Коротко

Новости

Подробно

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 14
 За забором

Лесная школа будущих премьеров


       Сергей Кириенко уже успел одержать маленькую тактическую победу. Отъявленные либералы-экономисты пишут ему на правительственной даче программу, которая должна устроить самых ортодоксальных коммунистов.
       
       Две недели назад сонная охрана в маленькой будке у забора президентско-правительственной резиденции "Волынское-2" потеряла покой. Audi с флагом на номерном знаке, "Волги" попроще, но тоже из гаража управления делами президента и уж совсем забытые за последние годы "Жигули" парковались на узких, не рассчитанных на такое количество автомобилей дорожках поселка. Большинство машин теснилось у монументального, четвертьвековой давности корпуса номер 3, где правительственная комиссия по экономической реформе работала над проектом экономической программы претендента на пост премьер-министра Сергея Кириенко.
       По иронии судьбы этот корпус последние пять лет никто иначе, как черномырдинский, не называет — именно в нем был премьерский люкс, и именно в этом здании спичрайтеры Виктора Черномырдина писали его выступления. Сейчас те же самые люди пишут "тезисы экономической программы" Кириенко, который уже насчитал у прежнего кабинета больше ошибок, чем достижений.
       
       Вполне возможно, что претендент на главный кабинет в Белом доме и рад бы обратиться к другим экспертам. Проблема лишь в том, что других у него нет. Исполняющий обязанности премьер-министра сейчас оказался в гораздо более тяжелой ситуации, чем его предшественник пять с лишним лет назад. В декабре 1992 года у Черномырдина, тогда уже вице-премьера с полугодовым стажем, было хоть какое-то подобие команды, способной контролировать работу почти полуторатысячного аппарата правительства. У Кириенко нет почти ничего и никого. Два его ближайших помощника — Василий Ратников и Леонид Сухотерин — при все старании не могут заменить тяжеловесных, но вполне эффективных структур Владимира Бабичева и Геннадия Петелина.
       Неутвержденный Думой глава правительства должен решать сразу несколько задач. Во-первых, хоть как-то организовывать повседневную работу правительства; во-вторых, разрабатывать свою экономическую программу, и, в-третьих, проводить бесконечные консультации с парламентскими фракциями и претендентами на министерские посты.
       Сотрудники Белого дома отмечают, что уже через неделю после отставки Черномырдина документооборот заметно снизился. Ничего удивительного: запас подготовленных прежним кабинетом постановлений иссякает, а до разработки новых у временного правительства руки не доходят.
       В таких условиях искать дееспособную команду специалистов, способных решать самый широкий круг задач,— от проведения административной реформы до выработки первоочередных шагов правительства — попытка, заранее обреченная на провал. Так что Кириенко действительно ничего не оставалось, как обратиться за помощью к весьма странной правительственной структуре — комиссии по экономической реформе. Правда, при этом и. о. премьера предпочел не афишировать этот факт. И на то у него были все основания.
       Созданная в начале 90-х комиссия пользуется дурной репутацией у левого большинства Думы. Ведь это довольно необычный правительственный орган. Состав комиссии, как и любого другого правительственного органа, утверждает премьер, но Виктор Черномырдин ни разу никого из нее не уволил. Если учесть, что предложения по своему составу подает сама комиссия, то становится понятно, почему к 1997 году дача в Волынском превратилась буквально в заповедник экономического либерализма. До сих пор членами комиссии являются бывший премьер Егор Гайдар, бывший экономический советник Черномырдина Андрей Илларионов, бывший первый замминистра финансов Андрей Вавилов, практически вся уволенная команда Чубайса — Альфред Кох, Петр Мостовой, Максим Бойко и, конечно же, сам бывший первый вице-премьер.
       Летом прошлого года комиссия вернула утраченное в какой-то момент влияние на решения кабинета, и с тех пор большинство ее разработок — вроде концепции реформирования МПС — были воплощены в жизнь.
       
