Коротко


Подробно

 Черная сотня


"Прочь, поганые белые!"


       Почти полтора столетия, начиная с войны между Севером и Югом, Америка и все прогрессивное человечество успешно боролись с расизмом. Еще немного, и белый расизм будет искоренен окончательно. Но на смену ему уже пришел черный.
       
       В Нигерии белым не рекомендуется выезжать за пределы крупных городов: подавляющее большинство населения этой африканской страны их не любит. В ЮАР после крушения апартеида множатся случаи выселения белых семей из объявленных "черными" домов, увольнения белых черными начальниками, появления негласных ограничений "только для черных" при посещении публичных мест. Белые бегут из страны. "Пошли вон из нашей Африки!" — радостно провожают их черные.
       В США негритянская община пошла по пути добровольной сегрегации. Черные селятся отдельно, образуя целые кварталы. Они покупают журналы, где даже в рекламе нет ни единого белого лица. Они смотрят кинофильмы с черными актерами, покупают календари, буклеты и картины, на которых изображены исключительно люди их расы. Они слушают свою музыку и одеваются совершенно иначе, чем белые.
       В черных кварталах царят те же законы, что и в Южной Африке: белым туда путь заказан. Сочтя оскорблением появление у себя без разрешения "поганого белого", представители негритянского населения могут его убить. Белые при этом ограничены не только в ответных действиях, но и в словах: назвать негра негром в эпоху политкорректности — дело подсудное.
       
Убийственная политкорректность
       Как свидетельствует американская судебная практика, белые уже лет двадцать назад начали постепенно понимать, что их дискриминируют. Так, еще в 1978 году белый юноша по фамилии Бакки подал в суд на университет, в который он пытался поступить, обвинив его в расовой дискриминации: Бакки сдал вступительные тесты, недобрал баллы и провалился. При этом в университет было принято немало негров, набравших еще меньше баллов, чем он. Бакки обиделся, и суд поддержал его, отметив, однако, что в целом система приема правильная — небелым следует давать льготы.
       В 1995 году прогремело дело Симпсона. Известнейший черный спортсмен и кинозвезда, О. Дж. Симпсон обвинялся в убийстве своей белой жены и ее друга. 3 октября 1995 года присяжные (9 черных, 1 испаноязычный и 2 белых) вынесли вердикт: "невиновен". Каждые четверо из пяти чернокожих восприняли это с ликованием — как победу черного человека над белой судебной машиной. Каждые двое из трех белых были против вердикта, считая, что суд оправдал виновного.
       Черный расизм здесь проявляется в том, что приговор мог быть только оправдательным. В эпоху политической корректности не стоило особенно углубляться в детали одного бытового преступления — ради спокойствия в обществе в целом и предотвращения беспорядков в негритянских кварталах. Иными словами, решение суда было продиктовано не законом, а политическими и расовыми мотивами — решающим оказался цвет кожи жертвы и подсудимого. Беспорядков удалось избежать: "Марш миллиона разгневанных черных мужчин", состоявшийся через две недели после суда, прошел мирно и без эксцессов.
       Именно после этого о черном расизме в США заговорили вслух. Белые обнаружили, что "угнетенное" черное население Штатов сформировало свою идеологию, объявляющую белых недочеловеками, а негров — венцом творения.
       
