Коротко


Подробно

Война судного дна

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 13

Обнаружение обширных газовых месторождений на востоке Средиземного моря стало праздником одновременно для Израиля, Ливана и Кипра. Как мирно разделить ресурсы, еще никто не знает, поэтому израильские и ливанские власти на всякий случай начали угрожать друг другу и готовиться к войне.


ЛЕВ КАГАН, ЕГОР НИЗАМОВ


Великие геологические открытия


На прошлой неделе стало известно, что правительство Ливана пожаловалось в ООН на действия Израиля в Средиземном море. По мнению лондонской газеты Financial Times, связано это с тем, что израильские власти еще в 2000 году в одностороннем порядке обозначили морскую границу между двумя государствами. Выглядит она как линия буйков длиной три с лишним километра, протянувшаяся от побережья. Официальной границы между двумя государствами не существует, и договориться о ней быстро не получится: еще четыре года назад Ливан и Израиль воевали, и формально они остаются в состоянии вооруженного конфликта. Сейчас ливанские власти вновь озаботились вопросом границ, потому что в восточной части Средиземного моря недавно открыли газовые месторождения. Теоретически они могут находиться как в израильской, так и в ливанской экономических зонах, но пока их активным исследованием занимается только Иерусалим.

Впервые информация о том, что у Израиля есть шанс не только обеспечивать все свои потребности в энергии, но и экспортировать газ, появилась в январе 2009-го. Международный консорциум под руководством американской компании Noble Energy сообщил тогда о том, что в израильской экономической зоне севернее прибрежного города Хайфа обнаружено крупное газовое месторождение. Его назвали Тамар-1 и попытались оценить: сначала вышло 88 млрд куб. м, потом примерно 240 млрд куб. м. Цифра до сих пор уточняется, но даже по самым скромным подсчетам, Тамар-1 позволит Израилю не думать о закупках газа еще лет двадцать-тридцать (потребление газа в Израиле — около 1,2 млрд куб. м в год). Услышав об этом, власти Ливана сразу же заподозрили, что новое месторождение может простираться и в их воды. "Находка Noble Energy доказывает, что побережье богато газом, и речь, возможно, идет об общем ресурсном бассейне",— сказал тогда глава комитета по энергетике ливанского парламента Мохаммед Каббани. Консорциум, разрабатывающий Тамар-1 (см. справку), эти предположения, впрочем, быстро отверг, подтвердив, что месторождение располагается четко в границах Израиля. С таким заявлением выступил Ицхак Тшува, глава израильского концерна Delek Group — главного партнера Noble Energy.

Добывающие компании продолжили изучать средиземноморское дно, и к апрелю этого года появились слухи о новом открытии. Специалисты Noble Energy наткнулись еще на одно месторождение, которое получило название Левиафан. Его размеры не разглашались, но поговаривали, что объем газа в нем не меньше, чем в Тамар-1. Тем временем Государственная геологическая служба США (USGS) опубликовала сенсационный доклад, в котором восточная часть Средиземного моря описывалась как один из наиболее богатых газом регионов мира. Там, правда, не уточнялось, где конкретно располагаются месторождения. На карте (см. карту) была лишь очерчена область между Кипром, Ливаном, Израилем и Сирией, где на разной глубине могут располагаться запасы газа. Прогнозировалось, что их общий объем огромен, около 3,45 трлн куб. м. То есть немногим меньше Штокмановского месторождения в Баренцевом море (3,8 трлн куб. м), которое считается восьмым по величине в мире. Доклад этот снова все запутал: стало ясно, что газа под морским дном очень много, но кому он должен принадлежать, неизвестно.

