Коротко


Подробно

Плотоядные девочки

В Японии борьба за равноправие женщин привела к неожиданным результатам: прогрессирует феминизация мужчин


Людмила Котова


"Я от природы женщина жесткая",— заявила в интервью сразу же после недавнего назначения на должность министра по административному обновлению в новом кабинете премьер-министра Наото Кана госпожа Хо Рэн (см. досье на с. 50). И на это заявление широкая японская общественность обратила более пристальное внимание, чем на программную речь премьера. Не потому что Хо Рэн красавица и теледива, сделавшая карьеру в политике, а потому что в Японии с недавних пор "женская жесткость" не то чтобы востребована, но явлена многократно и не воспринимается больше как каприз "слабого пола": пол уже давно не слабый и слов на ветер не бросает.

Обиженные мужчины


Японские мужчины сегодня жалуются на дискриминацию по половому признаку, поскольку общество и власти нацелены на улучшение положения женщин, детей и стариков и игнорируют нужды сильного пола. Например, если молодой человек не учится, не работает и не занимается трудоустройством, то общество считает его тунеядцем и изгоем, тогда как ведущих подобный образ жизни женщин никто не упрекает. СМИ гораздо бережнее и гуманнее относятся к женщинам, преступившим рамки закона,— журналисты избегают публиковать фото и подлинные имена преступниц и относятся к ним с большим сочувствием, чем к мужчинам, совершившим аналогичные преступления. Японские борцы за мужские права предъявляют женской половине целый реестр претензий, с которым без слез и тревоги за будущность японских мужчин знакомиться невозможно.

Представители мужских правозащитных организаций (есть и такие) утверждают, что ситуация с равноправием полов в стране настолько изменилась, что мужчинам не всегда удается за себя постоять даже физически. В подтверждение приводится статистика: жертвами домашнего насилия в Японии (данные 2005 года) признали себя 17,4 процента респондентов мужского пола. А поскольку мужчины (в отличие от женщин) пока еще довольно редко обращаются с подобными жалобами (15 и 53 процента соответственно), то резонно предположить, что японцев, пострадавших от тяжелой руки жены, матери или сестры, значительно больше.

Правозащитники указывают на вопиющую практику: случаи огульного обвинения женщинами мужчин в сексуальных домогательствах в транспорте, когда дамы намеренно обращаются в полицию, безоговорочно становящуюся на их сторону, с целью вымогательства отступных или для того, чтобы оправдать свое опоздание на работу или учебу. Кроме того, обидчивым мужчинам не нравится система предоставления специальных женских скидок в магазинах, ресторанах и турбюро (Lady's Day, Lady's Plan), адресованных поколению F 1 (Female One) — так японские маркетологи называют женщин от 20 до 34 лет, являющихся главными потребителями дорогих модных новинок и брендов, посещающих лучшие рестораны и обучающие курсы, приобретающих путевки за границу независимо от внешней и внутренней экономической конъюнктуры.

Но настоящий "мужской плач" был выявлен в результате исследования, проведенного в 2008 году. На вопрос "Что бы вы хотели, чтобы ваша жена сделала для вас хотя бы один раз?" — японские мужчины ответили: благодарила (100), слушала, что я говорю (66), целовала (55,8), обнимала (48,1), говорила "люблю" (41,6). Разве к этому нужны комментарии?..

На пути к японскому матриархату


Если не относиться к набору "правозащитных претензий" как к анекдоту, а принять его всерьез, то ситуация на японском гендерном фронте в самом деле окажется далеко не простой. Причем исследователи и эксперты, наблюдающие динамику перемен профессионально, о "перерождении" японского общества заговорили отнюдь не сегодня, а как минимум 50 лет назад.

Веками гендерные отношения в японском обществе основывались на буддийской доктрине о том, что рождение мужчиной или женщиной есть результат соответственно добродетели или зла, совершенного человеком в прошлой жизни, и у многих японских мужчин, особенно старшего поколения, сохраняется "врожденное" чувство превосходства над женщинами. Однако в конце 60-х годов прошлого века впервые прозвучал тезис о грядущем наступлении эры "матриархальных ценностей" и постепенной демаскулинизации японских мужчин.