В начале были негры
       В конце 20-х годов в освободившейся от рабства Америке зародилось не представлявшее тогда опасности для благополучия страны, но довольно массовое движение "Назад, в Африку!" Маркуса Гарви. Опираясь на идеи Иоганна Готфрида фон Гердера, Гарви проповедовал, что черные должны отделиться от "белых дьяволов" — не вступать с ними в браки, не смешиваться и т. д. Современники отмечали полное совпадение этой фразеологии с ку-клукс-клановской. Так впервые проявился в демократической Америке черный расизм — блэкизм.
       Гарви провозгласил борьбу за освобождение от белых и предоставление неграм нескольких американских штатов, за возвращение их на историческую родину, в Африку. Серьезные люди могли бы отнестись к шумным кампаниям Гарви с пренебрежением, не будь у него сотен тысяч последователей.
       Идеи блэкизма упали на благодатную почву, подготовленную многовековым рабством американских негров. Однако реализовались эти идеи несколько неожиданно. Созданное черными переселенцами из США западноафриканское государство Либерия дала пример дискриминации одних негров другими — выходцы из США составили высшую касту, члены которой относились к аборигенам с глубоким презрением.
       Всего через несколько лет после начала движения "Назад, в Африку!" Илайдж Мухаммед, Черный Пророк, основал в Штатах движение черных мусульман "Нация ислама". Его доктрина имеет все классические признаки расизма.
       По Илайджу Мухаммеду, природной религией черных является ислам, потому что они по происхождению азиаты (белые расисты почему-то тоже тяготели к Азии, размещая там предков германской расы). Первые люди, созданные Аллахом, были, разумеется, черными. Затем великие черные генетики древности вывели породу белых людей, которых Аллах изгнал в Европу. "Белые дьяволы" неполноценны по сравнению с черными людьми, и их временное господство — признак надвигающегося конца света (белые расисты, кстати, тоже говорили о конце света — только они обещали его в случае прекращения господства европейцев).
       "Нация ислама" быстро стала мощной и высокоорганизованной структурой. Простые члены общины группируются в ней вокруг лейтенантов и капитанов. Черные мусульмане должны работать и отчислять одну десятую дохода в пользу организации. "Христианство — для ленивых",— утверждают они.
       Многолетний глава "Нации ислама" Луис Фаррахан настолько радикален, что его уже опасаются даже мусульманские страны. Не так давно ему было отказано во въезде в Узбекистан из-за крайне разнузданных расистских высказываний.
       Но самой непримиримой, агрессивной и страшной стала негритянская националистическая боевая организация, созданная в 1966 году двумя молодыми парнями из оклендского гетто. Она называлась "Черные пантеры самообороны".
       "Если на тебя спустили полицейскую собаку, убей эту собаку, даже рискуя своей жизнью",— призывал тогдашний лидер "Черных мусульман" Малькольм Экс (то есть "икс", что символизирует утрату черного имени в белом расистском обществе). Пантеры не ограничивались громкими словами: им не без оснований приписывают организацию целого ряда террористических актов. "Черных мусульман" разгромили в 1970 году, но черный национализм не исчез и не ушел в подполье.
       
Война без победного конца
       Негативные последствия искусственно насаждаемого в Америке расового "равноправия" очевидны. Система льгот и пособий черным снимает ответственность за содержание семьи, тормозит индивидуальное развитие, то есть делает черных хуже. С другой стороны, она дискриминирует белых. Когда речь идет о получении жилья, образования, работы, медицинской помощи — налицо льготы для черных. И самое главное, эта система не способствует расовому примирению: сегодня 68% черных и 38% белых считают расизм главной проблемой американского общества.
       Эта проблема уже дорого обошлась американцам. Миллионы негров, умерших в рабстве от голода и непосильного труда. Взрыв насилия со стороны черных после отмены рабства, который поставил белую общину на грань исчезновения. Ответный террор белых: облачившись в балахоны, члены Ку-клукс-клана варили негров в котлах, сжигали на кострах и вешали на деревьях. Следующий ход черных: "Нация ислама" и "Черные пантеры", которые держали в напряжении белые общины во всех крупных городах Америки. Теперь ходят белые.
       
КИРИЛЛ ИВАНОВ
       
-------------------------------------------------------
       Враг всех расистов
       Ровно 30 лет назад — в апреле 1968 года — был убит великий борец за права чернокожего населения США и крупный баптистский теолог Мартин Лютер Кинг. Его смерть встретили ликованием не только белые расисты. Их радость разделили черные. Смерть Кинга, в общем, устраивала всех расистов — вне зависимости от цвета кожи. Потому что Кинг расистом не был. Он нарушил жесткую структуру противостояния белых угнетателей и черных угнетенных, протянув руку белым борцам за равноправие — в основном представителям студенчества либеральных шестидесятых. Принято считать, что Кинга убили белые. Но сегодня, по прошествии многих лет, не менее правдоподобной кажется версия о том, что в его смерти повинны черные.
--------------------------------------------------------
       
Негр — двигатель прогресса
       В Африке идейным оплотом черного превосходства стала теория "негритюда", получившая широкую известность в 60-е годы благодаря творчеству президента Сенегала Леопольда Сенгора. Эта теория приписывает неграм все без исключения завоевания человеческой цивилизации. Так, европейцам наверняка будет любопытно узнать, что секретарем Цицерона был негр, который и придумал стенографию. Что чернокожие африканцы изобрели алфавит и научили писать финикийцев. Что подлинная архитектура началась с пирамид древнего Египта, построенных черными инженерами. Белый, конечно, может и улыбнуться, столкнувшись с этими утверждениями. Но с точки зрения многих черных, эта улыбка будет свидетельствовать лишь об умственной отсталости.
--------------------------------------------------------
       
Джон Стивенс, нью-йоркский журналист
       
Почему я не черный?!
       