«Хезболла» под руководством Хассана Насраллы (на фото) считает, что Израиль ворует ливанский газ, который необходимо защищать силами бойцов движения и всей ливанской армии

«Хезболла» под руководством Хассана Насраллы (на фото) считает, что Израиль ворует ливанский газ, который необходимо защищать силами бойцов движения и всей ливанской армии

Фото: REUTERS/Khalil Hassan

3 июня Noble Energy сообщила наконец о том, что это месторождение едва ли не в два раза больше Тамар-1 (424 млрд куб. м) и, используя его, Израиль сможет экспортировать газ, зарабатывая десятки миллиардов долларов. Ицхак Тшува назвал день открытия Левиафана праздником для всех израильтян, добавив, что "Израиль теперь энергетически независимая страна".

Такой же статус надеется обрести и Кипр, в экономической зоне которого геологи тоже нашли много интересного. Левиафан, например, располагается очень близко к границам острова и, по всей видимости, частично ему принадлежит. В конце прошлого месяца министр промышленности, торговли и туризма Кипра Антонис Пасхалидес заявил, что с удовольствием будет сотрудничать с Израилем в деле разработки общего месторождения. Администрация Биньямина Нетаньяху после этого пообещала, что киприоты получат свою долю денег, вырученных за газ. Блокировать добычу в водах острова, правда, попыталась Турецкая республика Северного Кипра, по мнению которой природные ресурсы принадлежат населению обеих частей острова. Эту позицию поддержала и Турция, но Антонис Пасхалидес ответил лишь, что Кипр знает свои суверенные права и не позволит их нарушать.

В Бейруте тоже с воодушевлением восприняли возможность получить энергетическую независимость. Ливан не желает оставаться в стороне от дележа столь многообещающих подводных богатств.

Ни границ, ни закона


Как только стало известно о средиземноморских газовых находках, Ливан в первую очередь решил побыстрее определить свои границы. Хотя бы в переговорах с теми государствами, у которых с ним есть дипломатические отношения. 15 июня, к примеру, президенты Сирии и Ливана объявили о том, что постараются в кратчайшие сроки демаркировать морские границы своих государств — не дожидаясь, пока точно будут определены сухопутные.

«Хезболла» под руководством Хассана Насраллы считает, что Израиль ворует ливанский газ, который необходимо защищать силами бойцов движения (на фото) и всей ливанской армии

«Хезболла» под руководством Хассана Насраллы считает, что Израиль ворует ливанский газ, который необходимо защищать силами бойцов движения (на фото) и всей ливанской армии

Фото: AP

Примерно в то же время спикер ливанского парламента Набих Берри обвинил Израиль в намерении своровать газ, который может принадлежать Ливану. Он сказал, что "обнаружение такого крупного месторождения должно заставить Бейрут действовать быстро". 25 июня Берри посоветовал правительству не затягивать с разработкой и принятием закона об энергоресурсах, которого в Ливане до сих пор нет (эта страна углеводороды не добывает и необходимую нефть покупает за рубежом). Не дождавшись положительной реакции, Берри поручил написать закон одному из своих советников. Этим он сильно разозлил премьер-министра Ливана Саада Харири, который с марта этого года занимается разработкой того же закона во главе специального комитета министров.

Команды Берри и Харири на протяжении нескольких недель соревновались за право написать так недостающий Ливану закон. Спикер парламента при этом пользовался безоговорочной поддержкой представителей "Хезболлы", в том числе ее лидера Хассана Насраллы и ее 14 депутатов. Его собственное движение "Амаль" на пару с "Хезболлой" представляет интересы шиитского населения Ливана, и во многих ситуациях эти две организации друг друга поддерживают. Противостояние законодательной и исполнительной ветвей власти завершилось компромиссом: Харири пообещал подготовить проект закона за июль, а потом согласовать его с советником Берри.

