РАО "ЕЭС России" Анатолия Чубайса в Вашингтон до вынесения решения совета директоров фонда о масштабном кредитовании России. Более того, первый транш в $5,6 млрд, предназначенный для пополнения валютных запасов Центробанка, должен быть переведен на его счета уже 22 июля. Как правило, такие решения в МВФ готовятся от полугода до нескольких лет.
       Впервые переговоры, закончившиеся успешно, начинались с массы непростительных ошибок. Любой из них в принципе было бы вполне достаточно, чтобы раз и навсегда похоронить надежду получить заем фонда. Поначалу у российского правительства даже не было человека, который хотя бы представлял, как и с кем вести переговоры о кредите: ответственный за связи с международными финансовыми организациями вице-премьер Виктор Христенко разбирается лишь в межбюджетных отношениях; министра финансов Михаила Задорнова в Вашингтоне воспринимают только как технического исполнителя; премьер Сергей Кириенко долгое время не мог выйти из образа не нуждающегося в западной помощи политика. В начале июня в Париже он заявил, что российское правительство преодолеет кризис самостоятельно и не будет брать кредиты у МВФ и МБРР. Эти его слова вызвали у многих российских экономистов, близких к правительству, сильную досаду — премьер фактически перечеркнул достигнутые Чубайсом первоначальные договоренности с руководством МВФ.
       Впервые в истории МВФ обсуждавшиеся размеры финансовой помощи росли как на дрожжах. В начале июня Чубайс просил максимум $5-6 млрд; через две-три недели речь шла уже о $10-15 млрд; в итоге международные финансовые организации остановились на $20 млрд.
       Это не самый крупный кредит в истории МВФ. В прошлом году МВФ более $50 млрд выделил Южной Корее; немного меньше в свое время получила Мексика. Около $40 млрд МВФ собирается в ближайшее время ссудить Индонезии, чтобы предотвратить окончательный крах рупии.
       Однако Россия, в отличие от этих стран, получила помощь МВФ не после обвала национальной валюты, а значительно раньше. Аналогичный случай был только с Польшей, которой несколько лет назад выделили $15 млрд кредита SRF для поддержания курса злотого. Полякам помогло. Они не взяли ни цента из стабилизационного займа и практически ничего не оказались должны МВФ. Стабилизирующую роль сыграла одна сама возможность появления денег МВФ на валютном рынке.
       
       Кредитный портфель МВФ, предназначенный России, состоит из двух компонентов. Минфин на погашение госдолга получит около $5 млрд по программе расширенного кредитования (EFF); около $10 млрд — кредит SRF, который пойдет исключительно на пополнение валютных резервов Центробанка. Пока Банк России не будет ничего брать со своего корсчета в одном из американских банков, у Москвы не будет задолженности перед МВФ — надо будет только платить 0,25% годовых за омертвление капитала.
       Условия погашения кредитов вполне посильны для России. Транши EFF будут предоставляться на 8-10 лет под 4,6% годовых. SRF, выданный под 7%, будет растянут на пять лет.
       Все эти крайне благоприятные условия, да и само положительное решение совета директоров по кредиту были бы невозможны, если бы не два обстоятельства.
       Первое заключается в том, что главный акционер МВФ — правительство США заинтересовано в том, чтобы поддержать Кремль. Шесть лет назад Билл Клинтон сделал одну из своих главных внешнеполитических ставок на Бориса Ельцина. Сейчас Клинтон подсчитал, что его партии выгоднее прокредитовать еще раз ельцинский режим, чем столкнуться с непредсказуемыми проблемами политического и экономического краха нынешних российских властей. Судя по всему, недавний звонок Ельцина Клинтону способствовал тому, что американцы оказали мощное давление на совет директоров МВФ.
       Второе обстоятельство — это личность Анатолия Чубайса. Без целенаправленных усилий спецпредставителя президента по связям с международными финансовыми организациями сговор двух президентов мог бы и не состояться, поскольку антироссийское лобби в международных финансовых организациях весьма влиятельно.
       Правда, сейчас под нажимом Вашингтона правительства "семерки" активно поддержали выделение России финансовой помощи. Но до последнего дня ситуация могла измениться в худшую сторону в любой час. Например, 12 июля на предварительном заседании совета директоров МБРР два его члена, представители Нидерландов и Ирландии, проголосовали против выделения России структурного кредита SAL-3 в размере $1,5 млрд. Впрочем, голоса этих европейцев лишь подчеркивают триумфальный успех России — ни одна страна "семерки" не проголосовала против предоставления кредита.
       Вообще, Москва в самые последние дни переговоров позволила себе очень много. В последний момент президент Мирового банка Джеймс Вульфенсон попытался существенно ужесточить условия предоставления SAL-3, то есть сократить сроки его предоставления и увеличить стоимость обслуживания. Чубайс, по неофициальной информации, в ответ заявил, что тогда Россия вообще отказывается от кредита банка и предлагает начать переговоры заново. Чубайс, если эта история правдива, шел ва-банк, поскольку отказ от кредита МБРР означал отказ и от кредитов МВФ. Чубайс выиграл, потому что провал переговоров в самом их конце означал бы серьезный удар по Клинтону. В результате МБРР отказался от повышения процентной ставки, попросив лишь сократить срок возврата денег до 7 лет. Россию это вполне устраивало.
       Неплохой эффект имел и чрезвычайно уплотненный график переговорного процесса. Специалисты с обеих сторон работали, не прерываясь на выходные. Единственным знаком протеста против нарушения трудового законодательства стал неформальный стиль одежды, надеваемой по выходным — новые джинсы и свитера по субботам, потертые — по воскресеньям.
       
