Коротко

Новости

Подробно

Однажды в Африке

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 41

Завершившийся в прошлое воскресенье чемпионат мира по футболу в ЮАР опроверг распространенное мнение, что такие турниры всегда богаты на приятные сюрпризы. Его итоги — и спортивные, и неспортивные — оказались на удивление предсказуемыми. При этом сбылись и все самые худшие опасения реалистов, понимавших, насколько рискованно проводить мировое первенство в Африке.


АЛЕКСЕЙ ДОСПЕХОВ


У этого чемпионата мира, в отличие от подавляющего большинства предыдущих, под которые не подводилось никакой идеологической базы, была высокая цель. По крайней мере, о ней постоянно напоминали и президент Международной федерации футбола (FIFA) Зепп Блаттер, и президент ЮАР Джейкоб Зума, и вообще все причастные к тому, что африканская страна впервые в истории получила, причем вне конкурса, главное — наряду с Олимпийскими играми — спортивное состязание. Цель этого шикарного подарка состояла в том, чтобы через футбол открыть Африку миру, а мир — Африке. Показать, что этот континент (ну по крайней мере, одно из наиболее высокоразвитых его государств) уже созрел для того, чтобы его перестали считать захолустьем и зоной риска, что он уже способен привлекать туристов и обеспечить им отличный сервис.

В том, что эта цель была реализована, есть серьезные сомнения, даже учитывая то, как ловко в оргкомитете чемпионата мира и FIFA умеют манипулировать цифрами. Так, обнародованная накануне полуфиналов статистика посещаемости матчей чемпионата мира должна была свидетельствовать о грандиозных успехах южноафриканцев в том, что называют работой со зрителем. Согласно этим данным, встречи турнира посетило 3,4 млн человек, то есть почти столько же, сколько все первенство 1994 года в США, рекордное по количеству зрителей. Эти цифры вполне соответствовали оптимистичным заверениям о том, что 98% билетов на матчи в рамках чемпионата были проданы, зато резко контрастировали с впечатлениями тех, кто внимательно смотрел их вживую или даже по телевизору: на огромные дыры на трибунах во время некоторых игр нельзя было не обратить внимания.

FIFA и организаторам пришлось выкручиваться, и они объяснили, что людям, у которых билеты были на руках, часто мешали добраться до стадионов пробки. Из-за них, например, матч Южная Корея--Греция в Порт-Элизабете недосчитался более 10 тыс. болельщиков. А это, в свою очередь, заставило вспомнить о том, что транспортная инфраструктура, планы по модернизации которой во время подготовки к чемпионату мира пошли прахом, считалась уязвимым местом чемпионата.

В любом случае, сколько бы в реальности зрителей ни посмотрело матчи первенства и какие бы обстоятельства ни мешали обладателям билетов (между прочим, очень дешевых по меркам чемпионата, что опять-таки несколько принижает ценность данных о посещаемости) ими воспользоваться, открытием Африки для мира чемпионат точно не стал. Прогнозы численности туристов, которые посетят ЮАР ради футбола, и так были довольно скромными — в оргкомитете рассчитывали на 450 тыс. человек. Но в итоге и они не сбылись: в реальности туристов было вдвое меньше.

В самой ЮАР ошибку в расчетах связывали с экономическим кризисом, сказавшимся на платежеспособности болельщиков. Но изучение европейской и американской прессы, а также футбольных интернет-форумов наводило на мысль о том, что пугает их в первую очередь не дороговизна поездки в ЮАР, а собственная безопасность во время пребывания в стране, где ежедневно совершается около 50 убийств. И едва ли те, кто все-таки доехал до Африки, после мирового первенства радикально изменят свое мнение относительно экстремальности здешнего отдыха.

Правда, официальные данные снова оказались вполне оптимистичными. Так, частная охранная компания ADT, которой заказали исследование криминальной обстановки на чемпионате, сообщила, что уровень преступности в Йоханнесбурге, где расположены два знаменитых на весь мир района, Соуэто и Александра, про которые говорят, что, если случайно попавший туда белый человек выбрался живым, это большая удача, упал во время первенства на 70%. Но следует учесть два обстоятельства. Во-первых, составители отчета основывались исключительно на статистике официальных обращений в суд в связи с кражами или разбойными нападениями. Но ведь многие туристы, если они не сильно пострадали, в суд обращаться не станут. А во-вторых, резкое снижение преступности в июне-июле, если оно действительно было, обусловлено во многом и резким — на 40 тыс. человек — увеличением численности полицейских в ЮАР. Это было сделано специально под чемпионат мира, и после него численность полицейских вернется к норме, как, возможно, и уровень криминала.

