Коротко

Новости

Подробно

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 20

 Третьим будет


       Срок начала предвыборной кампании Бориса Ельцина определен — октябрь 1998 года. Кремль уже начал к ней всерьез готовиться.

       "О 'третьем сроке' в Кремле никогда не говорится вслух, но в уме его держат постоянно,— поделился с корреспондентом Ъ один из уволенных недавно сотрудников администрации.— Обратите внимание: сам Ельцин ни разу еще нигде не сказал, что не будет принимать участие в выборах 2000 года. Он лишь на разный манер повторяет одно и то же: 'По Конституции положено два срока, нарушать Конституцию я не собираюсь'". И еще на одно стоит обратить внимание: как-то вдруг Кремль прекратил любые разговоры о "преемнике" или "преемниках".
       События последней недели подтверждают, что, как только Конституционный суд вынесет решение считать второй срок Ельцина первым, президент начнет приоткрывать завесу тайны над своими планами, а Кремль — почти открыто готовиться к новым президентским выборам.
       
Правильный ответ
       В конце апреля Борис Березовский вынес Ельцину приговор: "Неизбираем".
       К тому моменту фигура Березовского была настолько демонизирована, он так прочно ассоциировался с президентской "семьей", что каждое его слово воспринималось как высшее решение. Вывод был сделан немедленно: окружение Ельцина, прежде всего Валентин Юмашев и Татьяна Дьяченко, посчитали, что президенту пора на заслуженный отдых. И что сам Ельцин с этим согласился.
       Впечатление было ошибочным. Вскоре после заявления Березовского пресс-секретарь президента Сергей Ястржембский откомментировал его корреспонденту Ъ довольно резко: "Президент в курсе высказываний Березовского, но считает их не более чем личным мнением одного из избирателей".
       Ястржембский не мог прореагировать иначе — слишком часто Ельцин "оговаривается". То он в Нижнем Новгороде, хитро щурясь, говорит, что его "друзья и соратники запретили говорить об 'этом'". То на встрече с президентом Италии Оскаром Луиджи Скальфаро, заявив, что "план действий президентов России и Италии рассчитан на 10-15 лет", "шутит" (на такой формулировке настаивал Ястржембский), что "для того, чтобы выполнить эту программу, нам с вами надо продлить сроки нашего мандата". То благосклонно слушает тост президента Узбекистана Ислама Каримова, поднимающего бокал за то, чтобы вновь и вновь, приезжая в Москву, встречать там президента Ельцина.
       Естественно, настроение Ельцина не может не отражаться на его окружении. Еще в январе Борис Немцов сказал: "Перспектива переизбрания Ельцина на следующий президентский срок существует. И это хорошо для экономики страны и граждан России". В мае эстафету подхватил хитрый Егор Строев: "Я не могу думать за Ельцина, но полагаю, что он будет кандидатом на президентских выборах двухтысячного года. А я редко ошибаюсь".
       По сведениям Ъ, в Кремле уже давно существует четкое понимание того, что единственной преградой на своем пути к третьей президентской кампании Ельцин считает Конституцию. На вопрос, будет ли Ельцин баллотироваться, ответ возможен только один: если решение КС будет в пользу президента, на следующий же день он начнет свою предвыборную кампанию.
       Более того, окружение Ельцина ее уже начало. Об этом свидетельствует отставка представителя президента в КС Сергея Шахрая.
       
Первый урок
       Комментируя увольнение одного из самых известных ельцинских долгожителей, высокопоставленный сотрудник администрации заявил Ъ: "Это вовсе не означает, что мы боремся за третий срок. Но постоянно проигрываются все три варианта: идет, не идет, или вообще выборы будут отменены. Задача аппарата — быть готовым к любому развитию ситуации".
       Шахрай отказался проигрывать все варианты. Он, как и Березовский, не верит в избираемость Ельцина и не хочет "попусту" тратить свои юридические таланты на выбивание в КС третьего срока для Ельцина. Это не стало неожиданностью для Кремля. В пристрастиях к Юрию Лужкову Шахрай был замечен задолго до последнего съезда ПРЕС (например, когда предлагал проигравшему очередное "прописочное" дело мэру свою посильную помощь в составлении нужных законов или когда в спешном порядке заключал с Москвой договор о разграничении полномочий). Более того, как рассказывали корреспонденту Ъ в Кремле, Шахрай "по обоюдному согласию сторон" должен был уйти в сентябре — борьбу за третий срок ему уже не решались доверить.
       Если бы Шахрай тихо досидел на Старой площади до осени, не демонстрируя свои упаднические настроения на публике, то все так и произошло бы. Однако он грубо нарушил кремлевскую этику: на съезде ПРЕС Шахрай открыто заявил, что наиболее вероятными победителями на следующих президентских выборах он считает Юрия Лужкова и Александра Лебедя. И в довершение к этому, как утверждает сам Шахрай, отправил президенту некую аналитическую записку, в которой доказывал невозможность победы Ельцина в 2000 году.
       Приговор кремлевских чиновников был жесток: "Поведение Шахрая пошло в разрез с общей политикой администрации. Любой чиновник должен держать себя в рамках существующей идеологии, и совершенно невозможно, если он начинает выступать с антипрезидентских позиций".
       "Он продемонстрировал достаточно странное для человека команды поведение. И эти его высказывания оставить без ответа было нельзя — слишком уж вызывающи они были",— так оценил поступок своего бывшего коллеги высокопоставленный сотрудник администрации.
       Чистка рядов — только один пункт предвыборной программы-минимум, которую Кремль уже начал осуществлять. Но есть и другие.
       
Задание на осень
       "К 2000 году Ельцин собирается сформировать новую, сильную команду, которая и должна будет обеспечить ему победу",— утверждает источник Ъ в администрации.
       Преданный Ельцину Михаил Митюков, сменивший Шахрая на посту представителя в КС, призван добиться признания третьего срока вторым. Это, по оценкам экспертов, вполне реально: в КС уже ведется соответствующая работа. Первый и пока главный ее итог — назначение дела на середину октября (судьи трижды не решались принять решение о дате слушаний).
       Возвышение Сергея Степашина, забота об Игоре Сергееве, а также назначение первым замглавы администрации Владимира Путина, начальником главного контрольного управления Николая Патрушева и руководителем управления спецпрограмм Виктора Зорина (все трое являются бывшими сотрудниками органов безопасности) — это тоже подготовка к выборам. Перед решающим броском Ельцин всегда заручался поддержкой силовиков. Демонстрация поддержки со стороны людей в погонах может рассматриваться и как элемент предвыборной кампании, призванный уверить сотрудников президентского штаба в том, что при любых, даже самых негативных, итогах выборов глава государства останется на своем посту.
       Еще один элемент пропагандистской работы — борьба с коррупцией. Этот предвыборный инструмент уже задействован. Еще в начале июня сотрудник администрации предупреждал Ъ: "В ближайшее время нас ожидают несколько громких дел, в которых будут замешаны достаточно высокопоставленные чиновники". На следующий день после этого разговора были арестованы руководители Госкомстата. Как следует из последовавшего затем заявления председателя ФСБ Николая Ковалева, статистами Кремль не ограничится.
       Но главной задачей на ближайшее время станет постоянная демонстрация жизнеспособности Ельцина. Кремль очень болезненно воспринял в очередной раз появившиеся на прошлой неделе слухи об ухудшении здоровья президента — столь же болезненно, как воспринимал их два года назад, перед выборами 1996 года. Отвергнув даже намек на то, что с президентом может быть что-то не в порядке, Сергей Ястржембский жестко заявил Ъ, что "распространение подобных слухов выгодно только тем, кто хочет сделать хороший бизнес на финансовых спекуляциях".
       Борьба за здоровый образ Ельцина ведется достаточно прямолинейно: во время последней заграничной поездки президента — в Бонн — его советник по имиджу Татьяна Дьяченко лично просила одного из приближенных кремлевских журналистов сделать в своем материале акцент на то, что в Германии Ельцина не сопровождали кардиохирурги, которые обычно были с ним во всех поездках после операции. Дьяченко хотела, чтобы пресса обязательно написала о том, что вместе с Ельциным теперь летает только дежурная бригада — двое врачей-терапевтов.
       На этот же факт призвал обратить внимание и Сергей Ястржембский, когда, говоря о сокращении сопровождающих в целях экономии средств, особенно подчеркнул, что в поездки больше не ездит руководитель медицинского центра управления делами президента Сергей Миронов, считающийся лечащим врачом Ельцина.
       Окружение Ельцина не смущает крайне низкий рейтинг президента (каждую неделю по заказу администрации проводится социологический опрос "Если бы выборы были сегодня", в котором в отличие от большинства публикуемых в СМИ имя Ельцина есть и набирает около 2%) — сотрудники администрации ссылаются на то, что за полгода до выборов 1996 года он тоже был жалким. Сейчас в запасе у администрации целых два года.
       Имиджмейкерские конторы уже почувствовали благоприятную конъюнктуру. В ближайшее время они откроют серию так называемых семинаров, на которых в тесном кругу будут обсуждать будущие президентские выборы. Разговаривать на эту тему с журналистами они наотрез отказываются: с недавнего времени фамилия "Ельцин" стала у них фактически под запретом. Все походит на ожидание своеобразного тендера, в ходе которого определится будущий генеральный подрядчик на формирование предвыборного образа российского президента. В данной ситуации любое неправильно истолкованное в Кремле слово чревато потерей самого вожделенного заказа, который может быть получен только раз в четыре года.
       Конституционный суд, без сомнения, сделает исключение для президента. Слишком уж многозначительной была фраза "Что-то не ладится у нас с Конституционным судом", сказанная Ельциным во время последней встречи с Маратом Баглаем вроде бы по поводу закона о реституции. По крайней мере, в администрации уверены в успешном рассмотрении дела о конституционности третьего срока. Один из сотрудников кремлевского аппарата, комментируя Ъ ситуацию, вдруг спросил: "А у вас с 1996 года не осталось футболки с надписью 'Ельцин — наш президент'?.. Постирайте. Пригодится."
       
Наталья Тимакова
       
--------------------------------------------------------
       Если Конституционный суд согласится признать третий срок президента вторым, Ельцин начнет свою предвыборную кампанию на следующий же день.
       Ни окружение Ельцина, ни его самого не смущает крайне низкий рейтинг президента — около 2%
--------------------------------------------------------
       
Три пишем — два в уме
       Первым о возможности третьего срока для Бориса Ельцина заговорил его пресс-секретарь Сергей Ястржембский в октябре прошлого года. Тогда он, дважды повторив, что это всего лишь его "личное мнение", заявил, что второй срок Ельцина вполне можно считать первым, если учесть, что в первый раз он стал президентом России еще при старой Конституции СССР.
       Депутаты среагировали на это заявление: через месяц в КС был отправлен депутатский запрос о возможном участии Ельцина в выборах 2000 года. Его инициаторами стали "яблочники" Алексей Захаров и Елена Мизулина и аграрий Адриан Пузановский.
       По их мнению, противоречие, требующее разъяснения, существует между 81-й статьей Конституции и 3-м пунктом раздела II ее "Заключительных и переходных положений". С одной стороны, согласно 81-й статье, "одно и то же лицо не может занимать должность президента Российской Федерации более двух сроков подряд" — следовательно, Ельцин в 2000 году должен оставить свой пост. Но с другой, согласно "Заключительным и переходным положениям", президент со дня вступления Конституции в силу "осуществляет установленные ею полномочия до истечения срока, на который был избран". Хотя пункт 4 тех же "Положений" в отношении правительства использует совсем иную формулировку: правительство "со дня вступления в силу настоящей Конституции приобретает права, обязанности и ответственность Правительства Российской Федерации, установленные Конституцией..." Текст недвусмысленно указывает на непрерывность статуса правительства — в том же составе, в каком оно работало до 12 декабря 1993 года, оно стало и первым конституционным правительством в уже новой правовой системе.
       В отношении президента формулировку "Положений" можно истолковать так: с декабря 1993-го по июнь 1996 года Ельцин дорабатывал свой срок по старой Конституции и только летом 1996 года был первый раз избран президентом по новой.
       Конституционный суд трижды откладывал принятие решения о дате заседания, на котором будет рассматриваться этот вопрос, приблизительно определив ее только на прошлой неделе: 15, 16 или 17 октября КС должен приступить к обсуждению этой проблемы. Интересы Госдумы на суде будут представлять Елена Мизулина ("Яблоко") и Олег Миронов (КПРФ). Интересы президента — его представитель в КС Михаил Митюков.

Комментарии
Профиль пользователя