Это диковинное тогда пророчество прозвучало в книге известного писателя Дзюна Это "Зрелость и утрата" (1967). Автор утверждал, что фигура отца, ранее игравшая ключевую роль в семье и во всем обществе, стала утрачивать свое значение, а женская природа претерпела существенные изменения в погоне за новой цивилизационной моделью. Последней романтической (а значит, обреченной) попыткой вернуть японцев к традиционным ценностям был знаменитый Юкио Мисима, пытавшийся как раз в 1960-е возродить триаду "отец — мужчина — самурай". Попытка, как известно, не удалась, но Мисима не виноват, просто общество, как утверждает другой исследователь, Мицуеси Нумано, "уже успело демаскулинизироваться".

В 70-е годы ХХ века, полагает Нумано, "распался миф о мужественности самураев, японские мужчины стали женоподобными и мягкими": они "утратили ориентацию, не могут более навязывать свою волю другому (женщине), но зато стали гораздо добрее". Вывод следует философский: "Современная Япония — энтропическое общество, практически лишенное социально-политических колебаний. Десятилетия спокойной и обеспеченной жизни привели к стиранию граней между полами, то есть в стране произошла феминизация мужчин и маскулинизация женщин".

Мировоззренческие споры по этому поводу, впрочем, сегодня в Японии уже не ведутся — настало время простых социологических констатаций. Недавно, к примеру, были опубликованы данные исследований учащихся японских общеобразовательных учреждений. Школьникам задали вопрос о формировании представлений о противоположном поле. Итоги: только 35 процентов юношей и 64,8 процента девушек считают, что "девушка должна быть женственной". С утверждением, что "юноша должен быть мужественным", согласны 49,2 процента юношей и 40,4 процента девушек.

Сегодня в Японии уже мало кого удивляет, что женщина становится похожей на мужчину, а мужчина на женщину. Первым свойственны короткая стрижка, брюки, свобода поведения и ненормативная лексика, а вторым — длинные прически, серьги, макияж и изнеженные руки. Венцом борьбы за равенство полов по-японски стало появление в начале XXI века новых социальных особей (это вполне распространенный ныне термин) — "травоядных мальчиков" и "плотоядных девочек". Девочки активны — берут инициативу в свои руки, стремятся главенствовать во всех областях жизни, включая личные отношения. Мальчики сугубо пассивны — женоподобная манера поведения, одежда унисекс, нежелание вступать в отношения с противоположным полом (среднестатистический японец, по исследованиям 2001 года, занимался сексом 36 раз в году, для сравнения, житель Гонконга — 62, а американец — 124 раза). При этом, по данным косметического концерна "Као", продажи мужской косметики устойчиво растут — только в прошлом году скачок составил 20 процентов. Характерная деталь: у молодых японских мужчин, поклонников анимэ, появилась любимая фишка — дакимакура — большая, почти в человеческий рост мягкая подушка с изображением любимых мультяшных героинь, нередко заменяющая им теплые женские объятия. В блогах японские юноши откровенны: "Будь у меня Love plus (компьютерная игра, позволяющая не только создать виртуальный образ любимого человека, но и имитировать эмоциональную сферу отношений, вплоть до платонических поцелуев.— "О") и круглосуточный магазинчик под боком — жизнь бы удалась!"

Раз уж было упомянуто анимэ, стоит отметить, что трансформация женского образа наблюдается даже здесь. Для примера достаточно сравнить два женских характера культового японского мультипликатора Мицуру Адати: героиню сериала Touch Минами и Аобу из мультфильма Cross Game, которых разделяет четверть века. Минами — типичная идеальная японка: симпатичная, воспитанная, ответственная. Она и гимнастка, и отличница, и на кухне хлопочет, готовя еду для отца. Однако будущим своим распоряжаться не может: все вопросы, связанные с грядущим замужеством, решают за нее семья и друзья. Аоба — антипод Минами. Она грубая, невоспитанная, тугодумка, но очень целеустремленная, фанатка бейсбола и прочих мужских радостей. Недевичий стиль жизни среди прочего предполагает и неумение готовить — этим занимается в мультяшке... ее бойфренд.