Надо полагать, тем, кто провел в Южной Африке этот футбольный месяц, такого рода отчеты будут совершенно неинтересны и никак не повлияют на сложившееся у них мнение относительно южноафриканской преступности. Выпущенная организаторами памятка для туристов, в которой не советовали останавливаться в машине у светофоров, потому что там могут обокрасть, разбив стекло, или гулять по городу в одиночку, недолго вызывала у читателей улыбки.

Редкий случай, но перед стартом группового этапа и сразу после начала турнира новости о происшествиях с гостями чемпионата перекрывали чисто футбольные с колоссальным перевесом. Вот грабители ворвались в номера гостиницы в Йоханнесбурге, где проживали два португальских и один испанский журналист, и, угрожая пистолетами, отняли у них аппаратуру и ценные вещи. Вот четыре китайца подверглись вооруженному нападению в центре Йоханнесбурга, где припарковали автомобиль, и были вынуждены расстаться с видеокамерой и наличными. Вот 11 туристов неудачно съездили посмотреть на винодельческое хозяйство поблизости от Кейптауна. Там они распрощались с паспортами, фотоаппаратами, деньгами и ювелирными украшениями.

Жертвами африканских преступников становились не только представители прессы и туристы, но и те, кого, по идее, охраняли бдительнее всего, те, кто жил не в скромных гостиницах экономкласса, а в шикарных пятизвездных отелях, то есть футболисты. Пострадало сразу несколько сборных. У трех игроков сборной Греции из номеров украли деньги — примерно $2 тыс. Уругвайцы расстались с суммой вдвое больше. Англичане, потеряв и деньги, и часть одежды, как и их коллеги по несчастью, обвинили во всем персонал гостиницы.

Оргкомитет и FIFA после шумихи вокруг ограблений в первую неделю чемпионата обещали исправиться. Но свести количество грабежей к нулю так и не удалось. Накануне полуфиналов два будущих чемпиона мира из сборной Испании Педро и Серхио Бускетс рассказали, что двери в их номера были взломаны. У них украли более $2 тыс.

После всего этого оптимизм главы организационного комитета чемпионата Дэнни Джордана, который посчитал, что с обеспечением безопасности его структура справилась, выглядит странным. Хотя все относительно. Возможно, он имел в виду, что хорошо уже, что в стране, являющейся мировым лидером в области тяжких преступлений, в период чемпионата не произошло ни одного убийства.


Еще один африканский провал на этом чемпионате мира произошел не в организационной сфере, а на футбольных полях. Для европейцев главным разочарованием первенства стал вылет уже на групповой стадии двух финалистов предыдущего чемпионата — итальянцев и особенно французов, которые в ЮАР отметились ужасной игрой и серией выходок, не свойственных командам такого уровня, вроде публичных ссор с представителями тренерского штаба и бойкотов тренировок. Но вообще-то их позор, строго говоря, большой неожиданностью не был: признаки увядания обе сборные демонстрировали еще на чемпионате Европы двухлетней давности.

Неожиданностью был позор команд из Африки. Этот чемпионат мира, по замыслу FIFA, должен был превратиться и в триумф африканского гостеприимства, и в триумф африканского футбола, уже много лет примеривавшегося к по-настоящему серьезным свершениям на мировых первенствах и уже накопившего вроде бы ресурсы — в виде футболистов из европейских топ-клубов — для того, чтобы они, наконец, состоялись на по сути домашнем турнире. Зепп Блаттер, во всяком случае, уверенно эти свершения предрекал.