Пока продолжались политические склоки в Бейруте, лидеры "Хезболлы" сделали несколько смелых заявлений в адрес Израиля. Заместитель генсека движения Наим Кассем сказал следующее: "Ливан должен отстаивать свои права на ресурсы, и "Хезболла" поможет государству защищать эти ресурсы любыми необходимыми способами". Более четко позицию организации выразил глава ее исполнительного совета Хашем Сафи аль-Дин. "Если Израиль действительно собирается прибрать к рукам энергетические запасы, найденные в регионе,— заявил он,— Ливану необходимо ответить, использовав силу своего народа и военную мощь. Судя по тому, что сейчас происходит, защитить наши права и остановить Израиль удастся только с помощью оружия, крови и победы".

Сторонники ливанского премьера к угрозам подопечных Хассана Насраллы отнеслись скептически. По их мнению, это движение попросту пытается оправдать свое существование. Израильские же власти, судя по их ответу, позицию "Хезболлы" восприняли серьезно.

Слышится запах картечи


В ответ на угрозы «Хезболлы» армия Израиля заявила, что издалека видит все маневры врага к северу от израильских границ

В ответ на угрозы «Хезболлы» армия Израиля заявила, что издалека видит все маневры врага к северу от израильских границ

Фото: REUTERS/Ronen Zvulun

Израильским военным известно, что за четыре года, прошедшие со времени последней войны в Ливане, "Хезболла" в значительной мере окрепла. Во-первых, эта организация как следует вооружилась: некоторые эксперты говорят о том, что в ее распоряжении находится 40 тыс. ракет. Непонятно, есть ли у нее сирийские Scud, которые могли бы поразить любую израильскую цель, но зато известно о наличии у нее ракет "земля-море" китайского производства. Во-вторых, "Хезболла" укрепила свое влияние на юге Ливана, сделав некоторые города и деревни своими форпостами. В начале июля Армия обороны Израиля пошла на необычный шаг, опубликовав данные разведки об опорных пунктах "Хезболлы" у северной израильской границы. На картах тамошних деревень были отмечены бункеры, подготовленные бойцами движения, командные пункты и оружейные склады. Смысл этой информационной кампании оказался примерно такой: "Если вздумаете на нас нападать, помните, что нам о ваших планах станет известно заранее".

В прошлый вторник передал свой привет "Хезболле" и глава генштаба Израиля Габи Ашкенази: "Пока все спокойно, но мы следим за развитием ситуации и готовы к любому ее повороту". "Движение наращивает присутствие в Южном Ливане,— добавил он,— там, где миротворцы ООН не в силах обнаружить оружейные склады. Что ж, если понадобится, мы сами будем действовать в этих районах".

Можно предположить, впрочем, что, пока Израиль не начнет продавать газ из месторождений, явно простирающихся и в экономическую зону Ливана, "Хезболла" нападать не станет. Хассан Насралла пару месяцев назад говорил о том, что его движение достаточно сильное, чтобы, например, в случае атаки со стороны Израиля "уничтожить любые военные, гражданские или торговые суда" у израильских берегов. Однако по мнению экспертов, Насралла чересчур самоуверен. Другое дело, что правительство Биньямина Нетаньяху может развязать конфликт с "Хезболлой" первым. Об этом две недели назад предупредил бывший американский посол в Египте и Израиле Дэниел Курцер. Он опубликовал 8-страничный доклад под названием "Третья ливанская война", в котором написал, что в ближайшие год-полтора администрация Израиля, возможно, захочет нанести превентивный удар по Ливану, чтобы "вовлечь "Хезболлу" в противостояние и лишить ее возможности угрожать израильской безопасности".

Складывается впечатление, что вооруженного конфликта между Израилем и Ливаном удастся избежать только в одном случае: если оба государства будут действовать прагматично. Другими словами, если они забудут о политике и станут думать только о деньгах. С этой точки зрения Иерусалим стоит на верном пути: он спокойно ведет разведку месторождений, стараясь не уделять слишком много внимания чужим претензиям на этот счет.