Японские мужчины заметили перемены не сразу, но перемены случились разительные: мужчина перестал быть необходимым фактором существования семьи, поскольку оказалось, что в социально благоустроенном обществе можно прожить "матерью-одиночкой". В Японии, впрочем, такого термина не существует — для обозначения японской семьи, где дети воспитываются без отца, применяется формула "семья мать и дитя".

Сформировалось принципиально новое поколение японских женщин, хорошо образованных, немало зарабатывающих, любящих путешествовать и заниматься спортом, прекрасно приспосабливающихся к жизненным обстоятельствам. Сегодня Япония ожидает уже неизбежного: прихода к управлению бизнесом и политикой этой новой генерации руководителей-женщин.

Бойцовский темперамент


Поверить в эту неизбежность на первый взгляд трудно — ведь формально при всех достижениях борьбы за равенство полов японским женщинам до социального Олимпа еще идти и идти.

Законодательно право голоса японки получили только после окончания мировой войны и во многом благодаря американской оккупационной администрации (в 1946 году). За прошедшие с той поры 60 с лишним лет достижения впечатляют не сильно. Количество женщин-менеджеров на руководящих постах в частном секторе Японии составляет сегодня всего 8,2 процента (в США 42,7, Великобритании 33, Германии 25,6 процента). Из 9352 ответственных государственных чиновников в Японии лишь 90 женщин (чуть более 1 процента). Среди японских парламентариев женщин только 7,6 процента (в Швеции 40,4, в Великобритании 18,2 процента). Среди руководителей японских корпораций нет ни одной женщины. Уровень средней зарплаты работающей японской женщины составляет 63,6 процента от мужской, при том что выполняемая работа может совпадать по интенсивности и содержанию (во Франции этот показатель равен 80,8, в США 75,5, в Германии 74,2 процента). Закон, запрещающий дискриминацию женщин при найме на работу и продвижении по службе, вступил в силу в Японии только в апреле 1999 года, потребовалось 10 лет, чтобы провести его через парламент...

И все же, несмотря на эти скромные статистические достижения, реальное влияние и место женщин в японском обществе изменилось радикально. Начать, видимо, стоит с того, что японские женщины живут дольше всех в мире (средний возраст японок перевалил за 88 лет), а одной из главных проблем современной Японии является старение общества, снижение рождаемости и нехватка рабочих рук. К 2050 году, по прогнозам, трудоспособное население в возрасте от 15 до 60 лет сократится вдвое, что неминуемо ведет к увеличению роли женщин: им суждено и зарабатывать, и тратить больше и дольше, чем мужчинам.

Экономическая самостоятельность японок уже теперь приносит странные плоды (хотя 8 из 10 глав японских семей безоговорочно вручают зарплату хозяйке дома, 62 процента замужних японок думают о разводе), а что будет в перспективе — страшно подумать. Точнее, страшно последствия оценить: уже сегодня до 50 процентов увеличилось число неженатых мужчин от 30 до 40 лет, а что будет завтра?

Примерный ответ на этот вопрос дают... японские маркетологи. Ответ лаконичен: грядет эра тотальной коммерциализации женской значимости. Производители различных товаров, от автомобилей до спортивной одежды и алкоголя, ориентируются теперь исключительно на покупателей-женщин. Это серьезная сила: наиболее активная (и финансово независимая) часть женского населения (20-34 года) насчитывает более 12 млн человек.

Как грибы растут числом рестораны и кафе для женщин, куда можно спокойно прийти одной или с подругами: меню и размер порций соответствует их вкусам и потребностям. Примета дня: изменился дизайн и объем бутылок традиционного японского алкогольного напитка — сакэ. Вместо объемных полуторалитровых бутылок, рассчитанных на хорошую компанию, в продаже появились небольшие красочно оформленные бутылочки с цветочным и растительным орнаментом, а сам напиток в женском варианте вместо привычного запаха сивухи приобрел благородный цветочный аромат. Даже продукция такого экзотического сектора услуг, как интернет "секс-шопы", разворачивается в сторону активизации "женского спроса". Эксперты утверждают, что это явление исключительно японское: более 70 процентов клиентов таких магазинов сегодня — женщины, от студенток до дам старшего и среднего возраста. Они обеспечивают прибыль и постоянно заставляют производителей придумывать все новые модели.

Как на это реагируют японские мужчины? — Растерянно. Как жить дальше в стране побеждающего феминизма, не знает, похоже, никто. Поведенческие опции существуют разные, но ни одна из них спасительной не является.

Вот, к примеру, появилось общество "Грозных мужей", которые, как говорится, "осознав и поняв", решили в организованном порядке бороться с собственными недостатками и укреплять семейные отношения. Некий г-н Амано призвал последователей во имя будущего Японии заниматься самоусовершенствованием: мыть посуду, выносить мусор, чистить ванну и (!) обращать внимание на жену. Та в ответ (как он рассказал в своем блоге) начала ему улыбаться и обещала попробовать забыть о "долгой мрачной полосе в семейной жизни". Скольких мужчин вдохновил этот пример, неизвестно, но феминистки к "Грозным мужьям" вообще и г-ну Амано лично отнеслись, мягко говоря, нелицеприятно. Для этой категории японских женщин любое "заигрывание" по половому признаку — повод для фронтальной атаки на "обидчика", и выдержать такую атаку не то что робкий индивид — крупная компания не в состоянии. Достаточно вспомнить недавнюю историю, в которую попала корпорация "Хонда", решившая с исключительно благими намерениями пофлиртовать с женской клиентурой. Два года назад автомобильный гигант в знак заботы о водителях-женщинах начал вручать при покупке авто популярную брошюру с объяснениями, как парковать, заправлять, мыть машину и т.п. Поскольку мужчины такую брошюру не получали, японские феминистки выступили с резким протестом, утверждая, что "Хонда" не только разделяет водителей по половому признаку, но и дискриминирует пожилых женщин, которым была посвящена отдельная глава. Компании пришлось приносить извинения со словами, что женщин-водителей на "Хонде" любят и уважают и просто хотели помочь избавиться от страха перед автомобилем, который те часто испытывают. Извинения не помогли — сексизм корпорации поминают до сих пор.

Градус этой отчаянной борьбы за равенство иногда трудно понять. Так, например, попытки, предпринимаемые политической элитой страны (пока еще мужской в большинстве своем), внести поправки в законодательство с целью укрепления семьи и облегчения женской доли, воспринимаются в штыки феминистками. Они убеждены, что любые "искусственные послабления женщинам" приведут к потере завоеванных позиций в борьбе за равенство полов и, в частности, в борьбе за равную оплату труда и право на занятие руководящих должностей. Известная феминистка Хисако Мотоя заявила: "Это атака на феминизм. Власти выступают против гендерного равенства".

Угодить идейным борцам за права японских женщин иногда отчаянно трудно. Недавно, например, известная феминистка Юмико Янагисава, основательница общества борьбы с женским обрезанием (в Африке), заявила, что положение японских женщин во многом схоже с ситуацией в Африке: "Их продолжают считать людьми второго сорта, которые не могут самостоятельно распоряжаться собственными телами". С чего вдруг такая оценка, Юмико-сан не пояснила, но отклик в стране вышел большой и сумбурный — каждый тезис о "распоряжении телом" толковал по-своему. Модная молодежная телепередача Generation Y целый выпуск посвятила... проблеме создания широкодоступного банка спермы для того, чтобы все японские 30-летние красотки, опасающиеся вступать в законный брак, смогли осуществить мечту всей жизни — родить ребенка. А активистки ряда неправительственных организаций выступили в защиту "прав цифровых женщин" в продукции манга и анимэ. "Изображение сексуального насилия над женщиной в медиапродукции,— посчитали они,— является серьезным препятствием на пути к созданию равноправного общества". Неравнодушные потребовали принятия специального закона, гарантирующего "цензуру виртуального сексуального насилия над женщинами на DVD с видео и компьютерными играми"...

Кацуе Кацума многими в Японии считается "женским гуру". Автор многочисленных книг ("Прочти это, если ты рождена женщиной", "Чем хороши ранние браки" и др.), она наставляет аудиторию и дает советы. Примерно такого типа: "Брак — это серьезное инвестирование в будущее. Живя под одной крышей, вы экономите на оплате жилья, коммунальных расходах, еде и т.п. Заводя детей, вы обеспечиваете себе психологическую и экономическую поддержку в старости..." Насколько же глубоки должны быть проблемы японского гендерного быта, если такие очевидные истины воспринимаются публикой как откровение?

Перспектива перемен


История Японии донесла до наших дней имена 10 японских императриц, которые приходили к власти в разные периоды, начиная с былинных времен Дзингу (206-209 ) и кончая "женской эрой" Госакурамати (1762-1771). Три сотни лет после этого политика в Японии имела "мужское лицо". Похоже, однако, что это лицо будет утеряно.

Не в том смысле, что произойдет нечто фатальное для репутации японских мужчин, а чисто физиологически — тип японского мужского лица от поколения к поколению меняется. Такой вывод сделали специалисты единственной в своем роде японской Академии лица (основана в 1995 году). Глава академии Хироси Харасима, рассказывая об итогах изысканий, проведенных антропологом Хисао Баба, отметил "инфантильные изменения", которые через несколько поколений изменят японское мужское лицо. Каким оно будет? Если судить по компьютерной симуляции, то победит "кукольный вектор" — лицо японского мужчины утратит широкие и "рубленые" мужественные черты, обретет треугольный контур, небольшой нос, лишится выраженного подбородка. Обабится, в общем. Каким станет женское лицо, глава академии не рассказывает. Не исключено, что просто опасается — ведь эра жесткой женской доминанты накроет Японию куда раньше, чем сбудутся (или не сбудутся) прогнозы антропологов...

Терпение и покорность

Цитата

Японская женщина глазами иностранца и японца


Из книги Бориса Пильняка "Корни японского солнца" (1926)


Ярчайше выражен в Японии мир мужской половой культуры. Мораль и быт японского народа указывают, что женщина никогда не принадлежит себе: родившись, она есть собственность отца, потом мужа, потом старшего сына. И та женщина, судьба которой ссудила ей быть матерью, есть только мать, ибо священнейшее у японского народа — дети. Она не должна крикнуть при родах, на свадьбе родители ей дарят нож и икру: икру, чтобы она плодилась, как рыба, нож, чтобы она знала подчинение мужу, путь от которого — ножом — в смерть. А в те дни, когда она беременна, она ведет мужа в Есивару (район токийских публичных домов.— "О"). Но женщина может быть бездетна, тогда это повод или к разводу, или к тому, чтобы — жена же — озаботилась поиском наложницы, мэкакэ: институт мэкакэ жив до сих пор...Тысячелетия мира мужской культуры совершенно перевоспитали женщину, не только психологически и в быте, но даже антропологически: даже антропологический тип японской женщины весь в мягкости, в покорности, в красивости, в медленных движениях и застенчивости, этот тип женщины, похожей на мотылька красками, на кролика движениями... Онна дайгаку, великое учение для женщин — японский домострой — учит навсегда подчиняться отцу, мужу, сыну, никогда не ревновать, никогда не перечить, никогда не упрекать.

Из эссе Дзюнитиро Танидзаки "Похвала тени" (1933)


