Коротко

Новости

Подробно

Непереносимый Авиньон

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 50

Во французском Авиньоне заканчивается 64-й театральный Festival d`Avignon. Почему подобный фестиваль невозможно устроить в России, попытался понять корреспондент "Власти" Роман Должанский.


Не встречал человека, который, в первый раз попав в Авиньон во время фестиваля, не был бы захвачен и очарован атмосферой старинного города, до отказа наполненного театром во всех его формах — от веселой уличной самодеятельности на каждом углу до сложнейших спектаклей самых знаменитых режиссеров мира. На три июльские недели главный город Прованса словно превращается в некое отдельное государство, театральный анклав, обнесенный настоящими средневековыми стенами. Приезжие перемешиваются с местными, иностранцы — с французами, кажется, в это время здесь нет ни телевидения, ни политики, ни других искусств. Во всяком случае, все это отходит на второй план.

Гостей из России в Авиньоне с каждым годом все больше. Правда, нынешние руководители фестиваля наш театр не жалуют, и ни одного русского спектакля за последние несколько лет не привозили. Но зрителей все больше — раньше ездили только критики, потом стали интересоваться продюсеры, режиссеры и даже актеры. Заворачивали в Авиньон в последние годы и некоторые руководили субъектов федерации — не из "крепких хозяйственников", конечно, а из читающих культурные полосы СМИ образованных "модернизаторов". Крутили головами, фотографировали, записывали. И у каждого из них, насколько мне известно, возникала шальная мысль: а разве нельзя в нашем областном центре Х или симпатичном райцентре Y сделать что-нибудь вроде русского "Авиньона"?

Обосновать отрицательный ответ не так просто. Самый простой ответ — "большой фестиваль очень дорого стоит" — на самом деле давно не ответ: в иных регионах амбициозные руководители активизируют сейчас на культурные программы такие бюджеты, что и французы позавидуют. Гораздо убедительнее выглядят доводы, касающиеся инфраструктуры: из Парижа до Авиньона два с половиной часа на скоростном поезде или пять-шесть часов по автобану, найти места в окрестных дорогих гостиницах несложно. А у нас даже и до областных центров не то что не доехать — иной раз не долететь, гостиниц с разумными ценами мало, а театральных площадок на поверку и вовсе одна-две и обчелся.

На все это вроде бы можно ответить: проложим, построим, оборудуем. "Авиньон" тоже начинался с небольшой зрительской трибуны во дворе Папского дворца и артистов, играющих для местных зрителей чуть ли на коврике. Однако для рождения такого фестиваля нужен не один из тех осваивателей бюджетов, которые у нас пикируют коршунами на самопровозглашенные "культурные столицы", а харизматичный театральный романтик, способный заразить фестивальной идеей буквально все культурное сообщество. Такой, каким был во Франции великий актер и режиссер Жан Вилар, вывезший в 1947 году актеров своего Национального народного театра (а среди них, между прочим, Жерара Филипа и Марию Казарес) из столицы к народу, в провинциальный Авиньон. Дата важна: фестиваль родился в эпоху неподдельного воодушевления и национального единения. Еще один ответ на вопрос, почему сегодня в России ничего похожего на Авиньонский фестиваль не появится.

В июле Авиньон наполняется театром во всех его проявлениях

В июле Авиньон наполняется театром во всех его проявлениях

Фото: Роман Должанский, Коммерсантъ

Конечно, сегодня движущей силой фестиваля является уже не пафос культурной децентрализации. Хотя дрожжи социальной активности по-прежнему оказывают стимулирующее воздействие на авиньонское тесто. И демонстрации в защиту социальных гарантий работников театров, не говоря уже о дискуссиях на эти темы, которые проводятся здесь из года в год и на которые русские гости взирают как на очередное самодеятельное уличное скоморошество, важны для "Авиньона". Надо ли объяснять, что и этот социальный компонент цементирующего фестиваль раствора в любой российской культурной инициативе напрочь отсутствует?

Festival d`Avignon — очень демократическое по духу мероприятие. В России сколько-нибудь значимый бюджет события влечет за собой появление VIP-гостей, каких-нибудь выделенных в зале мест, отдельных дверей, где встречают чиновников и спонсоров. У фестиваля в Авиньоне тоже есть важные гости и спонсоры, но вход всегда один, а места в большинстве залов не нумерованы и занимаются по принципу "кто раньше пришел, тот лучше сидит". Я сам однажды видел великого и почитаемого Питера Брука, который, припоздав, не мог найти себе стул и готов был сидеть на ступеньке — кто-то уступил ему место уже в самый последний момент перед началом спектакля.

Фестивальное сообщество — главное условие существования и главное достояние Авиньона. Конечно, здесь собираются все директора театров, критики и продюсеры, драматурги и актеры. Но все же Авиньонский фестиваль делают не они, его делает публика, приезжающая в Прованс со всех концов Франции. Великолепно смешанная публика, состоящая из людей разных возрастов и уровней достатка. Их буквально тысячи и тысячи — этих людей, которые откладывают весь год деньги, чтобы потратить часть отпуска на "Авиньон", ходить с утра до вечера по спектаклям, пресс-конференциям, читкам, обсуждениям и чувствовать себя частью некого сообщества близких по интересам людей. Здесь много немолодых благообразных женщин, доброжелательных и строгих, любезных и очень требовательных к театру.