Для Ливана кратчайший путь для самообогащения примерно тот же. Профессор географии Тель-Авивского университета Гидеон Бигер в разговоре с "Властью" предположил, что Бейруту полезнее будет воспользоваться опытом Израиля, то есть приступить к поиску инвесторов и со временем начать разработку газа в своих собственных водах. Судя по той спешке, с которой ливанские власти стремятся принять закон об энергоресурсах, они все же надеются воплотить такую схему. Вряд ли им придется долго искать партнеров.

Глава израильской Delek Group Ицхак Тшува уже выступил в начале июня с предложением помочь Ливану в поисках новых месторождений. "Сейсмические исследования показывают, что в ливанской экономической зоне тоже находятся большие запасы газа",— уверял он. Тшува не стал раскрывать детали, но пообещал поделиться с Бейрутом всей доступной информацией, если два государства будут сосуществовать в мире. Ответа ему, видимо, придется подождать.


Кто добывает газ для Израиля

Консорциум, разрабатывающий два самых перспективных средиземноморских месторождения — Тамар-1 и Левиафан, удостоился привилегий от израильских властей. Однако теперь вынужден бороться с ними за будущую прибыль.


Возглавляет добывающий консорциум американская компания Noble Energy, которая сотрудничает с Израилем с конца 1990-х годов. Все это время она была для израильской администрации добрым вестником: там, где она обещала газ, его почти всегда удавалось найти. Ее главным партнером в Израиле стало предприятие Ицхака Тшувы под названием Delek Group.

К тому моменту, когда был открыт Тамар-1, эти компании уже имели на руках лицензии на разработку двух других месторождений сроком на 30 лет. Для добычи газа из такой крупной скважины, как Тамар-1, им пришлось подыскать еще двух израильских компаньонов — Isramco Negev 2 (доля которой составила 28,75%) и Dor Gas (4%). Однако Delek Group и Noble Energy остались самыми крупными пайщиками — с долями 31,25 и 36% соответственно.

Воодушевленные очередным успехом газодобытчиков из Delek Group и Noble Energy — обнаружением Тамар-1, израильские власти в марте прошлого года дали им зеленый свет на поиск газа на половине всей своей экономической зоны. Все связанные с этим контракты были заключены на приоритетной основе, как поясняется в документах министерства инфраструктуры Израиля. Другими словами, с нарушениями действующего закона об энергоресурсах. Предприятиям выдали лицензии на исследование сразу 12 участков — это разрешенный максимум. Однако с учетом прошлых 30-летних контрактов максимум этот был немного превышен. К тому же поисковые работы предприятиям разрешили вести на акватории, которая не умещалась в установленные законом рамки: она была на 718 тыс. кв. км больше дозволенных 4 млн. Но открытие гигантского Левиафана, естественно, оправдало все нарушения.

Впрочем, когда речь зашла о дележе еще не добытых богатств, отношения Израиля и его бизнес-партнеров испортились, что было предсказуемо. В апреле по распоряжению министра финансов Израиля был создан специальный комитет в парламенте, который занялся пересмотром налогового законодательства в сфере энергоресурсов. Считалось, что текущая плата за право добычи — 12,5% от стоимости сырья, установленная в далеком 1952 году,— слишком мала. Некоторые депутаты израильского парламента предлагали увеличить ее до 20%. Другие считали, что необходимо установить плату за разработку недр на уровне 10% в первые пять лет, а потом взимать налог в размере 60% от стоимости добытого газа.

Люди из руководства Noble Energy и Delek Group были разочарованы новостью о том, что с них хотят собирать большую пошлину. Особенно когда в начале июля выяснилось, что новые ставки будут действовать ретроспективно, то есть в отношении уже разрабатываемых недр. Асаф Бартфельд, исполнительный директор Delek Group, назвал планы правительства невероятными и сказал, что любой инвестор "подумает дважды перед тем, как вкладывать средства в Израиль", если предложенные поправки к закону утвердят. Такой перспективы власти страны испугались, и министерство финансов в прошлый четверг отказалось от ретроспективных ставок. Но идею повысить налоги не оставило.

Комментарии
Профиль пользователя