В кукольном театре бунраку у кукол женского пола имеются только голова и оконечности рук. Тело и ноги отсутствуют, и отсутствие это скрыто под длинным одеянием. Куклы приводятся в движение руками артиста, просунутыми под их одеяние. На мой взгляд, в этом очень много реального: женщина в старину существовала лишь над воротом платья и снаружи рукавов, вся остальная часть ее тела была скрыта в темноте... Обычай чернения зубов, являвшийся разновидностью косметики, преследовал, по-видимому, ту же цель: наполнить мраком все щели, оставив только одно лицо. С этой целью темнотою набивался даже рот... Если не бояться впасть в крайность, то можно утверждать, что тогдашние женщины не имели тела... Это обстоятельство вызывает в моем представлении туловище изваяния богини Авалокитешвара в храме Тюгудзи, оно мне кажется типичным для тела японской женщины прежних времен. Эта плоская, как доска, грудь с тонкими, словно лист бумаги, отвислыми грудями; этот тонко перехваченный живот; эта прямая, без всякого рельефа, линия спины, поясницы и бедер; все туловище, утратившее гармонию с лицом, руками и ногами, худосочное и плоское, производящее впечатление не тела, а палки,— не является ли оно прототипом женского тела старого времени? Да и теперь еще можно встретить женщин с таким телом среди старых дам в блюдущих древние традиции семьях и среди гейш. При виде их я невольно вспоминаю стержень, на котором держится кукла. Их тело и на самом деле имеет назначение служить лишь стержнем, на который надеваются одежды. Главную часть их бюста составляет облекающий его в несколько слоев покров одежды и ваты: если же совлечь этот покров, то останется, как и у куклы, один лишь неприглядный стержень... Быть может, и действительно, это асимметричное плоское туловище кажется безобразным рядом с телом европейской женщины. Но нам нет надобности рисовать в воображении то, что скрыто от взора. Те же, кто все-таки стремится взглянуть на это безобразие, собственноручно изгоняют красоту, подобно тому, как электрическая лампа в сто свечей, поднесенная к нише чайной комнаты, изгоняет красоту ниши.

Прорыв в политику

Досье

Женщины пока еще не делают японскую политику, но очень ее украшают


Первой японской женщиной, сделавшей серьезную карьеру в большой политике, стала Такако Дои, бывший лидер соцпартии Японии, добившаяся в свое время избрания спикером парламента (в 1993 году). Ее популярности способствовали весьма высокий для японок рост (170 см), резкий голос, жесткость высказываний и абсолютное бесстрашие в борьбе с оппонентами. Помимо прочих достоинств электорат обожал ее за страсть к игральным автоматам пачинко (она, говорят, была даже чемпионом Японии по состязаниям за призовые шарики).



Фото: AP

"Звездой новой волны" на политическом небосклоне считается Юрико Коикэ, в прошлом популярная телеведущая, а с 1992 года — активный участник политической жизни Японии. Она прошла путь от депутата нижней палаты парламента до поста министра окружающей среды (2004 год) и министра обороны (2007 год). А в 2008 году в соавторстве с другими женщинами-политиками написала книгу "Великая стратегия токийских женщин", в которой недвусмысленно сформулировано стремление к женскому политическому лидерству.



Фото: AP

Назначение Макико Танака, дочери Наоки Танака, бывшего премьера и "кингмейкера" политического закулисья, главой МИД можно смело признать самым скандальным женским прорывом в политику. Домохозяйка, практически не имеющая дипломатического опыта, она взялась реформировать самое консервативное ведомство и истеблишмент в целом, что для нее кончилось печально — скандальной отставкой. Японских парламентариев она называла "безнадежными идиотами". Избиратели ее любили за темперамент и манеру одеваться: майки с короткими рукавами и платья вместо строгих костюмов — шокирующий наряд для японского политика.



Имя Маюми Морияма останется в анналах японского феминизма. Именно она в 1990 году стала первой женщиной в истории страны, избранной в правительство. Занимала пост министра юстиции, а среди феминистской общественности известна своей активной борьбой за отмену запрета на присутствие женщин на соревнованиях сумо.



Фото: AP

Дочь тайваньского бизнесмена и японки, переехавшая с семьей в Японию в подростковом возрасте, 42-летняя мать близнецов и просто красавица, госпожа Хо Рэн — витрина японского феминизма сегодня. Она сделала головокружительную карьеру: участница рекламных кампаний в студенчестве — артистка — диктор телевидения — депутат парламента (с 2004 года). Стала известна за острый язык и независимость суждений. В июне вышла ее книга "Чем плохо второе место, или Почему мы должны быть первыми", вызвавшая оживленную дискуссию в стране.



Тэги:

Обсудить: (0)

рекомендуем

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы

Социальные сети

все проекты

обсуждение