Репутация африканского футбола была поддержана всего одной сборной из рекордных шести, допущенных до участия в чемпионате мира. Ганцы добрались до четвертьфинала — стадии, которая так и осталась потолком для Африки на главных футбольных состязаниях: там их выбили уругвайцы. Остальные пять команд — ЮАР, Нигерии, Камеруна, Алжира и Кот-д'Ивуара — сошли сразу после групповых турниров. Причем южноафриканцы создали прецедент: до сих пор хозяева чемпионатов обязательно выходили в play-off. Все они запомнились довольно безалаберной игрой, которую не могли украсить даже многочисленные звезды.

Африканский футбол, от которого ждали прорыва, у себя дома абсолютно потерялся на фоне футбола южноамериканского и европейского. А завершилось первенство тем, чем и должно было завершиться, по мнению букмекеров, не верящих, в отличие от чиновников из FIFA, в силу красивых лозунгов. В финале сборная Испании, котировавшаяся наиболее высоко, встретилась со сборной Голландии, входившей в большинстве контор в первую шестерку фаворитов. Верх взяли испанцы.

Африканская тема не получила статуса основной лишь потому, что по ходу чемпионата возникла еще более актуальная. Впрочем, ее появление было несложно предсказать, поскольку вопрос с футбольным судейством вошел в категорию больных задолго до этого чемпионата. В ЮАР же его актуальность и болезненность только возросли.

Четыре года назад на чемпионате мира в Германии в полутора десятках матчей были либо допущены очевидные судейские ошибки, либо приняты очень спорные судейские решения. Английский арбитр Грэм Полл во встрече хорватов с австралийцами забыл удалить Йосипа Шимунича, показав ему вторую желтую карточку, и выгнал с поля только за третью. Российский арбитр Валентин Иванов устроил из игры между португальцами и голландцами собственное шоу, раздав соперникам немыслимое количество предупреждений — 16 — и добавив к ним четыре красные карточки. А испанский арбитр Луис Медина Канталехо вывел выигравшую золото сборную Италии в четвертьфинал, назначив липовый пенальти в матче с командой Австралии.

Разговоры о том, что футбольное судейство нуждается в реформах, активно велись уже в то время. Однако Зепп Блаттер, который долго противился любым нововведениям в этой сфере, сдался, объявив, что на следующем первенстве в Бразилии в 2014 году судить будут более надежными методами (например, с помощью электроники, видеоповторов или двух "лишних" арбитров за воротами), только тогда, когда всем уже было понятно, что без них не обойтись,— перед четвертьфиналами южноафриканского чемпионата. К этому моменту по явным судейским ляпам он успел переплюнуть германский.

Их было немало в групповых турнирах. Иногда каких-то совершенно необъяснимых. Допустим, трудно представить себе, как француз Стефан Ланнуа мог не заметить, что, прежде чем отправить мяч в ворота сборной Кот-д'Ивуара, бразилец Луис Фабиану чуть ли не жонглировал им рукой. И трудно понять, чем руководствовались малиец Коман Кулибали и бельгиец Франк Де Блекере, отбирая забитые голы у американцев в матчах со словенцам и алжирцами: на повторах оснований для этого не разглядел ни один эксперт.

В 1/8 финала острота проблемы резко возросла за один день — тот, в котором игрались встречи Германия--Англия и Аргентина--Мексика. Обслуживали их два авторитетных рефери — уругваец Хорхе Ларрионда и итальянец Роберто Розетти. Первый не засчитал гол англичанина Фрэнка Лэмпарда, хотя мяч после отскока от перекладины опустился далеко за "ленточкой". Второй, наоборот, засчитал гол аргентинца Карлоса Тевеса, хотя тот находился в метровом офсайде. На фоне этих оплошностей та, что допустил аргентинец Эктор Бальдасси в матче Испания--Португалия, смотрелась просто невинной. Он проигнорировал тот факт, что Давид Вилья, забивший единственный мяч в португальские ворота, тоже был в положении "вне игры". Но это был хотя бы крошечный офсайд. Однако и его FIFA пришлось занести в список судейских проколов.