       Над программой нового кабинета в Волынском начали работать через два дня после отставки Виктора Черномырдина. Причем начало работы не было обусловлено каким-то формальностями — как утверждают сотрудники Белого дома, Кириенко не подписывал никаких распоряжений о создании рабочей группы. По свидетельству очевидцев, сначала все было спокойно: в первые два дня для работы над программой приезжали только несколько постоянных членов комиссии. Однако было очевидно, что долго удержать в тайне имена разработчиков тезисов не удастся. А после огласки рассчитывать на одобрение нижней палаты не приходилось.
       Таким образом, вопрос был лишь в том, кто первым пригласит левое большинство к участию в работе над документом. Это 30 марта сделал лидер фракции НДР Александр Шохин. Сам он утверждает, что сознательно "дал утечку", чтобы были учтены интересы всех сторон. Недоброжелатели Шохина согласны, что информацию он раскрыл преднамеренно, но сделал он это, по их мнению, совсем по другой причине. Шохин, по слухам, обиделся, что его опять не позвали на работу в правительство и не удержался от соблазна слегка потрепать нервы Белому дому.
       И это ему удалось — 31 марта Игорь Шабдурасулов был вынужден заявить, что на самом деле в разработке программы участвуют даже академики Петраков, Абалкин и Аганбегян.
       Шабдурасулов, конечно, погорячился. Паломничество всех кому не лень в Волынское-2 во вторник только началось. В лесу были замечены Андрей Илларионов и Александр Ивантер, думские экономисты-либералы Александр Шохин, Владимир Рыжков и Алексей Головков, Оксана Дмитриева и Александр Жуков, а также думские экономисты-коммунисты Юрий Маслюков и Юрий Воронин.
       Что касается академиков, то они в беседах с корреспондентами Ъ отрицали свое участие в этой работе. Впрочем, в той суматохе, что творилась на прошлой неделе в Волынском, не то что академиков можно было потерять, но и самого премьера не заметить. По словам заместителя председателя бюджетного комитета Думы Алексея Головкова, в последние дни министр без портфеля Евгений Ясин, замруководителя аппарата правительства Сергей Васильев и спичрайтер бывшего премьера Сергей Колесников сидели с квадратными головами, едва успевая выслушивать ходоков, посещавших Волынское-2.
       Весь переполох преследовал лишь одну цель — показать думской оппозиции, что программа пишется всем миром, и обеспечить кандидату в премьеры "проходное" выступление в Думе. При этом Кириенко сразу заявил "рабочей группе", что писать свое выступление будет сам. Все полторы недели он периодически, примерно раз в три дня, наведывался в Волынское, встречался с "рабочей группой" и, по рассказам очевидцев, больше слушал, чем говорил.
       Единственное, что в Волынском вызвало удивление, так это то, что Кириенко нарушил сложившуюся практику подготовки премьерских выступлений, отказавшись от заранее написанного текста. Все, что он попросил,— это в самом деле тезисы. И ничего больше.
       Эффективность этого новшества была проверена Кириенко в Совете федерации. Его неожиданное, уже под занавес заседания, выступление, в котором он изложил основные положения своей экономической программы, было воспринято верхней палатой едва ли не на ура. Довольно причудливое сочетание либеральной приверженности стабильному курсу национальной валюты ("девальвация рубля недопустима") и неогосударственного капитализма ("приватизация не должна носить фискального характера") не может не понравиться Думе. А перенос рассмотрения его кандидатуры лишь усиливает шансы Кириенко. За эти дни можно не только отшлифовать изложенные на бумаге тезисы, но и поупражняться в употреблении привычной коммунистам и бывшему комсомольскому деятелю терминологии — и. о. премьера на собственном опыте известно, что устный русский гораздо убедительнее бумажно-бюрократического.
       
ДАНИИЛ ОСМОЛОВСКИЙ
       
--------------------------------------------------------
       СЕРГЕЙ КИРИЕНКО УЖЕ НАСЧИТАЛ У ПРЕДЫДУЩЕГО ПРАВИТЕЛЬСТВА БОЛЬШЕ ОШИБОК, ЧЕМ ДОСТИЖЕНИЙ
--------------------------------------------------------
       
Дебют
       Сразу же после назначения и. о. премьер-министра задачей номер один для Сергея Кириенко стала разработка экономической программы. Выполнение непосредственно премьерских обязанностей Кириенко был вынужден начать с неприятного — фактического дезавуирования постановления, подписанного Черномырдиным. Речь идет о счетах Центральной акцизной таможни, которые 28 февраля были без конкурса переведены из "Российского кредита" в ОНЭКСИМбанк. Заседание денежно-кредитной комиссии, на которой было решено все-таки провести тендер, а до того восстановить статус-кво, Кириенко поручил провести Немцову. Накануне заседания Кириенко принял Потанина, выслушал его аргументы, чем и ограничился.
       Щекотливые ситуации на этом не закончились. Черномырдин получил от президента распоряжение наказать нескольких заместителей министров за "возмутительные факты лоббизма". В принципе Кириенко мог бы и не торопиться. Но уже через три дня после назначения он подписывает распоряжения о вынесении строгих выговоров Сергею Кисилеву (Минсельхозпрод), Юрию Люблину (Минтруд), Изосиму Молчанову (Минфин) и Евгению Васильеву, заместителю главы Пенсионного фонда, за "ненадлежащее исполнение служебных обязанностей". Провинности четверки сводились к тому, что они поддержали из-за узковедомственных соображений не правительственные варианты социальных законопроектов, а думские, что нанесло ущерб казне. Им грозило увольнение, однако оперативные "строгачи" спасли их от президентского гнева. Повезло и первому заместителю министра финансов Алексею Кудрину. Президент квалифицировал его признание журналистам о предстоящем увольнении 200 тыс. бюджетников как "провокацию", а Кириенко ограничился простым выговором.
       Смена премьер-министра не могла остановить круговорот бумаг в правительственном аппарате. В первую очередь необходимо было принять решение по нефтяникам, пострадавшим от падения мировых цен. Указы, согласно которым снижаются акцизы на добычу нефти и перераспределяются налоги на недропользование в пользу добывающих компаний, еще не подписаны президентом. Но некоторые послабления введены правительственными постановлениями уже с 1 апреля. Отменены сборы за прокачку нефти — 3,8 неденоминированных рубля с тонно-километра, а также уменьшена на 50% валютная составляющая тарифов "Транснефти". Эти меры сохранят нефтяным компаниям $150 млн.
       Поддержку Кириенко почувствовала и алюминиевая промышленность — до конца года продлено действие режима толлинга. Был подписан ряд других важных постановлений, подготовленных еще при Черномырдине — положение о порядке продажи государственной и муниципальной собственности, о создании коллегии госпредставителей в ОАО "Сухой". Однако в целом эти две недели бал в Белом доме правили первый вице-премьер Борис Немцов и вице-премьер Яков Уринсон. Именно им Кириенко поручил до формирования нового правительства поделить между собой наследство Анатолия Чубайса. И вся основная текущая работа пока сосредоточена в их кабинетах. Правда, это не прибавляет им уверенности в том, что они останутся в новом правительстве.
Комментарии
Профиль пользователя