— В США существует расовая дискриминация?
       — Конечно. Вот я белый и не могу себе позволить того, что могут себе позволить "другие американцы". Даже и высказываться-то на эту тему не вполне могу. Сразу обвинят в нарушении поликорректности.
       — Можете привести примеры неравноправия?
       — Сколько угодно. При приеме на работу, например, у меня больше шансов получить отказ, чем у черного. Его не возьмут — он подаст в суд: заявит, что подвергся дискриминации, и выиграет дело. При увольнении та же ситуация. Чуть что — в суд. Сейчас с ними связываться уже никто не хочет. На одной из табачных фабрик была история: темнокожие американцы заявили, что им мало платят, и стали грозить судом. Так, говорят, им сразу заплатили. Не столько, конечно, сколько они хотели — ну, допустим, не сорок миллионов долларов, а пять, но все равно. Проще платить и не связываться.
       — Вы считаете, что черному населению живется в США лучше, чем белому?
       — Обобщать трудно. Бедные и богатые есть везде. Это не показатель приоритетов. Здесь личный момент важен. Кто сумел заработать, а кто нет. Вопрос в том, что гарантируется человеку в том случае, если он не выиграл, а проиграл. Минимальный набор социальных гарантий. Так вот, по этой статье черным, конечно, лучше. И медицинская помощь, и пособие по безработице, и льготы при приеме в высшие учебные заведения и так далее и тому подобное. Плюс еще — слова лишнего не скажи. Одного комментатора уволили за то, что он с восхищением сказал после баскетбольного матча, что это, конечно же, игра черных, что они здесь молодцы. Тоже, оказывается, не имел права, обидел, выделил... Я думаю, приоритет по минимальному набору гарантий — это и есть самый большой плюс. Никогда не знаешь, как жизнь повернется. Честное слово, иногда жизнь прижмет, и я думаю: "Господи, ну почему я не родился черным?!"
--------------------------------------------------------
       
Брюс Найс, билетер "Метрополитен-Опера"
       
Никто не хочет быть черным в белой стране
       
— В США есть расовая дискриминация?
       — В каком-то смысле, да. В том, что касается борьбы за подачки государства. Пособия, стипендии, самая нехитрая медицинская помощь.
       — Вы черным завидуете?
       — Боже упаси! Если человека прельщают крохи, то он может позавидовать черным, но если он хочет жить нормально, то мечтает отнюдь не о пособии по безработице.
       — Разве льготы при приеме на работу — это крохи?
       — Эти льготы существуют только в государственных структурах. В сфере частного бизнеса их нет и быть не может. Там в счет идут только деловые качества, а никак не цвет кожи. При таком подходе люди соревнуются свободно и побеждает сильнейший. Это и есть отсутствие расизма.
       — Разве нет фактов дискриминации в частном секторе?
       — Я скажу так: до войны было плохо и черным, и евреям. Но после второй мировой войны евреи поднялись, разбогатели. Им никакие льготы не нужны. С черными вышло иначе. Ничего они для себя в этом плане не сделали. Они разыгрывали другую карту — не индивидуального развития, на котором держится все наше общество, а коллективной борьбы за прожиточный минимум.
       — Но, может быть, это только первый шаг к равноправию?
       — Может, и первый шаг, но только не в ту сторону. Тот черный расизм, о котором можно говорить шепотом, кажется, не сделал пока черных богатыми. Во всяком случае, очевидных сдвигов здесь нет. А ведь именно это и есть подлинная свобода.
       — Значит, лично вы не хотели бы быть негром?
       — Быть черным в белой стране не хочет никто. Во всяком случае тот, кто еще не поставил на себе крест. А это от цвета кожи не зависит.

Тэги:

Обсудить: (0)

Журнал "Коммерсантъ Власть" от 28.04.1998, стр. 47
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение