Коротко

Новости

Подробно

Владимир Путин рассказал, почем фунт леса

Как премьер пытался научить бойцов стройотрядов работать в Сочи

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 2

Вчера премьер России Владимир Путин в Сочи изучал состояние олимпийских объектов и беседовал со студентами стройотрядов, которые на них работают. Специальный корреспондент "Ъ" АНДРЕЙ КОЛЕСНИКОВ приходит к выводу, что студент пошел не тот.


Спортбаза "Спорт" откровенно понравилась Владимиру Путину. Здесь есть стадион, восстановительный центр, тренировочные залы, отель для спортсменов. Здесь юноши при виде премьера начинают прыгать от восторга, но история усугубляется тем, что прыгают они на батутах через голову. Другие спортсмены лихорадочно крутят педали на тренажерах. Третьи занимаются ходьбой в коконах с разреженным воздухом... Торжество национальной спортивной идеи царит во ФГУП "Спорт", и оно продолжается здесь ровно до того момента, как главный тренер российских паралимпийцев Ирина Громова говорит премьеру, что надо срочно что-то делать, потому что спортсменам тренироваться совершенно негде.

— Как это негде? — удивляется премьер.— А здесь?

Все, что ему рассказывали и показывали до этого, говорит о том, что Ирина Громова что-то катастрофически напутала. Но выясняется, что ничего.

— Это восстановительный центр,— поясняет она.— А где, например, нам на лыжах тренироваться? Есть центр в Парамоново, но он один для всех, мы туда приедем и будем, мягко говоря, на вторых ролях. А нам летом нужны роллерные трассы, тоннель... Я так понимаю, в Сочи надо выиграть?

Премьер обнимает ее и говорит на ухо, но очень отчетливо:

— В Сочи всех надо порвать!

Ирина Громова внимательно смотрит на него и кивает. Для нее это не предмет шуток, а руководство к действию. Надо порвать, понятно.

Но где тренировать паралимпийцев, чтобы всех потом порвать, ей, по-моему, так до сих пор и непонятно.

После ФГУП "Спорт" Владимир Путин поехал в строящийся Олимпийский парк, раскинувшийся на территории Имеретинской долины. Здесь будет ледовая часть Олимпиады — конькобежный и хоккейный дворцы спорта и другие амбициозные объекты.

Пока никаких особенных оснований для такого рода амбиций нет. Правда, глава "Олимпстроя" Таймураз Боллоев показал премьеру остов ледового дворца, сообщив, что в нем уже 37 м высоты, а будет 50 и что строители идут с опережением графика на три месяца.

Но пока Олимпийский парк может порадовать сердца, пожалуй, только экологов: долина не испорчена вмешательством человека. Здесь, правда, осталось еще несколько домов, из которых люди до сих пор отказываются выезжать, и поэтому завтра здесь пройдет акция по их принудительному выселению.

На объектах кроме профессиональных строителей трудятся студенты стройотрядов, с которыми премьер встретился в столовой "Олимпстроя".

Студент Кирилл Ерохин рассказал премьеру, что кормят их тут на убой (неужели всерьез думает о самом плохом?) и гораздо лучше, чем дома.

— Конечно, дома вы не делаете ни шиша, а здесь работаете,— разъяснил премьер.

Другой студент рассказал, что после работы он получит диплом мостовика второго разряда.

— Я, когда работал в стройотряде, получил плотника четвертого разряда,— сказал премьер.— Так что надо вам как-то совершенствоваться.

Он добавил, что работал в Коми, рубил просеку в тайге, "работали по 12-16 часов"...

Его спросили, сколько он зарабатывал. Было очевидно, что вопрос — не праздный.

Премьер рассказал примерно то же, что подробно изложил в книге "От первого лица" еще в 2000 году: что за полтора месяца заработал 900 руб., что половину из них оставил с друзьями в Гаграх, а на другую половину купил пальто, которое носил еще лет десять. При этом премьер в разговоре со студентами опустил некоторые трогательные подробности насчет того, что деньги в Гаграх ушли на портвейн с шашлыком и что их остатков еле хватило на тушенку и билет на сентиментальное путешествия на пароходе в Одессу, - очевидно, опасался, что студенты могут воспринять этот рассказ тоже как руководство к действию.

— В тайге топором молотили... Я тогда спортом занимался,— добавил премьер,— и считал себя самым здоровым. Так вот, это оказалось не так. Примитивная, конечно, работа топором махать, но когда по 12 часов...

Тут наконец выяснились причины такого пристального интереса у студентов к премьерскому прошлому. Один из них сказал, что средняя зарплата в стройотрядах сейчас 17 тыс. руб. и что это, конечно, не то, что было во времена господина Путина.

Премьер категорически не согласился. Он сказал, что студенты работают в Сочи, а он валил лес в Коми.

— У нас все-таки тут горы...— не согласился студент, намекая на разреженный воздух в Имеретинской долине.

— У вас тут все-таки Сочи, а не Коми,— покачал головой премьер.

Лично меня студенты расстроили. Они выпрашивали у премьера разнообразные льготы, в том числе и налоговые, с такой страстью, с какой им надо было бы работать на объектах.

— А нужны налоговые льготы? — переспрашивал премьер.— То, чем вы занимаетесь, все-таки не благотворительность. Вы работаете, работаете хорошо... Мы людям с ограниченными возможностями предоставляем льготы. А у вас-то — неограниченные!

Студент Куимов пожаловался, что хотел бы уже начать передавать свой опыт школьникам, но для этого у них в Новосибирске нет налаженных каналов. Но он очень хотел бы этим заниматься.

— Занимайтесь! Или вы хотите, чтобы я благословил вас? — переспросил премьер.— Нет каналов? А у партийных движений, например, их нет? "Молодая гвардия"? "Наши"? Другие какие-то?

Никаких других он, впрочем, судя по всему, не знал.

— По-моему, они не очень занимаются школьниками,— пожал плечами студент.

Премьер обещал поговорить с теми, кто занимается, причем не школьниками, а "Нашими" — чтобы уже наконец позанимались.

Они ему жаловались на невнимание строителей, а он предлагал бороться со студенческим бюрократизмом и активнее взаимодействовать со студенческим штабом, который "еще на берегу должен был наладить работу с "Олимпстроем"".

Опять вернулись к работе премьера в стройотряде.

— Как вы отдыхали? — поинтересовались у него.

— Да времени-то не было,— объяснял премьер.— Знаете, сколько там комаров? Намазываться кремом нельзя, потому что пот течет прямо в глаза, когда топором машешь, а не пользоваться тоже нельзя — сожрут...

— Ну а любовь-то? — продолжали допытываться у него.

— Про любовь в стройотряде скрывать не буду,— заявил господин Путин.— Но расскажу вам отдельно. Конечно, была.

Студенты, по-моему, вздохнули с облегчением. Наконец-то им стало понятно, в каком направлении работать.

Комментарии
Профиль пользователя