Коротко


Подробно

 Битва под ковром


Пал Палыч forever


       Тщательно готовившийся заговор Валентина Юмашева и Татьяны Дьяченко против Павла Бородина провалился. Аппаратный опыт помог могущественному управделами отразить удар.
       
       14 мая, накануне отъезда Бориса Ельцина в Бирмингем на саммит "восьмерки", руководитель президентской администрации Валентин Юмашев пригласил к себе управляющего делами президента Павла Бородина. Юмашев довел до его сведения, что утром президент подписал поручение, адресованное главе администрации и премьер-министру и состоящее всего из двух пунктов: "1. Прошу подготовить предложения о реформировании Управления делами президента, имея в виду создание на его базе организаций по обслуживанию Федерального собрания РФ, администрации президента и правительства РФ. 2. Организовать аудиторскую проверку Управления делами президента".
О возможной отставке Бородина не было сказано ни слова. Зачем говорить, если и так все очевидно?
       
       Против Бородина сражались многие. Первым в атаку на всесильного кремлевского завхоза пошел Анатолий Чубайс. После того как ему удалось в один день расправиться с такими долгожителями Кремля, как Александр Коржаков и Михаил Барсуков, Чубайс взялся за их друга Бородина.
       Как утверждают, буквально на следующий день после того, как Чубайс был назначен главой администрации президента, он встретился с управделами президента и предложил тому добровольно покинуть свой пост. Однако сдаваться без боя Бородин не собирался. Он ответил: "Не вы меня назначили — не вам меня и снимать". Чубайс пообещал разобраться.
       Бородин был уверен, что как только занемогший президент выздоровеет, он вновь вспомнит о своем завхозе. И он не ошибся. В октябре 1997-го на 50-летний юбилей Бородин получил из рук президента высший российский орден "За заслуги перед Отечеством" II степени (I степень полагается только главе государства). О том, что Ельцин разрешит Чубайсу уволить Бородина, не могло быть и речи.
       Тем не менее Чубайс продолжал думать о реорганизации хозяйственного монстра. Для этой цели он даже создал новое управление администрации — административно-хозяйственное, которое возглавил Вячеслав Васягин. В перспективе, по замыслу Чубайса, именно оно должно было заняться обеспечением деятельности администрации и президента. А империя Бородина должна была рухнуть.
       Однако Васягину не удалось вырваться из-под контроля управделами — слишком уж неравны были весовые категории. Слон просто не обращал внимания на моську, путавшуюся под ногами. Моськой Бородин считал и Чубайса — он в голос и со смаком рассказывал анекдоты про "рыжего" даже в высочайшем присутствии. Рассказывают, что однажды президент не выдержал и попросил управделами не обижать Чубайса.
       Естественно, что, став первым вице-премьером, Чубайс не расстался с идеей свалить Бородина. К боевым действиям подключился Максим Бойко. Он даже заявил было о намерении Мингосимущества осуществить проверку недвижимости, принадлежащей Управлению делами президента,— но тут случилось "дело писателей", и очередное наступление прекратилось само собой.
       Чубайсу свалить Бородина не удалось. Эстафету борьбы с Бородиным подхватил новый глава президентской администрации — Валентин Юмашев.
       
