Коротко

Новости

Подробно

Хасидское шоу оказалось не очень ортодоксальным

Матисъяху спел в Зеленом театре

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 11

Гастроли рок

В Зеленом театре ЦПКиО имени Горького выступил самый известный в мире любавичский хасид Матисъяху — американский исполнитель регги, известный своей эксцентричной манерой демонстрировать свою веру на людях. БОРИС БАРАБАНОВ не увидел на концерте ничего по-настоящему радикального, кроме внешнего вида зрителей.


Американские журналисты сделали все для того, чтобы люди шли на концерты Матисъяху (настоящее имя Мэтью Пол Миллер) не то что с интересом, но даже с некоторой опаской. С обложки самого успешного альбома певца "Youth" (2006) глядел молодой хасид с телосложением одесского биндюжника. О нем ходили разные истории, смысл которых сводился к тому, что поп-музыка еще не знала артиста, который так рьяно пропагандировал бы собственные религиозные взгляды. Можно было предположить, что с первых минут концерта он начинает агрессивно проповедовать, потрясая Торой под вой гитар. Корреспонденту "Ъ" удалось переброситься с Матисъяху парой слов перед московским концертом. Певец оказался двухметровым субъектом крайне субтильного телосложения, к тому же с изрядной сединой. Попросту говоря, Матисъяху выглядит старше своих лет. В Москве он отпраздновал 31-й день рождения.

Надо отдать должное организаторам, еврейскую тему на мероприятии они отыграли на все сто. Зрители, среди которых оказалось достаточно респектабельных господ в ермолках, никак не выдававших хотя бы приблизительное знакомство с альтернативной музыкой, коротали время до выхода Матисъяху на сцену, поедая фалафель и попивая коктейли с названиями типа "Кошерный мохито" или "Изя — все!". Сам же певец, похоже, совсем не собирался с ходу обрушивать на зрителей ослепительное еврейское шоу. В "черном кабинете" сцены разместился минимум аппаратуры и инструментов — гитара, барабаны, бас, клавишные, скромный набор усилителей и педалей. "Вертушки" же понадобились только "разогревавшему" Матисъяху диджею.

Поначалу одетый в белое и голубое певец просто ходил, покачиваясь, по сцене и читал речитатив, уткнувшись взглядом в пол. Он в общем-то не очень стройно пел, а ритм-секция работала на вполне обычном ремесленном уровне. Аккомпаниаторы продемонстрировали убедительные образцы как разнообразных музыкальных стилей с акцентом на слабую долю, так и альтернативного гитарного рока. Две трети шоу в Зеленом театре прошли в режиме, знакомом по здешнему выступлению Ману Чао годичной давности. На зрителей равномерно накатывались волны регги, то замедленного и обработанного электроникой до состояния клубного андеграунда, то разогнанного до максимальной степени прыгучести. Ману Чао так играл весь концерт. Матисъяху же сумел перевести энергию живого выступления в иной музыкальный пласт. Сыграв протяженную и хитро закрученную версию заглавной песни альбома "Youth", его группа ощутимо добавила в звук электроники и практически ушла в клубное звучание, почти в рейв. Матисъяху стал меньше петь, музыка свелась к самым элементарным и действенным составляющим, и стало ясно, что в случае с этим исполнителем два часа не бог весть какого зрелища можно, в отличие от Ману Чао, пережить и без каких-либо бодрящих субстанций.

На крики "Happy birthday!" он отвечал: "Лэхаим". Некоторые зрители отчаянно пытались углядеть в его манере что-то особенно ортодоксальное хасидское: "Смотри, у него ермолка упала, это же скандал, он тут же голову платком покрыл!" Эту самую ермолку Матисъяху охотно и многократно снимал в кульминационный момент вечера — во время исполнения песни "One Day". Несмотря на то что, по заверениям журналистов, духовные учителя не рекомендуют певцу прыгать в толпу, он тем не менее двинулся сначала по краю оркестровой ямы, а потом, сняв с плеч платок, улегся на руки поклонников и поплыл по ним, смешно загребая руками в этом невероятном кроле. В его выражении лица в этот момент была даже какая-то покорность. То есть то ли ему уже надоело повторять этот трюк из вечера в вечер, то ли он внутренне готовился к выволочке от старших товарищей.

Однако главная прелесть концерта Матисъяху состояла не в этом, она была видна, только если повернуться к сцене спиной. Концерты исполнителей регги и ска собирают в Москве самую пеструю и разношерстную публику. Еврейский акцент мероприятия добавил в аудиторию, с одной стороны, людей старшего поколения, которые пришли из любопытства и старались соответствовать, с другой — молодых бородачей, похожих на главного героя глазами и повадками. Они смешались с традиционным летним московским табором и добавили ему пряного колорита. Фотографы не уставали щелкать затворами. Такого количества фриков в одном месте не собиралось очень давно.

Комментарии
Профиль пользователя