Немного подпортило судейство и самый важный матч чемпионата. По крайней мере, у голландцев были некоторые основания после него считать, что англичанин Ховард Уэбб был более лоялен к испанцам, чем к ним, а у тренера проигравших Берта ван Марвейка — демонстративно снять повешенную на шею серебряную медаль прямо на подиуме. И у них наверняка еще долго в памяти будет крутиться два эпизода. Один — из концовки основного времени, в котором Уэбб не показал вторую желтую карточку Карлесу Пуйолю, схватившему рукой выходившего один на один с вратарем Арьена Роббена: для ведущего испанского защитника она означала бы удаление. Второй — из концовки дополнительного времени, в котором британский судья не назначил угловой, когда мяч после удара Уэсли Снейдера ушел за лицевую линию рикошетом от "стенки": вскоре после этого сборная Испании забила "золотой" гол.

Эмоции голландцев и их возмущение решениями Уэбба вынудили вспомнить о громком скандале, который разразился незадолго до чемпионата мира, в мае, когда на южноафриканском турнире был обнаружен слабенький "российский след". В центре скандала очутился глава Футбольной ассоциации Англии Дэвид Трисман. Издание The Mail on Sunday опубликовало расшифровку его разговора с любовницей, в ходе которого лорд Трисман заявил, что Испания, претендующая на право проведения чемпионата мира 2018 года, может снять свою кандидатуру в пользу России, если добьется от нее финансовой помощи для подкупа судей, которые будут обслуживать чемпионат мира в ЮАР.

Потом эти слова, естественно, были дезавуированы. Но прогнозистом Дэвид Трисман, надо признать, оказался неплохим, учитывая, что некоторую поддержку от судей испанцы и правда получили.

Впрочем, несмотря на это их победа кажется как раз стопроцентно закономерной и справедливой: испанский футбол с акцентом на атаку и красивые комбинации восхищал даже выбитых ими по дороге к финалу противников — португальцев, парагвайцев, немцев. Про решение FIFA провести эксперимент, подарив чемпионат мира Африке, этого сказать нельзя.


Именитые болельщики


Канцлер Германии Ангела Меркель

Канцлер Германии Ангела Меркель

Фото: REUTERS/Kai Pfaffenbach


Члены королевских семей Испании и Нидерландов

Члены королевских семей Испании и Нидерландов

Фото: REUTERS/Kai Pfaffenbach


Бывший президент США Билл Клинтон

Бывший президент США Билл Клинтон

Фото: AP


Английские принцы Уильям и Гарри

Английские принцы Уильям и Гарри

Фото: REUTERS/Mike Hutchings


Бывший президент ЮАР Нельсон Мандела с женой Грейс Машел

Бывший президент ЮАР Нельсон Мандела с женой Грейс Машел

Фото: REUTERS/Siphiwe Sibeko


Судейство на чемпионате в метрах


Чтобы выявить самую большую из судейских ошибок чемпионата, "Власть" решила измерить их в метрической системе. За победу боролись уругваец Хорхе Ларрионда, не разглядевший явный гол Фрэнка Лэмпарда в игре Германия--Англия (4:1), и итальянец Роберто Розетти, не заметивший офсайда, из которого аргентинец Карлос Тевес забивал в ворота Мексики (3:1). В измерениях мы отталкивались от определенных FIFA ширины вратарской площади (5,5 м) и глубины ворот (1,5 м). На представленных фотографиях видно, что ошибка Розетти почти в три раза больше ляпа Ларрионды.

Отличившиеся команды


Новая Зеландия. Самая непобедимая: на групповом этапе новозеландцы трижды сыграли вничью и выбыли из розыгрыша

Новая Зеландия. Самая непобедимая: на групповом этапе новозеландцы трижды сыграли вничью и выбыли из розыгрыша

Фото: AP

Мексика. Самая фолящая: 84 нарушения в четырех играх, в среднем 21 за игру

Мексика. Самая фолящая: 84 нарушения в четырех играх, в среднем 21 за игру

Фото: AP

Япония. Самая несчастная: за четыре игры против нее совершили 92 нарушения, в среднем по 23 за игру

Япония. Самая несчастная: за четыре игры против нее совершили 92 нарушения, в среднем по 23 за игру

Фото: AP

Нидерланды. Самая грубая: за семь игр голландцы нарушили правила 126 раз, получив 22 желтые карточки

Нидерланды. Самая грубая: за семь игр голландцы нарушили правила 126 раз, получив 22 желтые карточки

Фото: AP


Комментарии

Рекомендуем

обсуждение

наглядно

Профиль пользователя