       Поначалу отношения с Юмашевым у Бородина складывались хорошо. Ведь именно он, как утверждают источники Ъ, в свое время познакомил Юмашева и Коржакова с Борисом Березовским. Но мир продолжался недолго.
       Кремлевские летописцы полагают, что моментом начала прямого противостояния управделами и главой администрации можно считать новогодний прием, устроенный Юмашевым 29 декабря в госособняке на улице Косыгина. В числе приглашенных на вечер были Татьяна Дьяченко, все заместители Юмашева, руководители секретариатов, помощники президента.
       Был на торжестве и Павел Бородин. В разгар веселья он произнес тост, вызвавший шок у присутствующих. Поздравляя коллег с праздником, Бородин сказал примерно следующее: "Мы вот здесь выпиваем, закусываем — икрой, балычком. И никто из вас не представляет, как живут люди за этими стенами. Но я уверен, что новый год принесет новые силы, и мы все преодолеем. И я надеюсь, что на следующий год за этим столом будут сидеть люди, которые гораздо больше, чем вы, будут знать о том, как живет народ".
       Присутствовавший при этом кремлевский чиновник рассказывал корреспонденту Ъ, что над столом повисло напряженное молчание, а Бородин как ни в чем ни бывало сел на свое место и весь остаток вечера веселил окружающих анекдотами, в том числе и про членов правительства.
       Бородин, который всегда подчеркивал, что его управление находится не в составе администрации, а в непосредственном подчинении президента, все больше раздражал Юмашева своей подчеркнутой независимостью. Более того, и ему, и советнику президента Татьяне Дьяченко надоело с любым пустяком — даже с просьбой о покупке карандашей — обращаться к Пал Палычу. Огромная хозяйственная империя с оборотом в миллиарды рублей и колоссальной недвижимостью фактически контролировалась одним человеком, и ни глава президентской администрации, ни семья президента не могли эффективно влиять на принимаемые им решения.
       Юмашев, как прежде Чубайс, задался целью уволить кремлевского завхоза. Точечные удары по империи наносились постоянно: в начале года нескольких замов Бородина лишили "мигалок" и спецномеров; затем сам Бородин был лишен охраны.
       Был разработан и генеральный план наступления. Согласно ему, место Бородина должен был занять первый заместитель Юмашева — Юрий Яров. Как известно, сейчас его основной обязанностью является формирование рабочего дня президента. И, как считают в администрации, Яров успешно с нею справляется. В Кремле уже давно ходит шутка, что Юрий Федорович расписал каждый день президента вплоть до 2004 года. Лучшей кандидатуры на место Бородина, чем Яров, не нашли.
       Тем временем Бородин продолжал демонстрировать свою самостоятельность. В январе он заявил, что у него нет квартир для сотрудников администрации. В феврале предложил правительству выделить $40 млн на ремонт здания Парламентского центра. "Почему это мы должны делать такой подарок Селезневу? Чтобы коммунисты на президентских выборах там штаб устроили?" — отреагировали на это предложение Бородина в администрации и в правительстве.
       А в марте, в обход администрации президента, на базе предприятия "Росцентрпроект" при Управлении делами Бородин создал Общероссийский технический информационный канал (ОТИК) — фактически альтернативную общенациональную информационную систему.
       Терпение Юмашева лопнуло. Собрав весь имевшийся в распоряжении компромат на управделами, он пошел к Ельцину. Президент главу администрации выслушал, но особого энтузиазма не проявил: к человеческим слабостям своих подчиненных вроде дачи за госсчет или пары-тройки рискованных операций президент относится снисходительно. Убедить его в том, что хозяйственная империя в нынешнем виде скорее опасна, чем полезна, оказалось еще труднее. Поэтому вариант с реорганизацией тоже не прошел.
       Однако Юмашев был настойчив. Подключилась Татьяна Дьяченко; на самом последнем этапе не обошлось и без Сергея Кириенко — премьера возмутило то, что Бородин вместе с Селезневым вновь потребовал выделить $290 млн на строительство Парламентского центра. Ельцин отмахнулся: принесите мне не домыслы, а доказательства. Ему объяснили, что без официальной проверки их добыть невозможно. Тогда президент дал команду подготовить распоряжение о реорганизации Управления делами президента и начале аудиторской проверки.
       
       На следующий день после того, как стало известно о распоряжении президента, у санатория "Барвиха" были замечены около двадцати "Волг" и иномарок. Это заместители Бородина, начальники управлений и отделов устроили в подведомственном заведении небольшой "междусобойчик". Настроение у большинства присутствующих было похоронное — один из заместителей управделами, вернувшись после вечеринки домой, предупредил семью, что, возможно, госдачу придется освободить в рекордно короткий срок.
       А в понедельник, 18 мая, Бородин как ни в чем не бывало приехал в свой кабинет в Ипатьевском переулке. Он уже выработал план контратаки — написал заявление об уходе по собственному желанию. И когда ему позвонил один из руководителей "Интерфакса" с просьбой объяснить, что происходит (несмотря на то что у Юмашева с Бородиным была договоренность не предавать дело огласке, информация в "Интерфакс" просочилась — ведь один из заместителей Юмашева, Михаил Комиссар, является фактическим руководителем агентства), Бородин был готов. Он сам перезвонил в агентство и заявил, что собирается уйти на другую работу, но при этом остаться "государственным человеком".
       После того как его интервью появилось на новостной ленте агентства, в Кремле запаниковали. Как рассказывают, Сергей Ястржембский, который в этот день должен был выступать на "Эхе Москвы", срочно связался с Юмашевым: что делать? Юмашев дал отмашку: подтверждай.
       Во вторник Валентин Юмашев отправился к президенту в "Горки-9", чтобы передать заявление Бородина и предложить на замену кандидатуру Ярова. Но раньше, чем он успел доехать, президенту дозвонился Бородин (некоторые источники Ъ, правда, утверждают, что президент позвонил Бородину сам, уже когда разговаривал с Юмашевым).
       Как бы то ни было, Юмашев не смог убедить Ельцина. У него не оказалось "последнего доказательства" нелояльности Бородина, подобного тому, что решило вопрос с отставкой Черномырдина (это был рассказ очевидца о том, как премьер обсуждал перспективы своего будущего президентства с Альбертом Гором). И Ельцин, как признался потом сам Бородин, "весьма удивился, подчеркнул, что отставки не принимает, и вернул мое заявление".
       Кремль проиграл первое открытое сражение с Бородиным. Это, конечно, не означает, что оно окажется последним. Высокопоставленный сотрудник администрации в беседе с корреспондентом Ъ предположил, что победу Бородина нельзя считать окончательной. Проверка его ведомства, несмотря ни на что, будет продолжена, ведь ни Юмашев, ни Дьяченко от идеи свалить завхоза не отказались. Но теперь они, похоже, перейдут к длительной осаде. По словам того же источника, следующей атаки на Бородина можно ждать в сентябре-октябре.
       Впрочем, надо думать, что за три месяца глава Управления делами президента подготовится к обороне не хуже, чем за три дня.
       
       НАТАЛЬЯ ТИМАКОВА
       

Тэги:

Обсудить: (0)

Журнал "Коммерсантъ Власть" от 26.05.1998, стр. 24
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

Социальные сети

обсуждение