Спектакль «Chouf Ouchouf» («Посмотри и посмотри еще раз») зрители были готовы посмотреть еще раз — в нем о межэтнических конфликтах рассказывалось исключительно телесным языком

Спектакль «Chouf Ouchouf» («Посмотри и посмотри еще раз») зрители были готовы посмотреть еще раз — в нем о межэтнических конфликтах рассказывалось исключительно телесным языком

В России в гипотетический Авиньон будет некому ехать. И не потому, что у людей мало денег. Фактически у нас сегодня нет театральной публики: никто не променяет неделю в Анталье на фестиваль в областном Х или районном Y. Как вместо общества — электорат, так и вместо публики — отдельные зрители, не слишком требовательные и, как правило, не охочие до нового. Поэтому успех у нас часто неотличим от провала. А в Авиньоне очень даже отличим. Жадность авиньонской публики до театра оборачивается здесь открытыми реакциями, отчетливым разделением зала на негодующих и восторженных. В этом году, например, на нескольких спектаклях (даже на "Papperlapapp" знаменитого Кристофа Марталера) можно было наблюдать зрителей, кричащих вышедшим на поклоны актерам: "Дерьмо!" Пассионарные старушки разом превращаются из милых мадам в разгневанных фурий — но в этом тоже прелесть Авиньонского фестиваля, свидетельство его витальной энергии.

В нынешнем году директор фестиваля Венсан Бодрийе вместе с им же приглашенными художественными руководителями, упомянутым уже Марталером и французским писателем Оливье Кадьо, решили, кажется, испытать терпение публики — в программе оказалось немало музыкальных и пластических спектаклей, весьма радикально атакующих зрительское сознание. Французский театр, как и прежде, очень логоцентричен, французы любят слушать свой красивый язык, но слов на этом фестивале не так уж много. Да и пьесы в традиционном понимании этого слова лежат в основе меньшинства включенных в афишу фестиваля спектаклей. В этих условиях ориентироваться приходится не на названия, а на репутацию режиссеров: конечно, спросом пользовались "Процесс" Кафки, поставленный в мюнхенском театре "Каммершпиле" Андреасом Кригенбургом, спектакли всемирно известных бельгийских хореографов Анны Терезы де Керсмакер и Алана Плателя, швейцарского режиссерского дуэта Мартина Циммерманна и Димитри де Перро, самобытного французского постановщика венгерского происхождения Жозефа Наджа. Однако успех этих мастеров в своих странах вовсе не гарантировал им теплого приема на Festival d`Avignon: у авиньонской публики собственная гордость, на чужие авторитеты она не падка. И в этом еще один урок "Авиньона", который у нас пока еще некому усваивать.

Как попасть на Авиньонский фестиваль

Вечный спутник Festival d`Avignon — фестиваль "Офф" (Off), огромная театральная ярмарка, на которую может попасть любой желающий. Она не стоит городу Авиньону ни копейки, а еще и приносит огромный доход местной казне.


Руководители Festival d`Avignon (главный фестиваль, который собственно и имеет право называться Авиньонским) по традиции относятся к программе "Офф" свысока: мол, "оффники" стали приезжать в Авиньон гораздо позже, когда "главный" фестиваль уже заработал городу репутацию летней театральной столицы. На самом деле никакого противостояния нет, места хватает всем, а два фестиваля — форум профессионалов и свободный рынок — конечно, подпитывают друг друга.

На фестивале "Офф" всегда можно встретить кого-то из соотечественников. Мурад Амирханян девять лет назад приехал из Еревана в Париж. Учился вокалу, после получения диплома остался во Франции. В этом году он впервые приехал в Авиньон на фестиваль "Офф" — позвала его аккомпаниатор. Каждый день в половине третьего они вдвоем дают спектакль-концерт в одном из маленьких авиньонских театриков, бас-баритон Мурад поет арии из опер Верди и Доницетти, Россини и Гуно. И до, и после него в этом же зальчике играются другие представления (шесть-семь названий в день — принятая норма в июльском Авиньоне). Перерыв между спектаклями иногда всего полчаса, нужно быстро убрать свой реквизит, чтобы дать время актерам из следующего спектакля подготовиться.

Вечерами Мурад ходит по городу и, подобно прочим участникам "Оффа", раздает прохожим открытки с приглашением на свой спектакль. Живет в небольшой съемной квартире, на неделикатный вопрос, сколько заработает за этот месяц, только машет рукой, объясняет, что приехал в Авиньон, для того чтобы узнали, заметили: "Здесь собираются всякие продюсеры, авось, заглянут, предложат работу". Этот мотив каждый год приводит в Авиньон еще много тысяч таких же актеров — они не ищут легкого заработка, а надеются, что приметят, оценят, пригласят куда-то еще.

На фестиваль "Офф" все участники приезжают за свои (или за спонсорские) деньги. Здесь никого не ждут, но никому и не отказывают, главное — заранее найти себе площадку для выступления и жилье. Лучше всего позаботиться об "Авиньоне" зимой, иначе придется играть в десять утра, а жить за городом. Во сколько обойдется участие в фестивале, посчитать несложно. Арендовать самый маленький зал (мест 20-30) можно меньше чем за €2 тыс. на весь фестиваль, приличную студию с кухней — за €1 тыс. Так что любой человек может стать участником "Авиньона" — если прибавить к трем упомянутым тысячам расходы на дорогу, на рекламные листовки и не забыть оставить немного на пропитание, в принципе в €6-7 тыс. можно уложиться. И даже если на спектакль вообще ни разу никто не придет, то есть не удастся выручить ни одного евро, сумма, за которую всю последующую жизнь можно будет называть себя участником Авиньонского фестиваля (что, конечно, лукавство), оказывается не такой уж большой. Тем более что в России такого фестиваля все-таки не будет.

Роман Должанский


Комментарии
Профиль пользователя