       Но одними усилиями Клинтона и Чубайса объяснить успех переговоров с МВФ нельзя. Многие подозревают, что США и МВФ добились от России некоторых экономических и политических уступок, которые до поры до времени не разглашаются.
       Основные условия МВФ Ъ известны, хотя они и не публиковались официально. Требования фонда сосредоточены в письме российского правительства и ЦБ об экономической политике, с окончательным вариантом которого в прошедшее воскресенье, прямо накануне заседания совета директоров фонда, Чубайс вылетел в Вашингтон.
       Формально фонд никаких условий не выдвигает: правительство и ЦБ как бы по собственной инициативе посылают свою программу в совет директоров, а те решают, предоставлять кредит или нет.
       На самом деле все происходит так. Сотрудники миссии фонда привозят в Москву первые варианты документа и знакомят с ними российских участников переговоров. Далее начинается торг, который в случае успеха завершается совместным визированием проекта либо письма, либо заявления об экономической политике. И потом его подписывают премьер и глава ЦБ.
       На этот раз, что так же беспрецедентно, как и многое на этих переговорах, окончательный вариант письма был готов только к воскресенью, то есть всего за сутки до его рассмотрения на совете директоров. Задержка была вызвана тем, что до последнего было не ясно, как проголосует Дума по ряду ключевых налоговых законопроектов.
       В предыдущем номере Ъ уже писал о том, что условия выделения кредита состоят из 12 пунктов, ключевым из которых является требование о верстании бюджета-99 с первичным профицитом в 3% ВВП. Это требование российские переговорщики считают одним из самых трудновыполнимых — из-за неизбежной обструкции в Думе. Некоторые высокопоставленные чиновники полагают, что решить эту проблему можно только путем роспуска Думы. Однако то, с какой скоростью 16 июля депутаты приняли первоначально отвергнутые ими законы о подоходном налоге, а главное — о налоге с продаж, свидетельствует, что они не намерены доводить противостояние с исполнительной властью до серьезного конфликта, чреватого роспуском нижней палаты.
       Однако этим условия фонда наверняка не ограничиваются. Ведь некоторые из них вообще могут быть устными, и тогда узнать о них крайне трудно. По словам лидера фракции НДР в Думе Александра Шохина, принимавшего непосредственное участие в переговорах с международными финансовыми организациями в 1993-1994 годах, многие из условий спрятаны в технические приложения к соглашению между ЦБ и правительством. Соответствующие документы будут только разрабатываться, подчеркнул Шохин.
       И все же Ъ удалось узнать ряд условий. Прежде всего МВФ, по неофициальной информации, настаивает на отделении в ближайшей перспективе от "Газпрома" его транспортной и строительной составляющих. Новые компании могут остаться в рамках общего холдинга, но должны иметь отдельные расчетные счета и бухгалтерию.
       Кому это выгодно? Даже поэтапное раздробление "Газпрома" выгодно прежде всего американским инвестиционным банкам и энергетическим компаниям. В этом случае у них повышается шанс купить акции предприятий, входящих в систему "Газпрома".
       Возможно также и выдвижение ряда торгово-политических требований главным акционером МВФ — правительством США. Так, американцы никогда не отказывались от требования свернуть ядерное сотрудничество России с Ираном. Обращает на себя внимание тот факт, что окончание переговоров с МВФ совпало с визитом директора ФСБ Николая Ковалева в Израиль. Дело в том, что "Моссад" снабжает ЦРУ сведениями о ядерных и ракетных программах Тегерана и о его сотрудничестве в этой области с Москвой. По неофициальной информации, Ковалев пытался убедить израильтян в том, что они преувеличивают уровень взаимоотношений России с Ираном.
       Кроме того, номинирование в долларах новых ценных долгосрочных бумаг, призванных заменить ряд серий ГКО, тоже выглядит осмысленно. Во-первых, в этом году должны быть погашены ГКО, принадлежащие нерезидентам, на сумму около $8 млрд (резидентам погасят примерно на $24 млрд). Большая часть этих ГКО принадлежит американским инвестиционным банкам.
       Предполагается, что конвертация ГКО пройдет на сумму в $6 млрд. Если учесть, что с будущего года главным конкурентом доллара на международных финансовых рынках станет евро, то увеличение оборота ценных бумаг, номинированных в долларах, явно укрепит позиции американской валюты в конкурентной борьбе с европейской. Во всяком случае, главным оператором конвертации избран Citibank, где, по некоторым данным, открыты счета ЦБ и Минфина, на которые переводятся кредитные транши МВФ. Лид-менеджером проекта Минфин выбрал инвестиционную фирму, тесно связанную с Федеральной резервной системой — Goldman Sachs. При этом ее гонорар — 1% от сделки — превышает в несколько раз стандартное вознаграждение.
       Однако каковы бы ни были устные договоренности между российским правительством и МВФ, реализация их теперь в немалой степени зависит от Чубайса. Ибо он либо лично гарантировал выполнение тех или иных условий, либо обещал свое содействие.
       Поэтому главный приз на переговорах с МВФ достался ему: до президентских выборов 2000 года политическая судьба Чубайса не зависит от расклада сил в российском правящем слое. Очередные кредитные транши МВФ будет давать только под Чубайса. Вполне возможно, что и после президентских выборов.
       
       КОНСТАНТИН СМИРНОВ
       

Комментарии
Профиль пользователя